Малый бизнес

 
Малый бизнес –
символ, но не конкурент
автор: Анатолий Вдовенко
Малый бизнес в современной экономике неустойчив. По данным американской статистики в первый год после создания разоряются 80% малых предприятий, а в течение 5 лет – 92%. Из 100 тыс. индийских предприятий, определяемых статистикой как большие, 83% составляют малые. В Великобритании каждое третье из вновь созданных малых предприятий прекращает своё существование через 3 года, а через 6 лет после регистрации выживает только 35% таких предприятий. В Германии ежегодно создаётся около 40 тыс. предприятий малого бизнеса, и в то же время 20–25 тыс. признаётся банкротами.
 
Численность малых предприятий, приходящаяся на тысячу жителей, в России меньше в 6 раз, чем в Германии, в 7,5 раз, чем в Великобритании, в 13 раз, чем в США
 

Не в лучшем положении находится и российский малый бизнес. Численность малых предприятий, приходящаяся на тысячу жителей, в России меньше в 6 раз, чем в Германии, в 7,5 раз, чем в Великобритании, в 13 раз, чем в США. Роль малого бизнеса в общественном производстве России также существенно разнится: от 15–17% ВВП в России до 50–60% в развитых странах мира, где малые предприятия являются основными создателями дополнительных рабочих мест. Это связано, прежде всего, со скромными размерами сектора малого предпринимательства. В 1995 г. в России насчитывалось более 900 тыс. малых предприятий. На 1 апреля 2005 г. число зарегистрированных малых предприятий составило 989 тыс., а на 1 января 2007 г. – 1032 тыс., т.е. за двенадцать лет значительного увеличения их количества не произошло.

Торговля и сфера услуг являются наиболее распространёнными сферами деятельности малого бизнеса, на них приходится более 72% оборота всех малых предприятий. На промышленность и строительство – 13,6% и 7%. Все другие отрасли – менее 10%. Тяготение к функционированию малого бизнеса в нефондоёмких отраслях определяется незначительностью капиталозатрат на формирование основных фондов. В инвестиционной активности прослеживается стагнация – инвестирование в малом бизнесе составляет чуть более 3% от общих инвестиций в основной капитал, что отчасти объясняется нестабильностью существования субъектов данного сектора. Численность людей, занятых на малых предприятиях, не превышает15% трудоспособного населения.

Средняя заработная плата на малых предприятиях традиционно ниже, чем на крупных. Это объясняется тем, что на них занята менее квалифицированная рабочая сила, а в её составе больше работников, подвергающихся дискриминации: молодёжи, людей пожилого возраста, сельского населения.

В США разрыв в средней заработной плате между крупными и мелкими предприятиями составляет 10–15% , в Японии до 40%.

Во Франции владельцы малых предприятий по уровню доходов занимают среднее положение между крупными и мелкими торговцами, а по уровню личных сбережений и объёму ликвидности – между торговцами и квалифицированными рабочими. В Великобритании средний годовой доход индивидуального собственника лишь на 25% превышает средний заработок наёмного рабочего при большей продолжительности рабочего дня.

«Миттельштанд» (определение малого бизнеса, принятое в Германии) проигрывает крупным фирмам в оплате труда и в дополнительных социальных льготах. В большинстве фирм с численностью до 200 человек нет ни одного (!) работника с высшим образованием. В категории фирм от 201 до 300 человек лишь половина располагает таким работником.

Для всех развитых стран характерна прямопропорциональная зависимость между валовым годовым заработком работника и размером предприятия. Так, работник на фирме с численностью до 100 человек получает по отношению к работнику, занятому на крупной фирме (500 и более человек) в ФРГ 90% заработка, в Японии – 77%, в США – 57%. Высокий показатель уровня оплаты в ФРГ объясняется наличием системы тарифных соглашений между профсоюзами и предпринимателями, единых для всех предприятий отрасли.

Количество сверхурочных часов, приходящихся на одного работника малого предприятия, гораздо больше, чем работника крупного. Только на благополучных в финансовом отношении малых предприятиях существуют повышенные часовые ставки за переработку. На остальных сверхурочные часы компенсируются «отгулами», или никак не компенсируются.

В России на предприятиях малого бизнеса распространены теневые формы заработной платы, сокращение объёмов трудовых и социальных гарантий наёмных работников. Это отрицательным образом влияет на динамику развития всего малого бизнеса, делая его непривлекательным для высококвалифицированных специалистов, способных максимально (высокорентабельно) использовать его потенциальные возможности.

Практически во всех странах по показателю производительности труда малый сектор занимает подчинённое положение. Согласно данным по Европейскому союзу, средняя производительность труда ниже в тех отраслях, где преобладают малые и средние предприятия, например, в строительстве и мелкой розничной торговле.

В Великобритании на долю малых и средних предприятий приходится 36% рабочей силы страны и только 21% внутреннего товарооборота, что соответствует относительной производительности труда в 58%. И это с учётом средних предприятий, эффективность которых значительно выше. Ненамного лучше обстоит дело в других странах: в Японии данный показатель составляет 67%, в Италии – 78%, в США – 92% . В России производительность труда в малых предприятиях в 2 раза ниже общеэкономического уровня.

Таким образом, специфика малых предприятий объективно предопределяет их более низкую фондоотдачу и рентабельность по сравнению с крупными и средними. Имеющийся в отдельных случаях перевес данных показателей в пользу малого бизнеса объясняется технологическими и отраслевыми факторами, особенностями  номенклатуры производимых товаров, работ, услуг, а также причинами институционального характера (налоговые льготы, стабильная законодательная база, льготное кредитование, отношение местных органов власти и т.д.).

В целом сектору малого предпринимательства свойственны относительно низкая доходность, высокая интенсивность труда, сложности в широкомасштабном внедрении новых технологий, ограниченность собственных ресурсов, острая конкурентная борьба.

Малый бизнес в целом менее рентабелен, чем крупный. Даже в сфере услуг, которая считается благоприятной для развития малого бизнеса, доминирующее положение занимает крупный бизнес. Образование крупных магазинов-супермаркетов происходит на фоне закрытия мелких малоэффективных продовольственных лавок. Подобная тенденция вытеснения малого бизнеса крупным наблюдается во многих странах, в том числе и в России. Узкий ассортимент предлагаемых товаров и услуг делает предприятия малого бизнеса легко уязвимыми.

Малый бизнес отстаёт также во внедрении новых технологий (несмотря на то, что более половины крупных изобретений и открытий XX столетия было осуществлено независимыми изобретателями или мелкими предпринимателями).

В России сложившаяся система хозяйствования практически не даёт возможности небольшим производствам проявить свои преимущества. Малые и средние предприятия, экспериментальные и опытные производства при НИИ и НПО составляют сегодня один из наиболее отсталых элементов экономики. Небольшие предприятия хуже обеспечиваются новой техникой и ресурсами, имеют плохую технологическую оснащённость, высокую долю ручного труда и, как следствие, низкую рентабельность и ориентацию на мелкосерийную продукцию. Технопарков в России пока очень мало, их количество, а главное, материальная и финансовая база, не позволяют реализовать даже  имеющийся интеллектуальный потенциал и удовлетворить спрос на инновационную продукцию.

Некоторые исследователи полагают, что перспективы развития рискового финансирования в России объективно тесно связаны с развитием финансово-промышленных групп. Данное положение стало возможным вследствие перенакопления капитала крупнейшими монополистическими корпорациями. Именно они создают очень сложную по свому плетению ткань экономических отношений, которые ошибочно было бы отождествлять лишь с мелким бизнесом. Наиболее яркими, многогранными формами венчурного взаимодействия монополистического капитала с мелким бизнесом стали такие современные инфраструктурные образования, как «научно-технические парки», «технополисы». Налаживание взаимодействия финансовых групп с малыми инновационными фирмами и специальными инновационными структурами помогло бы разрешить противоречие между невостребованностью огромного научно-технического потенциала и необходимостью обновления технологической базы почти всех отраслей российской экономики. Иначе говоря, развитие венчурной деятельности на основе малого бизнеса должно быть подготовлено крупным бизнесом. Малый бизнес наиболее эффективен в инновационной сфере, где он может, проявляя ему одному присущую гибкость, производить диверсифицированный товарный ассортимент. Успехи небольших фирм, функционирующих в высокотехнологичных отраслях, вне технополисов менее впечатляющи.

Широкое развитие франчайзинговых, субподрядных форм малого бизнеса говорит не о развитии самого сектора малого бизнеса, а об успешной деятельности в этой сфере крупного бизнеса, т.к. франчайзинговые фирмы сами по себе не являются самостоятельными и полностью зависят (зачастую и создаются) крупным бизнесом. Устойчивость интегрированного с крупным малого бизнеса сравнительно невысока, поскольку существование малого бизнеса всецело зависит от крупного. При неблагоприятной рыночной среде разоряется в первую очередь независимый малый бизнес, затем малый бизнес, кооперированный с крупным. Малый бизнес в данном случае является своеобразным амортизатором, способным сглаживать рыночные колебания в первую очередь для крупного бизнеса.

Таким образом, малый бизнес не может быть самостоятельным, устойчивым сектором современной монополизированной экономики. Он нуждается во всесторонней поддержке со стороны государства и других органов. Без такой поддержки малый бизнес не сможет стать формирующим компонентом той экономической среды, которую называют рыночной экономикой. Малый бизнес является символом свободной конкуренции, вносящим свой вклад в экономический рост страны,  решение проблем занятости населения, повышении его доходов. Поэтому малый бизнес необходим в современной экономике и нуждается в поддержке.

Однако надо разграничивать малый бизнес на кооперированный с крупным и независимый. Поддержку следует оказывать только независимому малому  бизнесу, поскольку малый бизнес, кооперированный с крупным, пользуется поддержкой последнего.

Несмотря на все свои проблемы, малый бизнес необходим в экономике, т.к. выполняет многогранную роль для создания свободной конкурентной рыночной среды. Именно поэтому в большинстве стран малому бизнесу оказывается всесторонняя поддержка.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий