Слуга народа

 
Выборы 2016 автор: Андрей Чернышов

Назначение нового исполняющего обязанности губернатора Тверской области и предстоящие осенью большие выборы дают основание для размышлений над двадцатилетием новейшей политической истории региона. За это время в Тверской области сменились три губернатора: Платов, Зеленин, Шевелев. Все три губернаторства оказались проблемными: Платов, проиграв выборы 2003 года, был осужден, Зеленин и Шевелев были отправлены в отставку до завершения срока полномочий (Зеленин – второго срока, Шевелев – первого). Определенная закономерность здесь, по всей видимости, заключается в том, что при всех индивидуальных различиях трех тверских губернаторов региональная власть в целом на протяжении двух десятилетий плохо справлялась с задачей управления территорией. Анализ основных затруднений, с которыми она сталкивалась, и методов действий, которыми она пользовалась, может оказаться полезным и для самой власти, и для избирателей, которым предстоит прийти к избирательным урнам осенью.

Большая идея

Из трех тверских губернаторов двое в момент прихода к власти ее имели – Платов и Зеленин. Платовская идея имела умозрительный и (как выяснилось) достаточно наивный характер: речь шла о многоуровневом самоуправлении территорий в максимально возможном объеме. Политические реалии быстро вошли в противоречие с «земскими» прожектами солженицынского извода; кроме того, с 2000 года в России начался быстрый процесс централизации власти, который, собственно, и привел Платова к фиаско.

Большая идея Зеленина заключалась в необходимости и возможности повышения инвестиционной привлекательности Тверской области. Эта идея, в отличие от платовской, была сугубо прагматичной и, можно сказать, «обсчитанной». Катастрофическим для ее начавшейся реализации оказался кризис 2008 года, после которого бизнес-менеджмент территории во многом утратил смысл, а для решения рутинных задач кризисного управления зеленинская административная машина оказалась слишком сложной и дорогой игрушкой.

Губернатор Шевелев в приверженности большим идеям замечен не был.

Вывод из сказанного получается таким: попытки реализовать «большие идеи» на региональном уровне управления скорее вредят делу даже тогда, когда в целом эти идеи не идут вразрез с общегосударственным политическим трендом. Региональное администрирование слишком уязвимо по отношению к большому числу случайных внешних факторов, которые оно не в состоянии не только контролировать, но даже прогнозировать. Здоровый и умеренный прагматизм, по-видимому, является лучшим средством минимизации возможных уронов.

Бюджет, инвестиции, муниципалитеты

Из трех администраций я наблюдал изнутри деятельность одной – зеленинской, а к двум прочим отношения практически не имел, поэтому при общем анализе их деятельности имеет смысл исключить инсайд и ограничиться тремя основными направлениями, обозначенными в подзаголовке и доступными внешнему наблюдателю.

Министерство финансов (привожу нынешние названия), несомненно, было и остается одним из наиболее профессиональных подразделений областного правительства при всех трех губернаторах. С 2005 года, когда председателем ЗС стал А.Н. Епишин, общая бюджетная дисциплина в регионе поднялась на качественно новый уровень и сохраняет этот уровень и поныне. Весь вопрос в том, какие задачи ставятся перед областным бюджетом; т.е. проблема здесь не столько в техническом исполнении, сколько, скажем так, в философии процесса. «Бюджеты проедания» региональные депутаты и чиновники министерства научились составлять и исполнять вполне удовлетворительным образом. Достаточен ли их профессионализм для реализации гипотетического «бюджета развития» (несомненно, потребующего немалой политической воли от руководителя региона) – тайна за семью печатями. Привычка наших властей всех уровней выбирать наиболее простые и удобные для себя решения неизменно толкает их в сторону т.н. «социально ориентированных бюджетов», загоняющих страну и регионы в тупик стагнации.

Проблема привлечения инвестиций в регион является наиболее простой из трех. По существу, ее решение во многом зависит от федерального статуса и связей губернатора. Если же губернатор еще и смог подобрать заместителя по инвестиционной политике, который сам по себе является статусной фигурой для возможных инвесторов, возможности значительно увеличиваются. Оптимальной для региона в этом отношении была (к сожалению – недолго, но очень эффективно) пара Зеленин-Лошаков. Конечно, среднерусские регионы далеко не одинаковы по инвестиционной привлекательности; играют роль такие важные объективные факторы, как логистика, наличие трудовых ресурсов и другие, но все же эта разница не столь велика, чтобы личный фактор во многих случаях не играл определяющей роли.

Наиболее серьезной проблемой региональной власти является сегодня, на мой взгляд, состояние муниципального самоуправления и положение дел в районах области в целом. Объективная сторона соответствующего процесса выглядит так: на протяжении последних пятнадцати лет поколение «красных директоров» (с которыми в основном имел дело Платов) постепенно сменялось на должностях глав районов людьми, которых можно условно обозначить «выходцами из 90-х». Процесс этот явно затянулся, и, вообще говоря, его следовало бы ускорить еще при зеленинском губернаторстве, даже вполне отдавая себе отчет во всех особенностях и недостатках нового поколения управленцев районного уровня.

Проблема во многих случаях заключалась в крайней недостаточности кадровой «скамейки», а попросту говоря – в катастрофическом отсутствии в муниципалитетах людей, соответствующих задачам местного самоуправления.

После того как при Зеленине ситуация была вынужденным образом законсервирована, шевелевская команда самым примитивным образом начала производить назначения в районах по принципу личной лояльности глав (чего, отметим, ни при Платове, ни при Зеленине как массовой практики, не знающей исключений, не было). В итоге мы имеем сегодня крайне запущенную ситуацию в ряде районов области, которая требует срочного вмешательства и серьезной санации.

В условиях постоянной нехватки кадров муниципального самоуправления определенный интерес имеет сложившаяся при Зеленине практика своеобразных «стажировок» в районах молодых перспективных управленцев на протяжении полутора-двух лет. Реализация подобной политики подразумевает предварительный отбор и продвижение по карьерной лестнице условных «тридцатилетних» в количестве как минимум 15–20 человек.

В заключение я хотел бы сказать, что административный опыт тверского двадцатилетия представляет безусловную ценность и заслуживает внимательного изучения. Полагаю, что пришла пора заканчивать дурацкие хиханьки над «городом Глуповым» и серьезно заняться осмыслением этого опыта.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий