Слуга народа

 
От функционала – к здравому смыслу автор: Виталий Синода

Ни для кого не секрет, что сегодня бизнес в России переживает, мягко скажем, не лучшие времена. В стране продолжается тяжелый экономический кризис, и трудно приходится всем, за исключением тех, кто умеет облегчать себе жизнь, уклоняясь от выполнения законных обязательств, используя так называемые серые или абсолютно нелегальные схемы предпринимательской деятельности. Об этой категории «находчивых» сограждан мне хочется поговорить особо, поскольку, на мой взгляд, государству давно пора заняться этой проблемой самым серьезным образом.

Исходя из практики могу с уверенностью утверждать, что большинство предпринимателей в Тверской области ведут законопослушный бизнес: люди работают официально, со всеми разрешительными документами, с договорами на аренду земли и помещений, без долгов по налогам и т.д. Иными словами, стараются и понимают свою ответственность перед государством, персоналом и потребителями. И это вызывает уважение, потому что соблюдение всех норм закона требует умения, определенных усилий и главное – денег (иногда это ложится серьезным бременем на финансовое положение фирмы или компании, уменьшает прибыль и возможности инвестирования в развитие).

При этом параллельно существует другой бизнес, работающий вне правового поля и, как ни парадоксально, абсолютно выпадающий из-под контроля надзорных органов. Объясню, как это происходит. К примеру, для того чтобы провести проверку по линии Роспотребнадзора, сперва мы должны выписать распоряжение, согласно которому на объект направляется наш специалист. В распоряжении должно быть четко указано, в какие сроки какое именно юридическое лицо или индивидуального предпринимателя мы собираемся проверять (адрес, по которому фирма зарегистрирована, ее идентификационные номера и прочее).

А если юридическое лицо официально нигде не зарегистрировано, выходит, что и проверить его нельзя. Положим, мы видим, что по такому-то адресу появился некий объект – неизвестно чей, непонятно, что производит и как вообще существует. Но перед тем как выписать распоряжение на проверку, нужно провести целый комплекс оперативно-розыскных мероприятий – просто для того, чтобы установить владельца и руководителя!

Совершенно очевидно, что, выпадая из системы государственного надзора, «нелегалы» получают приличные преимущества перед честным бизнесом. Они не тратят время и деньги на бумажную волокиту, не заморачиваются соблюдением санитарных, противопожарных, экологических и прочих норм и требований. Люди обогащаются, аккумулируют деньги, чтобы иметь возможность открыть еще десять нелегальных точек, заработать снова и продолжать эту историю до бесконечности. А всё дело в том, что основополагающий принцип закона – презумпция невиновности. Предполагается, что весь бизнес в России – белый и пушистый, и «кошмарить» его ни в коем случае нельзя.

Для того чтобы сегодня открыть собственное дело, не требуется почти никаких документов. И что же происходит? Приведу простой пример. Во вновь построенных жилых домах имеются так называемые площади общественного назначения на первом этаже. Приходит к застройщику человек и говорит, что хочет приобрести в собственность 100 кв. м этих площадей. Да ради бога! Площади проданы, и собственник может делать с ними что хочет – открыть какое-то предприятие или объект, который вообще не может располагаться в жилом доме. Первые три года мы не имеем права его проверять (если только к нам не поступила жалоба от жильцов). А потом начинает раз за разом проходить перерегистрацию, меняя название фирмы (была «Рога и Копыта» – стала «Рога и Копыта+»). И тревожить его никто не имеет права, что бы он там у себя ни творил.

Я не сторонник тотального контроля и согласен с тем, что лишний раз отрывать предпринимателя от дел не имеет смысла. Но очевидно, что в этом вопросе должна быть найдена какая-то «золотая середина». Нельзя же пускать всё на самотёк – в конечном счете это может быть опасно, особенно если речь идет о производстве продуктов питания, напитков и т.д. Это серьезная проблема: Роспотребнадзор фиксирует рост групповых инфекционных заболеваний, связанных с употреблением недоброкачественных пищевых продуктов и некачественного оказания услуг общественного питания в целом по стране. Что касается Тверской области, крупных вспышек у нас, к счастью, нет, но мелких случаев – масса.

Ежегодно на 10–20% увеличивается число жалоб населения на работу нелегальных объектов – на прямой обман потребителя, плохо оказанные услуги, некачественные товары и т.д. Только в 2016 году мы приняли около 5000 таких обращений.

Это большой объем работы и огромный вал недовольных людей!

Есть фирмы, занимающиеся обманом потребителей мошенническим путем. Очень часто нам жалуются на продавцов мебели, пластиковых окон и дверей: люди заказывают товар по каталогу, отдают деньги – и в итоге получают совершенно другой товар, а то и вовсе дырку от бублика. Потом фирма неожиданно закрывается, и на ее месте появляется другая, точно такая же, но под новой вывеской...

Массовым порядком реализуется мошенническая схема по оказанию услуг найма жилья. Фирма за определенную плату предоставляет покупателю информацию (как правило, список телефонных номеров) о наличии свободных квартир, сдающихся в аренду. А по факту оказывается, что информация недостоверна. Человек начинает предъявлять претензии риелторам, и тут неожиданно всплывает масса юридических нюансов в подписанном договоре... И мы с этими мошенниками бороться не можем, потому что их как бы не существует и надзору они не подлежат.

Отдельная «больная» тема – качество приобретаемых потребителями продовольственных товаров. Этому направлению работы, по понятным причинам, мы всегда уделяли особое внимание. Всем известно, что абсолютно все товары в России должны соответствовать определенным стандартам – ГОСТам, техническим условиям, санитарным нормам и правилам, а некоторые из них подлежат даже гигиенической регистрации перед выпуском. Тем не менее все мы часто сталкиваемся с недоброкачественными товарами или фальсифицированными продуктами – последние вообще прекрасно себя чувствуют на полках магазинов и занимают значительную часть оборота.

По поручению Правительства РФ второй год подряд по всей стране органы Роспотребнадзора занимаются проверкой качества молочной продукции. Мы оснастили лабораторию специальным оборудованием, позволяющим определять разновидности жировых включений, и теперь можем быстро выявлять фальсификат, изготовленный на основе жиров растительного происхождения.

Я хотел бы подчеркнуть, что чаще всего речь идет о замене животного жира пальмовым маслом, которое само по себе – не отрава, имеет право на существование и угрозы здоровью человека не представляет. Пальмовое масло менее ценно, а главное – в два с половиной раза дешевле животного жира. Оно не запрещено законом, но производитель обязан указывать его в составе продукта во всех документах и на упаковке, с тем, чтобы об этом был проинформирован потребитель.

Если вам предлагают сливочное масло, содержащее растительные жиры, – это уже не масло, а спред. Пачка масла стоит порядка 90 рублей за 200 г, а спреда – около 25 руб. Понятно, что у некоторых недобросовестных предпринимателей возникает соблазн продавать спред под видом масла.

Два года назад мы столкнулись с ужасающей реальностью: до 50% исследованного сливочного масла оказалось фальсификатом.

Что характерно, в черном списке не было знаменитых, раскрученных брендов. Обманом потребителя занималось огромное количество мелких, никому не известных предприятий (часто расположенных в районных центрах и деревнях, особенно в Подмосковье). Такую картину Роспотребнадзор фиксировал по всей стране. На пищевых предприятиях отзывали сертификаты соответствия (что по факту означает запрет на производство), изымали продукцию, накладывали штрафы, в том числе на торговые точки, реализовавшие фальсификат. Спустя год подделок стало меньше. Но окончательно решить проблему не удалось, поскольку штрафы и санкции не сопоставимы с прибылью от торговли фальсификатом. Что такое для предприятия полмиллиона штрафа? Сумма, которую можно «отбить» буквально за день. Поэтому главное наше орудие в этой войне – огласка.

Роспотребнадзором был создан специальный открытый реестр производителей недоброкачественной продукции, с которым в любой момент может ознакомиться каждый пользователь Интернета. Эта мера заметно подпортила жизнь «нарушителям», сильно ограничив возможность реализации товара (в том числе участия производителя в конкурсах и т.д.). Тем не менее процент фальсификата на рынке молочной продукции остается высоким: в Тверской области в 2016 году он составил 18%.

Справедливости ради замечу, что подавляющее большинство «пойманных за руку» производителей – не местные. За два года в этой компании засветилось только два тверских предприятия, и после встреч с менеджментом в обоих случаях было принято правильное решение – отказаться от подобной практики.

Но это лишь одна сторона медали. Другая – многочисленные случаи фальсификата, который реализуется в упаковке добросовестного производителя. Вынужден констатировать, что при существующей системе найти настоящего производителя практически невозможно. Это касается не только «молочки», но и сыров, алкоголя и всего прочего. Да, нашли в магазине подделку, изъяли, оштрафовали – а дальше что? Нужно искать настоящего производителя, отслеживать всю цепочку поставок. Это задача правоохранительных органов. Силовиков в России много, но для решения этой проблемы – не хватает. Или задача не стоит.

Показательный случай произошел в прошлом году. К нам пришло около двадцати сигналов (аж с Чукотки!) на фальсифицированное сливочное масло производства Нелидовского молокозавода. Мы знали, что когда-то в Нелидове был молокозавод, но предприятие закрылось десять лет назад. Я отправил в райцентр работников с проверкой – а вдруг там в подвале кто-то что-то делает? Убедились, что предприятие заброшено, оборудование демонтировано, территория пустует. А продукция поставляется во все регионы РФ!

Обратились за помощью в правоохранительные инстанции и... не получили поддержки. По всей видимости, в силовых структурах под эту тему (как и в случае с нелегальными предпринимателями) просто никто специально не заточен. Ведь легче проверить тех, кто на виду и рядом. Вот все их и прессуют, и мы не исключение – поневоле.

Я говорю об очень серьезной проблеме, которой мы вполне могли бы заняться, будь у нас соответствующие полномочия. Ее можно было бы решить, если бы государственная система надзора в первую очередь была направлена на борьбу с нелегальными производителями!

На самом деле вопрос взаимодействия различных ведомств (а мы работаем со многими) весьма непрост. Беда в том, что в нашей стране вопрос решается быстро и эффективно только в одном случае – при наличии твердой политической воли. А если речь об обычном выполнении текущих задач, у каждого найдется тысяча причин в свое оправдание: одному руководителю не хватило времени, другому – денег, третьему – людей, четвертому нужно было хорошенько всё обдумать, а в результате – воз и ныне там.

Вопрос надзора за качеством жизни и оказанием услуг населению требует совместной и слаженной работы всех ветвей, видов и уровней власти. Примеров тому – масса, взять хоть недавно развернутую в Тверской области кампанию по борьбе с рюмочными! Мы приходим в суд просить закрытия нелегальной точки, реализующей контрафактный алкоголь, а судья принимает решение для первого раза ограничиться штрафом (потому что к бизнесу, видите ли, нужно относиться лояльно)!

Другой пример – вопрос качественного водоснабжения населения питьевой водой. Сложная тема, которой нужно заниматься годами, сообща, двигаясь в одном направлении, а не вставляя друг другу палки в колеса. А у нас, как водится, – каждый за себя. Муниципалитет упирается, оправдывая свое бездействие отсутствием специалистов и средств, правительство области заявляет, что в текущем году у власти другие приоритеты и т.д. А один, как известно, в поле не воин.

Вот и получается, что десятилетиями мы все плывем по течению, и никто ничего не понимает: как застраивать город, куда тянуть сети, где через двадцать лет будут гулять наши дети... Выскажу частное мнение на этот счет. Я абсолютно убежден, что главная проблема, которая не дает нам сдвинуться с мертвой точки, – катастрофически низкое качество муниципального управления.

Я вовсе не хочу утверждать, что, условно, в мэрии Твери работают какие-то не те люди, допускаю, что все они умные и хорошие. Но муниципальная власть – самая близкая к людям, и именно в нее должны приходить наиболее подготовленные управленцы. А у нас всё наоборот – в мэрии почти нет профессионалов, но есть множество случайных граждан, занявших кресла волею судеб или намеренно для других целей.

Вторая беда – полное отсутствие преемственности власти. Пришла новая команда – и всё, что было сделано до сего момента, автоматически кануло в Лету, начинаем с чистого листа. Такая политика бьет по самому важному – по стратегической линии развития. Именно поэтому никто не осмеливается загадывать, что с нами будет через пару десятков лет.

Если мы беспокоимся, к примеру, о застройке города, то это, на мой взгляд, вообще сфера ответственности одного человека – главного архитектора города. При условии, что он хороший профессионал и обладает колоссальными полномочиями. Если архитектор сказал, что спроектированное здание будет портить вид исторического центра – всё, никто не имеет права ему возражать (ни застройщик, ни департаменты строительства и имущества, никто!).

Ведь это вопрос качества управления – известно, что кадры решают всё. Мы тоже не исключение: я не скрываю, что управление Роспотребнадзора испытывает сильнейший кадровый голод.

Несколько лет мы наблюдаем печальную тенденцию: работники в службе стареют, а молодежь на смену не идет, потому что объем работы большой, ответственность огромная, спрос очень строгий, а заработная плата низкая.

Усилиями СМИ из госчиновников сделано чучело для битья. Наверное, отчасти чиновники это заслужили, по крайней мере, некоторые. Но нельзя же стричь всех под одну гребенку! Большинство госслужащих – обычные люди, винтики в большой машине, приходят на работу к 9 утра и честно выполняют свои задачи до конца рабочего дня.

Недавно с интересом прочитал в Интернете о том, сколько в среднем по ведомствам получают федеральные чиновники. В администрации президента средняя зарплата составляет порядка 225 000 рублей, в аппарате правительства – 217 000, в МЧС – 147 000, в Минздраве – 150 000... Откуда такие цифры?

Коллеги из налоговой инспекции жалуются, что зарплата мизерная, а текучка – огромная. У нас начинающий специалист с высшим образованием получает в месяц 13 000 (а средняя зарплата по учреждению – 22 000). Я – федеральный чиновник, руководитель территориального управления – получаю гораздо меньше 150 000, чего уж говорить об остальных сотрудниках!

И что делать, если сегодня работать в какой угодно сфере готовы только «эффективные менеджеры», которым вообще всё равно, к какой кормушке присосаться? Нам говорят, что чиновников стало слишком много. Но никому не приходит в голову, что количество рабочих мест оформляется под конкретные функции, с которыми должно справляться то или иное ведомство.

И если функций становится всё больше, а штатных единиц – всё меньше, то это приводит к перегрузке работающих людей и отсутствию интереса к вакансиям у потенциальных соискателей. Быть может, следует сокращать не людей, а функции – тогда и бизнесу станет легче?

И разве не очевидно, что, по законам рынка труда, на свободные места всегда приходят непрофессионалы? Конечно, можно дать человеку в руки СанПин, заставить его выучить от корки до корки и отправить с проверками на объекты. Только завтра же мы будем вынуждены закрыть, к примеру, абсолютно все детские сады, школы и больницы, потому что хотя бы по одному из пунктов они точно не будут соответствовать нормам и правилам.

Оценить ситуацию грамотно и правильно, взять на себя ответственность и принять решение, действительно ли нарушение не представляет опасности и может быть без аврала устранено, в состоянии только специалист высокого класса. И да, при нынешней ситуации в экономике в России нет ресурсов, чтобы привести в абсолютно нормативное состояние вышеперечисленные учреждения. Тут требуется искусство – не допустить эпидемий, отравлений, травм и т.д. К счастью, пока нам это удается.

Надзорная деятельность требует глубокой реформы, суть которой отнюдь не в перетасовке функций по ведомствам, а в коренном изменении принципов и смысла контроля. Я знаю, что в правительстве работают над этой проблемой уже многие годы. Отвергнуты идеи всё перетасовать, отдать на откуп муниципалитетам или создать единый надзорный орган – всё это однозначно завело бы нас в тупик. Нужно просто ответить на вопрос, какого результата мы хотим достичь в процессе надзора. И не допускать к нему людей, считающих, что пришли работать в бизнес.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий