Слуга народа

 
Я старался как мог автор: Александр Корзин

– Александр Борисович, в 2012 году мы с вами делали большое интервью о задачах, стоящих перед вновь избранным главой города. Настало время «собирать камни». То есть подвести итоги – что удалось и что не удалось...

– Большинство руководителей раздражаются, когда их спрашивают о промахах и ошибках, но я к этой категории не принадлежу.

– Прекрасно. Тогда давайте сначала поговорим о том, что из намеченного в 2012 году удалось воплотить в жизнь, а далее перейдем к тому, что не удалось, и почему.

– Давайте. О хорошем говорить, конечно, приятнее.

Расскажу о главном, чем по праву может гордиться уходящий состав Думы и я лично. Большинство жителей Твери, которые обращались к нам со своими проблемами, находили в этих стенах понимание, поддержку и помощь. За неполные пять лет удалось решить массу вопросов, которые «висели» годами.

Простой пример. Многие годы на верхних этажах нескольких домов по ул. Учительской не было горячей воды – она просто туда не поступала. Не знаю, что мешало заняться этим вопросом раньше, быть может, предыдущая власть вообще была не в курсе этой беды. Я обратился за помощью к (уже бывшему) руководителю «Водоканала» Дмитрию Капустину, и спустя всего три месяца проблема была решена. «Водоканал» приобрел и установил новый итальянский насос, и вода появилась в домах. Люди остались довольны. И, смею надеяться, стали думать о власти лучше.

– Это пример «ручного управления».em> 

– Идеальную модель управления построить невозможно – слишком много нестандартных ситуаций, требующих неформального взгляда и подхода. Люди приходят в Думу с самыми разными вопросами и бедами. Условно говоря, пишет мне бабуля, жалуется, как трудно ей живется на пенсию 8300 рублей в месяц, и просит помочь приобрести газовую плиту (водяной счетчик или что-то еще). Ну как ей откажешь?

– А есть изменения, касающиеся не конкретного индивидуума, а общественного пространства?em> 

– Конечно. Например, получилось ликвидировать очередь в детских садах – мы обеспечили местами всех детей в возрасте от 3 до 7 лет. Наверное, все помнят, что пять лет назад это была большая проблема. Справедливости ради замечу: очередь в ясли при этом увеличилась. Все дело в росте рождаемости: по данным ЗАГСа, в 2016 году впервые за долгое время в Твери родилось на 283 человека больше, чем умерло.

Мы научились по-новому финансировать дорожную отрасль, и это приносит свои плоды. Да, весной дороги у нас по-прежнему никудышные (не могу пока сказать, в чем именно дело – в некачественном ремонте или плохом контроле – с этим предстоит серьезно разбираться). Ремонтная кампания в разгаре, постараемся всё исправить как можно скорее. Но по гамбургскому счету, ситуация медленно, но верно меняется к лучшему. Кстати, в нынешнем году – такого не было никогда! – на ремонт дорог нам добавили еще 368 миллионов рублей.

 Несмотря на кризис и острую нехватку бюджетных средств, нам удалось перейти от слов к делу по части формирования комфортной городской среды. Много лет на эту тему было очень модно говорить... А мы сумели сделать первые конкретные шаги. К этой работе привлечено множество тверитян – и обывателей, и людей из бизнеса. Только в рамках программы «Чего хочет Тверь», по обращениям жителей, этим летом будут отремонтированы 53 двора. Хотя, если честно, это лишь капля в море – в одном только Заволжском районе нужно сделать в разы больше.

С надеждой и радостью (потому именно это и есть – настоящая демократия!) констатирую, что в Твери растет число ТСЖ и ТОСов. Да, жители Твери по-прежнему недовольны качеством предоставляемых услуг. Но с каждым годом всё больше людей понимают, что никто не может лучше управлять многоквартирным домом, чем сами собственники, – и берут дело в свои руки. Есть уникальное ТСЖ на Смоленском переулке, получившее сертификат Минстроя: люди продемонстрировали всей России, как управлять домом грамотно, качественно и экономно.

Мы кардинально сменили приоритеты и стали вкладываться не только в ЖКХ и дороги, но и в «человеческий капитал». Выделили деньги на техническое переоснащение библиотечной системы города Твери. Открыли филиал музыкальной школы в Мамулино. Увеличилось количество бюджетных мест в детской художественной школе имени Серова. Крепко задумываемся о том, чтобы хоть как-то поддержать молодых специалистов (инженеров, медиков, педагогов и т.д.). Очень важно, чтобы хотя бы часть из них оставалась жить и работать здесь, в городе.

– Появилось нечто, что мы можем противопоставить столицам?

– Немногое. Но начинать с чего-то надо. Бесплатный проезд в муниципальном транспорте, дешевая ипотека... Возможно, ежемесячное или крупное разовое пособие, по примеру сельского «подъемного миллиона». Пока это только идеи, денег под них еще не нашли.

– Надо ли понимать, что городская власть наконец начала поворачиваться к людям лицом?

– Во всяком случае, попыталась. А оценку пусть ставят люди.

Добавлю, что сейчас мы занимаемся тем, на что десятилетиями вообще не обращалось никакого внимания. К примеру, в рамках спецпрограммы у нас строятся и ремонтируются школьные стадионы. Третьи в России (после двух столиц), мы стали делать площадки для параворкаута. Запустили проект «Дворовый тренер»: более полусотни молодых спортсменов помогают желающим заниматься физической культурой горожанам. Работает уникальный проект для людей с нарушениями работы двигательного аппарата: около пятидесяти ребят учатся ходить на лодках-драконах (а зимой – на лыжах) и даже участвуют в соревнованиях.

– А как последние пять лет складывались отношения городской власти с бизнесом?

– Принято считать, что при сити-менеджере Юрии Тимофееве власть по-всякому «кошмарила» бизнес, не чураясь силовых методов давления. Сносила ларьки, боролась с рекламой и т.д. Лично я считаю, что Юрий Васильевич был очень профессиональным, как говорится, с мертвой хваткой, управленцем: сказал – сделал. Формы и методы, наверное, можно было обсуждать, но результат налицо.

Отставив в сторону эмоции, смотрим сухие статистические данные: в 2016 году (по сравнению с 2015 г.) малый и средний бизнес дал на 1,5% больше налогов, порядка 850 миллионов рублей. Что же это значит? А то, что под корень рубили не всех, а лишь тех, кто пытался работать вне правового поля!

Сколько раз я говорил предпринимателям: НДФЛ – важнейшая составляющая доходов городского бюджета. Хватит рисовать зарплату водителя маршрутки 7000 рублей! Покажите 30 000, заплатите налоги, и никто вас не будет трогать! Сколько раз к нам обращались продавцы с мини-рынков и просили разобраться, в чьем кармане оседает их арендная плата за места! Увы, нам не удалось вывести эти доходы из тени. Надеюсь, это получится у наших преемников.

В отношении бизнеса мы сумели сделать лишь половину того, что хотели. Это плохой результат. Нужно найти золотую середину, чтобы хорошо и комфортно было и предпринимателям, и «городу». Как? – я не могу ответить, к сожалению.

– Что происходит с муниципальным транспортом? Я не вижу никаких значительных перемен, за исключением того, что в городе остался всего один функционирующий трамвайный маршрут...

– Вы не представляете, какое пикирование происходило в Думе на тему будущего тверского трамвая! Чуть не до силовых столкновений доходило здесь, в моем кабинете. Сперва хотели оставить три маршрута (5-й, 11-й и 13-й), потом пришли к мысли отремонтировать один. Ну, вбухали приличные деньги, и ходят по городу сейчас всего 8–12 трамваев... Депутаты предлагали потратить на ремонт путей огромную сумму – 240 миллионов рублей, но эта мысль как-то повисла в воздухе... Кстати, администрация Твери имеет право использовать до 10% бюджета по своему усмотрению – почему бы ей этим правом не воспользоваться? Это почти миллиард!

Правда в том, что любыми путями все стараются уйти от этой темы, и поэтому с трамваями у нас по-прежнему беда. Плюс скандальная история с поломкой «сити-старов»: то редукторы, то подшипники, теперь вот – электронные блоки...

 – Александр Борисович, а что с маршрутками? В европейских городах вы не встретите аналог нашего дикого маршрутного транспорта. А вот трамвайчики там есть, и выглядят они как украшение...

– Ну нет, частные перевозчики есть везде, на окраинах уж точно! Два года назад я поставил задачу: давайте сделаем так, чтобы муниципальным транспортом было охвачено не 27%, а 50% всех пассажирских перевозок. Не справились. Сейчас пытаемся смягчить проблему: покупаем с помощью областного правительства порядка 40 автобусов на экологически чистом газомоторном топливе. А чтобы полностью выдавить частников на периферию, таких автобусов нам нужно 240!

 – Вернемся к экономике: это ведь не только ларьки и маршрутки...

– Нет, конечно. В последнее время всем кажется, что дела в экономике обстоят из рук вон плохо. Это не совсем так. К примеру, мало кто знает, что в Твери появилось отличное машиностроительное предприятие: на базе старого Экскаваторного завода прочно обосновался Государственный шарикоподшипниковый завод №2. Ни много ни мало 210 рабочих мест. Завод выпускает широкую линейку продукции – начиная с простых подшипников для рулевого управления «Газели» до очень сложных, используемых в конструкции космических летательных аппаратов.

Заметно «поднялись» небольшие, но очень интересные предприятия. К примеру, «Тверькоммаш», который делает спецтехнику для очистки систем канализации. Тверской экскаваторный завод выпустил новую комбинированную машину – экскаватор-погрузчик. «Эксмаш» загружен заказами для «оборонки». Открылось несколько крупных торговых точек: французский «Декатлон», немецкий «Глобус», «РИО» и пр. – все находятся в черте города и исправно платят налоги.

– Если посмотреть доходную часть бюджета – кто сегодня главные налогоплательщики?

– Из предприятий флагманом, конечно, остается Вагоностроительный завод. «Центросвармаш», два экскаваторных завода, «Тверькоммаш». Есть небольшие фирмы с хорошим оборотом. К примеру, на Старицком шоссе у нас делают платы для Швейцарии. Ощутимый вклад вносит торговля.

А главный сегмент – доходы физических лиц (НДФЛ). То есть чем больше люди зарабатывают, тем лучше, в теории, должен жить город. На практике, как водится, всё иначе. По статистике, на 1 января 2017 года средняя заработная плата на крупных и средних предприятиях по Твери составила 34 018 р. В последние годы она стабильно растет на 2–4 тысячи в год, и по опережающему увеличению в ЦФО мы на первом месте, а по абсолютной величине – на четвертом. Прекрасно! А вырос ли пропорционально бюджет Твери? Не тут-то было! С 30% НДФЛ, которые раньше спускала нам региональная власть, планка упала до 15%! Я постоянно твержу депутатам Заксобрания: не нужно помогать городу, дайте нам на 10% больше НДФЛ, и со всеми проблемами мы справимся сами! Не дают. Просил хотя бы процент от штрафов, которые взимаются с нарушителей ПДД на территории города (между прочим, это почти миллиард, который капает в областную казну). Нельзя, Бюджетный кодекс не позволяет!

 – Вы рассказали, «что получилось», теперь объясните – «почему». Помогли федералы, область?

– Совокупность факторов. Только в 2016 году город участвовал в 18 федеральных программах, и к нашему великому счастью, процент софинансирования по ним был относительно невелик. Второй важный момент – уникальный коллектив, сложившийся в Тверской городской думе: с этими людьми было можно и нужно работать. И третий фактор: то, что мы задумывали, получалось еще и потому, что нас поддерживал народ. К примеру, люди стали понимать, что в вопросах благоустройства города (их родной улицы, двора, парка, парковки, детской площадки) многое зависит от них самих. И охотно «скидывались» с нами. В прошлом году по Программе поддержки местных инициатив мы успешно реализовали 11 таких проектов, в этом было одобрено 29 конкурсных заявок.

Ну а лично мне помогал мой оптимизм. Я знал, что в любом случае сделаю всё, что смогу. Получилась примерно половина из задуманного.

– Теперь давайте поговорим о том, что не удалось. Было много прекрасных идей – строительство Западного моста, реновация Двора Пролетарки и т.д. Почему не вышло?

– Вы знаете, пять лет назад один человек сказал: «Александр Борисович, если построите Западный мост, то войдете в историю, и все мы снимем перед вами шляпы; а не получится – будете очередной «проходной фигурой», и новой власти придется начинать с нуля. Наверное, справедливо. Так что же у нас с мостом? Как ни крути, а свою долю работы город выполнил: проект моста существует, по нему есть экспертное заключение. Эти документы мы передаем областной власти, а в федеральном бюджете, к счастью, уже заложены средства на строительство (кажется, около 8 млрд. руб.). Начало работ запланировано на 2018–2020 годы. Выходит, мост мы не построили, но всё, что от нас зависело, – сделали. Опять 50 на 50.

А вот с Двором Пролетарки совсем беда. Только недавно нам удалось найти инвесторов, и только на два здания комплекса. Пока мы даже не знаем, что они собираются там делать. Концепций реновации комплекса было множество. Несколько раз приезжали интересанты (были даже с иностранным капиталом): ходили, смотрели, оценивали, просчитывали экономику проекта... и уезжали. То ли потому, что мы не очень хотели и плохо искали инвесторов, то ли Морозовский городок действительно очень сложный и затратный проект... Ничего не получилось. Как и со строительством многострадального «муниципального» дома: проект есть, инвестора нет. Городская очередь – длиною в километр, а мы всё один дом построить не можем.

 – Помнится, вы хотели изменить структуру управления городом...

– Да, я и сейчас убежден, что в «двуглавой» системе управления муниципалитетом по определению заложен конфликт. Как минимум – между двумя людьми, которые имеют право командовать. Острее всего противоречие «двуглавой системы» обостряется тогда, когда кресло сити-менеджера занимает сильная личность, крупная фигура, которая начинает «давить» на Думу. На моем веку так было при Юрии Тимофееве.

По-моему, система управления городом требует модернизации, потому что многие годы в ней не менялось ничего. За исключением нескольких попыток сокращения персонала.

– Что бы вы хотели сказать людям, которые придут после вас в Гордуму?

– Нового спикера Городской думы я попросил бы сохранить аппарат. Я хорошо знаю каждого сотрудника – это настоящие профессионалы своего дела, имеющие колоссальный опыт. Считаю, что потерять их было бы большой ошибкой.

Второе пожелание – постараться доделать всё то, что не получилось у нас. Собственно, этот же посыл я бы адресовал и новому сити-менеджеру. «Добить» муниципальный дом, вплотную заняться Морозовским городком; поддержать проекты «Тверь-Сити» и «Тверь-Экспо».

А третье и самое главное – не забывать про людей: инвалидов, ветеранов, социально незащищенных, сирот и т.д. Понимать, что отчеты – одно, а реальная жизнь – совсем другое. Ведь на самом деле средняя зарплата размером 34 000 р. складывается из 70 000 р. у профессионального юриста и 6000 р. у нянечки в детском саду. И если мы рапортуем, что школьный учитель получает в месяц 22 000 р., то почему недоговариваем, что человек работает на две ставки, пашет 40 учебных часов в неделю и тащит на себе классное руководство?

– Вы остаетесь сторонником прямых выборов мэра города горожанами?

– Дума давно приняла такое решение. Но наша инициатива так и не дошла до Заксобрания области, и чтобы не остаться «крайними», пришлось решение отменить. Такая была тенденция, в стране строили вертикаль власти. И когда мы приняли решение выборы вернуть, мы как бы выбились из русла. А потом вынуждены были в него вернуться. Но вообще-то, – просто мало кто об этом знает – 131-й федеральный закон «О местном самоуправлении» позволяет проводить прямые выборы мэра. К сведению, в Тверской области не осталось ни одного муниципалитета, пользующегося этим правом.

– И все-таки, как вы считаете, должность главы города должна быть выборная?

– А она и сейчас такая, только опосредованно, через депутатов, которых делегирует в Думу народ. Честно говоря, я даже не знаю, чего на самом деле хотят сегодня избиратели – самостоятельно выбирать или назначать мэра из числа избранных думцев.

– Поговорим о горожанах. 400 тысяч граждан разных религий и национальностей, разной культуры, с разным уровнем образования, дохода и т.д.

– В мире всё зависит от двух вещей: уровня образования и личностных качеств индивидуума (это не моя мысль, но я согласен с ней на сто процентов). С образованием всё понятно. А что касается качеств – морали, честности, чувства справедливости, отношения к ближнему... Таких людей у нас, к счастью, много.

В Твери мирно сосуществуют 42 национальности. К счастью, последние пять лет в городе не было крупных конфликтов, которые имели место ранее. Замечу, к этому приложено много усилий, особенно депутатом Госдумы Владимиром Васильевым, который постоянно держит руку на пульсе. Именно с его помощью удалось нивелировать некоторые нехорошие вещи, которые назревали.

 – Вы полагаете, что у нас нет проблем с ассимиляцией мигрантов – приведением их хоть во что-то, напоминающее homo sapiens?

– Согласен, есть. С другой стороны, приезжих у нас не так много. 97,2% жителей Твери – славяне, самая большая диаспора в городе насчитывает пять с небольшим тысяч человек. Я уверен, что нам не придется столкнуться с такими же проблемами, какие есть, к примеру, во Франции. Тем более что в России взят курс на жесткую миграционную политику: нарушил закон – в считанные дни будешь депортирован. Мы же не платим мигрантам пособий по безработице, поощряя безделье. Приехал – работай, а мы проконтролируем, чтобы всё было по закону. Я – интернационалист (смеется – ред.).

– Уходя с поста главы города, что бы вы хотели сказать горожанам?em> 

– Год от года позиция жителей в отношении развития города, качества жизни и т.д. становится всё более четкой, осознанной и активной. Люди прекрасно знают, что без инициативы «снизу» никакая власть не станет ничего делать, в лучшем случае – всё будет идти своим чередом и не сдвинется с мертвой точки. Я хотел бы поблагодарить за помощь и сотрудничество всех активных граждан: за их неравнодушие, заинтересованность и донесение до представителей власти тех проблем, о которых мы порой даже не догадывались. Спасибо за помощь и поддержку! Пять лет – огромный срок, а время пролетело как один миг.

Я бы посоветовал горожанам быть очень аккуратными при выборе следующего депутатского корпуса. Опасайтесь людей, которые рвутся во власть, пишут феерические программы и сулят золотые горы. У нас в Думе есть чугунная лестница, которой больше ста лет, – нам приходилось ее красить чуть ли не каждый месяц, дольше потока посетителей не выдерживала краска. И именно это – главное, за что стоит бороться.

Власть – сложная штука, непредсказуемая, изощренная, с обманами и интригами. Человек говорит одно, а делает совсем другое. Я этого не понимаю. Сорок лет я ходил на работу с хорошим настроением, пел по дороге. А здесь, в Думе, по-настоящему счастлив не был. Старался как мог – где-то через силу, где-то переламывая себя... И больше просто не могу.

Беседовал Константин Саломатин

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК