Город

 
Десять проектов,
которые потрясут Тверь
автор: Алексей Жоголев
Начало 90-х годов для мирового архитектурного сообщества связано с явлением получившим название «Большие проекты Парижа», когда столица Франции сначала провела серию амбициозных международных конкурсов, а затем реализовала самые яркие проекты победителей, на десятилетие приковав к себе внимание архитекторов, девелоперов, риэлтеров и туристов. К началу нового века подобный опыт комплексной реконструкции был реализован с еще большим размахом в Берлине. Следом за ними волна комплексных реконструкций прокатилась по земному шару через Лондон, Барселону, Дубаи, Шанхай, Сеул, Токио, Даллас и сегодня будоражит обывателей Москвы и Санкт-Петербурга. Москва-Сити строится с оглядкой на Дефанс, Газпром в Питере посматривает на восток.
 
Каждый год в городе должен появляться новый яркий объект, формирующий очередной градостроительный узел
 

Уроки, вынесенные из опыта «Больших проектов», выучены зарубежными девелоперами, как «Отче наш»:  успешный альянс девелопмента и архитектуры является залогом прибыльности и яркости проектов. Чем мощнее идея, чем эксклюзивнее проект, тем привлекательнее  предложение и рентабельней результат.

Тверь – это город столичных амбиций, в прежние времена всегда служивший полигоном для старта градостроительных и политических экспериментов (Михаил Тверской и объединение русских княжеств, регулярная планировка генерального плана и трехлучье улиц, образцовая застройка и «единая фасада» по набережной, новая послевоенная планировка и генплан мастерской Колли …).

Тягаться с Москвой и Санкт-Петербургом бесполезно в финансах, но стоит в идеях – рациональных для социума, эстетически ярких, стратегически рентабельных. Москва, чтобы «отличиться на мазурке», ввалит в одиозные планы стабфонд страны; Тверь, реализовав программу из десяти рациональных проектов, засверкает жемчужным блеском.  

Позволю себе, не претендуя на эксклюзивность идей и полноту перечня насущных задач, обозначить ряд стратегических проектов, реализация которых преобразует город не только функционально и эстетически, но и ментально, восстановив утраченную за годы советского безвременья харизму существования. 

Мосты

Как минимум четыре новых моста требуется городу для полноценного функционального развития. А лучше двадцать четыре. Мосты – это связи, это перспективы, это четвертое измерение пространства и времени, они концентрируют и кристаллизуют физиологический раствор по имени Город. Мосты – это экзистенция жизни.   

Вдохнуть энергию в залинейный район города поможет пробивка проспекта Чайковского за железную дорогу.

Развязать транспортный коллапс в центре поможет мостовой переход через Волгу в районе Петербургской заставы и химбазы.

Пешеходный мост через Тьмаку в продолжении набережной Степана Разина оживит пространство вокруг Дворца спорта и умершего стадиона, увеличив вдвое волжский променад, а мост с проспекта Чайковского в сторону рынка реанимирует покоящееся в коме Затьмачье. Эстетика мостов необычайно преображает среду города, Санкт Петербург, Лондон и Прага – наши «путеводные» звезды.

Сегодня вокзалы обслуживают только половину города. Вторую половину они блокируют. Октябрьская железная дорога отрезает залинейный район, он сегодня имеет самый низкий показатель рентабельности и деловой активности. Застройка, сложившаяся за железной дорогой больше напоминает гнойник, чем город XXI века.  Одно движение скальпелем опытного хирурга, одно решение – пробить проспект Чайковского  за железную дорогу – и центр города увеличится вдвое. Нарыв рассосут примочки инвесторов, а вокзалы заработают на весь город, став действительно транспортным узлом.

Набережные

Привычная патетика фраз «город на берегах четырех рек» или «древний волжский город» лукаво умалчивает о том, каким местом мы сидим на этих берегах. Девяносто процентов береговых территорий, самых перспективных в эстетическом и экономическом плане – задворки промышленных и складских предприятий, заваленные мусором «неудобья» и дикие заросли. Набережная Степана Разина должна продолжиться как минимум до Восточного моста в одну сторону и до Серебряковской пристани, что в Красной слободе, в другую. Левый берег Волги ждет преобразований от Дорошихи до Старой Константиновки. Тверца должна обрести набережные от Киселево и Исаевского ручья до впадения в Волгу, Лазурь – от Московского шоссе до проспекта Чайковского, а Тьмака – от Желтикова монастыря до Краснофлотской набережной.

Экономика программы «Тверские берега» может выстроиться на предложении инвесторам комплексной застройки вдоль рек на территориях свободных  или подлежащих реконструкции. Основными условиями должны быть требования по достижению яркого гармоничного силуэта застройки и участия в комплексном благоустройстве и берегоукреплении склонов рек. Поверхностный анализ позволяет сказать, что кроме преображения силуэта, улучшения среды проживания вместе с набережными город может получить до 500 000 квадратных метров качественного жилья и общественных зданий. Ориентиром программы могут быть набережные Санкт-Петербурга, Ниццы, Будапешта.

Охраняемый ландшафт или урбанизированный парк

В самом центре города по берегам реки Тьмаки раскинулась заросшая, заболоченная пустошь. Это 100 гектаров, удобных для сброса отходов, свалки бытового и строительного мусора. Здесь собирают грибы, роют червей для рыбной ловли и выпивают. Нога цивилизованного человека туда не ступала. Почему эта территория, как заговоренная, не интересует город и застройщиков? Интересует, но регламент зоны охраняемого ландшафта бьет, как говорится, интересантов по рукам. Комитет по охране культурного наследия, к сожалению, охрану ландшафта истолковывает чрезмерно конкретно – охранять, значит не пускать. Смею заметить, такая неприкосновенность губит территорию – мелеет река, не укрепляемые берега размываются, дико растущие деревья активнее любого застройщика изменяют панорамность восприятия ландшафта, лишают его плановости, скрывают рельеф и само наличие исторической окружающей застройки. В результате охраняется некая биомасса, рассадник грызунов, мух и кровососущих, а пойма Тьмаки превратилась в Зону … умирающего ландшафта. Комитету по охране культурного наследия следует поменять свое понимание термина «охраняемый ландшафт», и тогда совместная с ним городская программа «Тьмацкий бульвар» сможет реанимировать заметную часть города, увеличив вдвое исторический центр, задаст новый стимул экономическому развитию территории, разгрузит от лишних функций Городской сад. В пойме реки могут найти место все функции города, в гармонии с рекой, зеленью и регламентом градостроительной зоны. Аккуратная застройка, фланкирующая берега, эффектно подчеркнет великолепные изгибы реки, а арки мостов сделают территорию доступной для пешеходов и транспорта.

Аэропорты

Свой аэропорт в областном центре – не только статусный фактор, это индустриальный магнит, притягивающий к себе целый сектор реальной экономики.

После расположения вдоль трассы Москва – Санкт Петербург комплекса аэропорта с отелями, парковками и терминалами, будет занято весьма важное стратегическое положение. С одной стороны – хорошая доступность для города и области, с другой – удобный резерв для двух столиц, с третьей – стимул развития единой Северо-западной линейной агломерации.

Уверен, экономика проекта не подлежит сомнению, а социальный аспект значим уже тем, что тверским жителям не придется лишний раз торчать в московских пробках, безнадежно опаздывая на свои рейсы из столицы.

Сегодня два аэродрома для Твери, как пингвины – крылья есть, а летать не могут. Пассажирские и грузовые авиаперевозки, малая авиация – направления очень перспективные, сдерживаемые только законодательством о двойном назначении. Область размером с Францию не имеет своих гражданских аэропортов. Такая ситуация будет продолжаться не долго, прорвет малую авиацию на Российских просторах, попрет она изо всех щелей, а в городе приземлиться негде. То есть приземляйтесь, пожалуйста, но на сервис, разгрузку, заправку, услуги не рассчитывайте. Неоспоримо, аэропорты надо развивать. Тогда требуют решения другие, связанные с ними проблемы:  Мигаловскую взлетно-посадочную полосу следует развернуть, она шарашит через весь город, вопреки всем нормам и правилам. Змеевский аэродром надо, во что бы то ни стало, уберечь от железной пяты будущей скоростной автомагистрали. Воспользоваться магистралью и развить аэродром, а он очень перспективен в коридоре Европа – Санкт Петербург – Москва, как промежуточный пункт для малой авиации.

Университет и Пролетарка

В одной из статей («Точка роста» № 8) я уже затрагивал тему реконструкции Морозовского городка и университета. Пишу на эту тему вновь, пытаясь заложить идею в умах читателей.  Поиск новой функции для памятника градостроительного искусства, комплекса жилых зданий Морозовской мануфактуры, в которых сегодня,  в жутких коммунальных условиях, проживают люди, привел меня к парадоксальной мысли о размещении в этих зданиях комплекса университета. Дело в том, что никак не могу я привыкнуть к концепции размещения университетского комплекса на Соминке, к концепции изоляции носителей культуры от центра города.

Первым шагом в направлении сближения двух тем – Морозовский городок и Университет – может стать обсуждение вопроса совместной комиссией, включающей ключевых лиц областной и городской администраций, образования, охраны памятников, ЖКХ и градостроительства. Вторым шагом будет согласование методологии на уровне соответствующих министерств. Третий шаг – конкретные планы и мероприятия по увязке интересов, связанных с собственностью и финансированием.

Университет в Морозовском городке – это уровень Кембриджа, со своим миром, характером, историей и архитектурой. 

Чем быстрее случится реакция на предлагаемую концепцию, тем меньше средств будет вложено в строительство нового корпуса на Соминке, тем быстрее жители Морозовских казарм начнут получать благоустроенное жилье, тем быстрее начнутся реставрационные работы на объектах Морозовского городка, находящихся в аварийном состоянии. Сложно совместить интересы нескольких ведомств (почти невозможно), велика административная инерция, но эффект от взаимодействия может превзойти все ожидания.

Сегодня в городе есть две несвязанные между собой проблемы – строительство университетского городка и строительство жилья для расселения жителей из казарм Пролетарки. Может, поменять слагаемые: строительство городка для жителей казарм и размещение университета в Морозовском городке. Перспективы безнадежные, но очень заманчивые.

Южный 2

Самой злободневной темой для горожан всегда является жилье, которого всегда не хватает. Со строительством жилья начинает ощущаться нехватка социальных объектов, а затем и мест приложения труда. Концепция района Южный – 2 (статья «Размышления у парадного подъезда»  в «Точке роста» № 2 за 2007 год), гармонично объединяющая социальные и экономические задачи, способна материализовать программу Национального проекта «Доступное жилье гражданам России» на тверской земле. А в сочетании с динамично формируемой индустриальной зоной Боровлево (ее официальное открытие случилось в конце ноября) делает реализацию нацпроекта логичным на территории, лежащей между окружной дорогой и микрорайоном Южный. Экономика проекта рассчитывается, исходя из 600 000 квадратных метров жилья и 150 000 квадратных метров общественных и социальных объектов.

Кремль и Спасский собор

Уже второй десяток лет восстановление Спасского собора перед Путевым дворцом движет умами жителей Твери. Спору нет, восстановление тверской святыни и градостроительной доминанты – дело праведное. Градостроительный аспект этой задачи соприкасается с темой Тверского кремля, точнее, с идеологией места, где находился Кремль. В прошлом оно было средоточением, квинтэссенцией духовной и светской жизни. Вернуть месту кремлевский дух, при этом не скатившись до имитации древних построек, – возможно, одна из самых сложных, но достойных задач, которую сразу и не сформулируешь. Уникальность места требует уникальности решения. Серия архитектурных конкурсов позволит сформулировать задачи реконструкции территории, а набор представительских функций  начинит идею реалиями воплощения.  В теме возвращения городу былого столичного блеска, с кремлевским стержнем в планировке застройки, первым шагом может стать строительство собора.

Реконструкция центральных кварталов (Торговые ряды, пешеходные зоны)

Рано или поздно власти городов перестанут бояться уплотнения застройки центров, перестанут говорить о комплексной застройке пустырей, как единственно возможной, и тогда обнажатся бездны, скрываемые в недрах кварталов. Придуманная Лужковым и тиражированная по России антипатия к точечной, уплотняющей застройке – лукавство, скрывающее нежелание влезать в проблемы реконструкции и реставрации ветхих строений. Впрочем, и это тоже лукавство, потому как лукавство политиков – их капитал. Хотим мы того или нет, плотная застройка европейских городов сегодня – это наше грядущее завтра. Российские города еще сравнительно молоды в понимании дефицита земли. Высокая концентрация застройки имеет свои плюсы и минусы. Ее минусы не так опасны в сравнении с минусами вялого, дисперсного центра, растягивающего на километры ветхие инженерные сети, не справляющегося с реконструкцией дорог, поддержанием должного уровня благоустройства, затратами на коммунальные услуги и т. д. Вялый центр не интересен для потребителя, соответственно не рентабелен для города. Так вот, когда здравые политики-хозяйственники задумаются над рентабельностью центров в российских городах, наступит Европа. Пока же в Вологде, Костроме, Пскове отчаявшиеся жители центра выжигают свою недвижимость, в надежде таким путем построить на ее месте, что-нибудь выгодное. В Твери другой коленкор. В Твери созрели предпосылки к формированию программы «Центр» по реконструкции центральных кварталов. Все-таки не случайно Тверь не по-московски столичный город. Замостили пешеходную улицу – значит, завтра начнется шевеление в прилегающих кварталах. Одним из интереснейших проектов в условиях исторического центра города может стать восстановление торговых рядов постройки Карла Росси, располагавшихся ранее на месте Тверской площади (это Вам не мини-рынок). Восстанавливая градостроительную ткань города, есть возможность вернуть центру утраченную функцию, которую не смогли достойно заменить ни базары, ни универмаги. Изобретенная однажды форма торгового объекта не потеряла актуальности до сих пор. Торговые ряды удачно размещались в городской среде. Сегодня их отсутствие в Твери лишает центр города колорита и строгости организации торговли на фоне мыльных пузырей с гигантской рекламой товара на вес, торчащих из каждого окна. К слову сказать, и реставратор и хмурый краевед идею восстановления торговых рядов Росси воспримут позитивно.

Карьер

Превращение карьера, не благоустроенного, но излюбленного места отдыха горожан в курорт, причем круглогодичного использования – тема, витающая в воздухе уже больше десятка лет. Только подход к теме нужен не локальный, мол, взять кусок берега в аренду, слегка почистить, огородить забором и брать деньги за вход, а масштабный.  Мероприятия, которые необходимо провести, помимо строительства отелей, ресторанов, развлекательных центров, паркингов и пляжей – это очистка и углубление дна водоема, берегоукрепительные работы, прокладка дорог и инженерных сетей. Возможно, следует использовать узкокалейную ветку для пуска скоростного трамвая вокруг карьера. Не надо забывать и о муниципальной зоне для бесплатного отдыха. Стоит только начать – от инвесторов, желающих принять участие в реализации комплекса, не будет отбоя.  Планка устанавливается не ниже уровня курортов на озере Гарда или  Балатоне. Последние, кстати, в межсезонье пустеют, а у нас сейчас растет спрос на зимний отдых.

Дороги

Среди всех перечисляемых в этой статье проектов только этот не предполагает прямого экономического эффекта после реализации. Реализация целевой программы «Дорога» повышает эффективность всех остальных проектов.  Суть его в одномоментной качественной, комплексной реконструкции основных магистралей и улиц города, с расширением проезжей части, организацией парковок, реконструкцией проложенных под проездами сетей.

Разовые затраты на качественную реконструкцию дорог дешевле ежегодных ямочных ремонтов. Проводя конкурс на работы по благоустройству или покраске фасадов, надо исходить из принципа – качество от цены не зависит. Эстетика и качество выполнения работ – величины постоянные в истории человечества. Желание списать брак на нехватку денег – тоже тема вечная. Как то вот: по Римским дорогам можно ездить через тысячу лет, наши приходится ремонтировать каждый год.

Время пришло!

Качество архитектурных и градостроительных решений – ярких, острых, порою спорных – способно оттачиваться в конкурсной борьбе проектов, идей и таланта.  Каждый год в городе должен появляться новый яркий объект, формирующий очередной градостроительный узел. Пришла пора ставить макрозадачи, город способен совершить прорыв в архитектуре и градостроительстве. На это способна и власть, понимающая, что след, оставленный на годы вперед, это ее политический капитал, вложенный в сознание граждан под будущие проценты голосов.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:

Здравствуйте!
Прожив достаточно в Твери, лишь вчера (заинтересовало увиденное из окна вагона по дороге в Питер) добралась-таки до Морозовского городка. Возвращаясь, потрясенная (радостно - красотою замысла артихектурного, печально - запустением) мысль лелеяла - это же Университетский городок!.. Рада, что не единственна в этом видении его дальнейшей судьбы. Дай-то Бог!
15.06.10 Маринова Наталья

Наталья Маринова

геофизик, лингвист
15.06.2010

Оставить свой комментарий