Культура

 
Тверской филармонии 80 лет! автор: Татьяна Сальникова

Татьяна Сальникова 
Директор Тверской академической филармонии

К своему юбилею Тверская областная академическая филармония подходит в очень хорошей форме. На средства Всемирного банка и при поддержке правительства Тверской области мы успели реализовать два крупномасштабных проекта: установили новые – мультимедийный и светотехнический – комплексы. Могу с гордостью утверждать, что технологического прорыва такого размаха филармония не совершала никогда, и именно теперь можно ожидать нового витка ее развития. Открыты удивительные возможности, и ничто не мешает реализации интереснейших проектов, о которых ранее мы могли лишь мечтать.

Появилась собственная студия звукозаписи, и мы уже готовы продемонстрировать, что помимо обычных записей концертов на компакт-диски мы можем создавать собственные аудиокниги – как для детей, так и для взрослых.

Никогда раньше в зале филармонии не было столь качественного звука: новая стереосистема взаимодействует с акустикой помещения таким образом, что каждому сидящему в зале слушателю (неважно, будь то первый ряд или галерка) становится очень комфортно.

В зале сменилось освещение: по индивидуальным рисункам изготовлены и установлены новые люстры и сценический свет (теперь он располагается по фронту и за колоннами) – в полном великолепии всё это можно будет увидеть 1 октября, на первом крупномасштабном концерте.

Очень значимый проект, который мы смогли запустить благодаря установке мультимедийного комплекса, – «Виртуальный концертный зал». Прекрасно понимая, что из Лесного района и Весьегонска в филармонию не наездишься, мы пошли навстречу слушателю – организовали онлайн-трансляции наших концертов в районы области, обустроив небольшие виртуальные залы на базе Домов культуры, библиотек и школ искусств. На сегодняшний день такая возможность предоставлена жителям восьми районов, проект развивается, и таким образом, постепенно, мы объединяем регион в единое культурное пространство. Хотелось бы установить сотрудничество с медицинскими учреждениями – открыть виртуальные залы в больницах, но пока до этого не дошло.

Еще одно важное событие связано с нашим органом. Завсегдатаи филармонии знают, что в этом году инструменту исполнилось 25 лет; в свое время он сильно пострадал от пожара и сырости (несколько лет в филармонии текла крыша), но ни разу не подвергался ремонту или реконструкции. Механизм держался на честном слове, и каким-то чудом инструмент сохранял звучание, но до бесконечности продолжаться это не могло. Орган изготавливался в Вене, приглашать специалистов из-за рубежа было слишком дорого и хлопотно, впрочем, как и искать отечественных – способных оценить состояние инструмента и выдать какие-то предписания. И тут нам крупно повезло: австрийская фирма-производитель нашего органа приступила к выполнению работ по реконструкции инструмента в Большом зале Московской консерватории. Мы отправились в столицу и уговорили директора приехать в Тверь. Абсолютно безвозмездно была сделана диагностика и оценен фронт работ; теперь у нас есть конкретное предложение по реконструкции инструмента – увы, дорогостоящее, на сумму свыше 10 миллионов рублей. По мнению некоторых «специалистов», практичнее сменить механический орган на современный электронный инструмент, но мы категорически против, будем отстаивать нашу «механику» и добиваться реконструкции инструмента, чтобы сохранить культуру звучания, к которой привык искушенный тверской слушатель.

За последнее время филармония закупила большое количество новых инструментов: скрипки для оркестра, четыре профессиональных котла, литавры. Это довольно дорогое удовольствие. Раньше мы арендовали учебные инструменты у музыкального колледжа им. Мусоргского (хотя качество их звучания, конечно, не вполне соответствовало нашим желаниям).

Появился клавесин: очень важное событие, поскольку до этого при исполнении барочной музыки приходилось использовать клавинолу – современный электронный инструмент, что, конечно,  давало несколько иное восприятие произведений. Этот замечательный подарок был сделан правительством Тверской области к 25-му дню рождения оркестра «Российская камерата». Теперь в нашем репертуаре много барочной музыки, есть даже специальный абонемент, и, как мне кажется, мы приобретаем новую аудиторию.

По самым приблизительным подсчетам, за сезон концертный зал Тверской областной академической филармонии посещает более 55000 посетителей – для такого небольшого помещения это огромное число. Филармония принимает столько зрителей, сколько в состоянии разместить, но всё чаще возникают ситуации, когда спрос на билеты сильно превышает наши возможности. Поэтому, безусловно, мы думаем и мечтаем о расширении – открытии настоящего Большого концертного зала. Ведь на самом деле то, чем мы располагаем сегодня, – стандартный камерный зал, не предназначенный для исполнения музыки симфоническим составом, когда одновременно на сцене находятся от 80 до 100 человек (что, впрочем, худо-бедно время от времени нам удается). Конечно, можно разместить симфонический оркестр в зале драматического театра или ДК «Пролетарка» – если поставить крест на качественной акустике и не бояться потерять слушателя. Но мы всем этим дорожим, и вопрос получения филармонией нового большого зала даже в трудные времена считаем актуальным и открытым.

Многие годы визитными карточками Тверской области являются два наших флагманских коллектива – оркестр «Российская камерата» и хор «Русский партес». Само собой, почти весь репертуар филармонии выстраивается под них, но всё чаще у нас возникает потребность усиливать оркестр до симфонического, и тогда приходится приглашать недостающих музыкантов из Москвы. Ситуация, как говорится, давно назрела, и вопрос стоит ребром: совершенно очевидно, что Тверской академической филармонии необходим собственный симфонический оркестр. Потрясающе талантливые молодые музыканты, вынужденные отправляться за образованием и работой в столицу и крупные города, на самом деле предпочли бы вернуться домой, в Тверь. Для нас вопрос сводится к открытию новых ставок, финансированию и предоставлению служебного жилья, а также наличию репетиционной базы. На сегодняшний день администрация Твери любезно предоставляет нашим сотрудникам комнаты в муниципальном общежитии по договорам коммерческого найма, но уже не раз возникали ситуации, когда нам давали понять, что вообще-то мы не имеем права занимать эту жилплощадь. Надо ли говорить, что жилье – одно из важнейших условий существования по-настоящему профессионального оркестра? Ведь «Российская камерата» почти полностью состоит из приезжих молодых артистов! Со своей стороны мы делаем всё возможное, чтобы сохранить профессиональный состав – даже в кризисный год нам удается удерживать заработную плату на очень приличном уровне.

Отдельная больная тема – организация гастролей. Кому-то может показаться, что поездки провинциальных музыкальных коллективов по городам и весям (а уж тем более за границу) в тяжелые для экономики и бюджетов времена – роскошь и излишество. Могу уверить: это далеко не так. Всё дело в том, что музыкант – человек особенный, он не может работать, как клерк в конторе, с девяти до шести. Как всякая творческая личность, артист филармонии должен расти и развиваться, что совершенно немыслимо без поездок, обмена опытом, новых впечатлений. Довольно тонкая материя, которая, к сожалению, понятна далеко не всем в вышестоящих структурах. К счастью, Тверская филармония давно зарекомендовала себя и в России, и в Европе: нас приглашают и ждут, к примеру, во Франции, Бельгии, Финляндии, Швейцарии – на достойных условиях, когда часть расходов организаторы концертов охотно берут на себя. Да, в большинстве случаев на гастроли необходимы средства, которых сейчас, к сожалению, нет совершенно. Приходится работать со спонсорами, которые, слава богу, понимают, что речь не о прихоти, а о профессиональной необходимости.

Культура, безусловно, требует внимания со стороны людей, которые имеют возможность ее поддерживать. К счастью, в России исторически сильны традиции меценатства. На сегодняшний день у Тверской академической филармонии есть друзья, которым хочется выразить огромную благодарность. Мы получаем помощь в реализации сложных, крупномасштабных проектов, с которыми сами никогда бы не справились. Достаточно упомянуть, что без участия благотворителей тверитяне не увидели бы великолепный фестиваль имени Лемешева на площади под открытым небом. Встречаясь со спонсорами, я всегда подчеркиваю: дорогие друзья, помогая филармонии, вы вкладываете средства не в учреждение и не в артистов, а в души и сердца тысяч благодарных слушателей – и это дорогого стоит!

Главная задача руководителя Тверской академической филармонии – привлечение нового зрителя. Я вижу свою миссию именно в этом и осознаю, что на сегодняшний день филармонию посещают далеко не все тверские любители классической музыки. Более того, многие обыватели до сих пор не знают, где находится филармония, привычно ориентируясь на заметные белые колонны драмтеатра. Моя цель – целиком и полностью избавиться от стереотипа «На классические концерты ходят старушки, знавшие Моцарта лично». Я хочу убедить людей в том, что посещать филармонию – необходимо, интересно, здорово и даже модно: помимо прочего, это отличное место для встреч и организации досуга на самом высоком уровне. Музыка дает человеку отдушину, пищу для души и ума, отвлекает от бытовых проблем, политики и невзгод. И мы эту свою миссию выполняем честно.

Елена Шевченко
Председатель комитета по делам культуры Тверской области

Для каждого учреждения культуры принципиально важна его востребованность, и говоря о Тверской областной академической филармонии, прежде всего следует подчеркнуть, что это одно из немногих мест, в которые люди ходят. Отчасти это обусловлено тем, что на поле нашей культурно-событийной жизни у филармонии нет конкурентов. Казалось бы, такая ситуация должна расслаблять: что бы ты ни делал, публика всё равно к тебе придет. Но для нашей филармонии эта ситуация, напротив, оказывается мотивационной. Много лет по показателям посещаемости, наполняемости зала учреждение бьет рекорды – это абсолютный лидер. С другой стороны, филармония выполняет важнейшую воспитательную функцию. И было бы намного проще, если бы учреждение могло работать со зрителем, который «ел бы всё подряд». Но за долгие годы публика привыкла к очень приличному уровню мастерства собственных и приглашенных коллективов и солистов, оказалась очень воспитанной и, я бы сказала, капризной в своих вкусовых предпочтениях – и этот факт заставляет руководство филармонии держать очень высокую планку. По моему мнению, в такой юбилей необходимо зафиксировать ситуацию: успешно преодолевая все риски и проблемы, филармония неуклонно движется вперед, по всем, какие только существуют, показателям. Это безусловный успех, связанный прежде всего с тем, что люди очень любят свою работу. У них есть огромное желание и, самое главное, ответственность перед слушателем – и зрелым, и подрастающим. Я оцениваю эту работу самым высоким образом и благодарю всех сотрудников за то, что они все вместе, командой, годами выстраивали красивый и вкусный проект под названием «Тверская академическая филармония».

Андрей Кружков
Художественный руководитель
Тверской областной академической филармонии

История Тверской филармонии началась в далеком 1936 году, когда в областной столице появился симфонический оркестр, состоящий из выпускников Московской консерватории, прибывших к нам по распределению. Волею судеб в числе присланных музыкантов оказались такие величины, как концертмейстер Яков Киппер (до семидесятых годов этот блистательный музыкант преподавал в Тверском музыкальном училище) и композитор Николай Сидельников. Собственно, вокруг них и завертелась местная музыкальная жизнь. Оркестр играл в Городском саду и в кинотеатре «Звезда», просто собирали народ и бесплатно исполняли очень серьезные и сложные классические произведения. Целью было просветительство: «Культура – в массы», по заданию партии и правительства. Во время войны оркестр расформировали, все ушли на фронт, и, к сожалению, жизнь коллектива прервалась.

Без сомнения, в восьмидесятилетней истории Тверской филармонии обнаруживается масса интересных и значимых моментов, событий и людей – всё это будет отражено в книге, которая выйдет к юбилею учреждения. Отмечу главное. Собственное здание филармония приобрела в 1953 году, после реконструкции, в конце девяностых в нем появился орган и, как следствие, теперь уже знаменитый Баховский фестиваль. Долгую историю имеют такие фестивали, как «Музыкальная осень в Твери» и Лемешевский. Сложились разнообразные ансамбли, появились солисты и певцы. Сегодня мы имеем два замечательных коллектива, вокруг которых строится почти вся репертуарная политика – камерный хор «Русский партес» и оркестр «Российская камерата». Что из всего этого выросло? Оперные постановки и современные синтетические проекты, исполнение крупномасштабных произведений (рассчитанных на хор, оркестр и солистов) и камерной барочной и духовной музыки, и много чего другого. Собственно говоря, сейчас мы вплотную подошли к тому, с чего всё когда-то начиналось: в Твери должен возродиться симфонический оркестр.

Мы активно развиваем концертную деятельность для детей, в том числе в новых жанрах – познавательных семейных программах, «сказках с оркестром». За последние пять-семь лет очень плотно работаем над исполнением масштабных сочинений, таких как «Carmina Burana», реквиемы Джузеппе Верди и Вольфганга Амадея Моцарта и т.д. Ведем переговоры с Рязанской филармонией насчет совместного исполнения реквиема Альфреда Шнитке. Мечтаем запустить большой проект со сводным хором (состоящим из пяти региональных хоров) – составляем соответствующую заявку на министерский грант. Отдельное и очень важное направление – просветительство: исполнение разнообразной камерной музыки. Кстати, интерес к ней в Твери необычайно высок, а вот в столице на таких концертах не всегда увидишь полный зал народа. Особое место в репертуаре занимают ретро-программы:  мое личное отношение к этой музыке неоднозначно, но не могу не признать, что сегодня исполнение советских песен солистом без фонограммы, с живым оркестром, становится востребованным и в воспитательном смысле очень полезным.

В новом сезоне грядут интересные и необычные премьеры. Будут исполнены произведения тверских композиторов (кстати, их прекрасно воспринимают и здесь, и за рубежом), которые вообще никогда не звучали. И новые синтетические программы: к примеру, спектакль «Контрабас» по пьесе Патрика Зюскинда талантливого режиссера Тараса Кузьмина, в котором неожиданно главным действующим лицом станет оркестр, сидящий к слушателям спиной. Такие, быть может, рискованные эксперименты мы делаем уже не первый год, и новый, юбилейный сезон исключением, конечно, не станет.

Ольга Атрохова
Солистка Тверской областной академической филармонии

В 2013 году (после декретного отпуска) я пришла на прослушивание в хоровой коллектив – в «Русский партес», и совершенно неожиданно художественный руководитель филармонии Андрей Кружков предложил мне стать солисткой. Я очень благодарна Андрею Вячеславовичу за возможность развиваться и за то, что всё это время я чувствую, что в меня верят, строят какие-то планы, видят перспективы. Он дал мне шанс исполнять сложнейшую музыку Баха и Вивальди, и не только в провинции, но и на московских концертах и фестивалях.

Был сложный период адаптации: дело в том, что я училась на хоровом отделении и прежде солисткой не работала. Да и найти общий язык с коллегами оказалось не так просто – ребята все очень разные, творческие, нужно было приспосабливаться. Пришлось осваивать новые партии и много заниматься, чтобы поддерживать сольную форму.

Пожалуй, единственное, чего мне не хватает в Твери, – это школа: сейчас у меня нет наставника, я занимаюсь самостоятельно и очень много слушаю известных мастеров. Разумеется, как и у всякой артистки, у меня есть амбиции относительно того, что мне хотелось бы спеть: арию Изабеллы из «Итальянки в Алжире», например, или Розины из «Севильского цирюльника». Но всё это вещи очень высокого уровня, требующие серьезной вокальной подготовки, техники и эмоциональной выносливости.

Скучать не приходится – коллектив много гастролирует, но лично мне хотелось бы еще больше выездов, поскольку жизнь на колесах очень помогает расти, получать новые эмоции и двигаться вперед, дает прилив сил и ощущение полноты жизни. Конечно, путешествовать можно и с семьей. Но я говорю о другом – о сосуществовании с коллективом, без которого, как выясняется, жить не очень-то и получается.

Я объехала всю Тверскую область, и мне очень нравятся здешние люди. Быть может, слушатель в провинции не так искушен и не понимает каких-то сугубо профессиональных тонкостей, вокальных трудностей в исполнении того или иного произведения, но он правильно чувствует музыку и то, как ты ее преподносишь. Его не обманешь – как ребенка, который не ко всем пойдет на руки (не знаю, уместно ли это сравнение). Тверская публика очень тонкая, она способна прожить вместе с тобой каждую фразу и паузу. Стоя на сцене и исполняя масштабное произведение с участием симфонического оркестра, чувствуешь фундаментальность, опору – и в музыкальном, и в эмоциональном плане. Ведешь фразу – а оркестр и зал помогают своим дыханием... Удивительное состояние, когда до макушки тебя пронизывает солидарностью, восторгом и счастьем от того, что ты – часть большого целого и твое место здесь, и нигде больше.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий