Точка зрения

 
Еще раз о главном автор: Владимир Седов

В периоды избирательных кампаний все виды партий и политических сил без устали гарантируют нам безусловное повышение уровня жизни населения. Однако суть этого процесса имеет мало отношения к политической риторике. Уровень жизни напрямую зависит от качества решения прозаической и совсем не политической задачи – создания высокотехнологичных рабочих мест. К сожалению, понимание того, что социальные возможности являются лишь следствием высокой технологической организации общества, у заботливых борцов за наши голоса или отсутствует, или откровенно ими игнорируется.

О работе и жизни.

В основе развития экономики лежит фундаментальное противоречие между безграничными материальными потребностями людей и ограниченными экономическими ресурсами, необходимыми для их удовлетворения. Это противоречие невозможно разрешить с помощью волшебной палочки. Уровень нашей жизни есть функция от количества и качества труда, вложенного в его создание. Таким образом, размер экономики соответствует количеству рабочих мест и степени их технологичности. Одна часть характеризует количественный рост, вторая является по существу характеристикой развития, которая полностью охватывает и вбирает в себя первую.

Необходимо отметить, что выше сказанное характеризует ту часть экономического пространства, где создается дополнительная стоимость, где результатами труда являются средства производства, а также объекты и предметы потребления. В первую очередь это высокотехнологичные отрасли промышленности и строительства.

Вынужденные обременения.

Любые другие организационные структуры, несущие не созидательную, а посредническую или регулирующую функцию, являются по существу конкретным обременением существования первых. Как ни покажется странным, к ним относятся так называемые кровеносные сосуды экономики – банки, различные инспекции, разного вида надзоры, а также органы власти – муниципальной, региональной и федеральной.

Последние годы в рамках политики утверждения вертикали власти мы наблюдаем значительный рост вышеперечисленных надзорных и регулирующих структур, их усиление, а также рост расходов на их содержание. Всё это, по существу, увеличивает пропорционально нагрузку на экономику и бизнес и, соответственно, снижает уровень жизни населения и потенциал развития.

О роли налогов.

Оплата услуг государства происходит в форме взимания налогов. Она имеет количественное выражение в виде размера налоговых ставок и всякого вида неналоговых сборов, а также качественное выражение в виде самой структуры налогов. В российской системе явно отрицательным явлением является 30%-ный социальный оброк на заработную плату, оплачиваемый предприятиями. Для примера: в развитой Великобритании он составляет примерно 24%, из них 13,8% – доля предприятий, а 11% (подоходный налог) – доля физических лиц. Главным регулирующим налогом является корпоративный – аналог нашего налога на прибыль. Его потолок выше, но размер гибко изменяется обратно пропорционально вложениям в капитал. Если вы начинаете жить как рантье, ставка налога реагирует немедленно и адекватно. То есть налоговая система несет в себе более сильные стимулирующие импульсы, побуждающие к увеличению оплаты труда и динамичному развитию.

Еще раз о главном.

Теперь немного о высокотехнологичных рабочих местах. Об их месте и роли. Ну, во-первых, давайте отметим, что, когда речь идет о структурных преобразованиях в экономике страны, определяющих диверсификацию, финансовую устойчивость и технологическую, а следовательно, и политическую независимость, речь идет именно о них, именно об этом. Структурные изменения связаны и определяют порядок и условия создания и существования высокотехнологичных рабочих мест, а также государственные и региональные приоритеты.

Ничего лишнего. Абсолютно конкретно. Соответственно, отсюда вырисовывается главная, доминирующая задача, которая стоит перед регулирующими и управляющими структурами всех мастей и уровней. Этой задачей является создание качественных побудительных условий для существования бизнеса в рамках соответствующих приоритетов. Не забота и сострадание, а работа по созиданию.

Немного о грустном. В Тверской области региональные чиновники додумались убрать один из последних побудительных мотивов – софинансирование процентной ставки по кредитам на развитие.

Целеуказания.

Определение приоритетов – предмет отдельного серьезного анализа. Надо ясно понимать, что приоритеты – это не то, что хочется, а то, в чем можно быть лучшим. В современной быстроизменяющейся жизни их сложно рассматривать локально, в рамках местности и (или) страны. Это поиск возможностей занять место в международных цепочках создания дополнительной стоимости. Еще исторически совсем недавно цель производителя понималась как максимизация прибыли. Сегодня, конечно, цели серьезно меняются. Они направлены на создание своего потребителя, максимальное удовлетворение его потребностей (ничего не напоминает?), завоевание доли рынка и производство уникальной продукции.

Варианты решений.

Макроэкономисты по-разному оценивают размер мирового валового продукта. С учетом сегодняшней средней динамики роста ВВП развитых стран большинство сходится на том, что в ближайшую четверть века мировой валовой продукт достигнет величины примерно 200 триллионов $США. Размер ВВП России на сегодня составляет 80 трилионов руб.

Как же быть? Заниматься натуральным хозяйством? Или войти в международную систему разделения труда? В мире 7 миллиардов человек, в России – 140 млн. Размер рынков несопоставим, да и Северная Корея – не пример для подражания. Поэтому ответ очевиден: нужно специализироваться и кооперироваться. А чем мы можем пригодиться мировому народному хозяйству? В чем мы можем быть конкурентны? На самом деле совсем не во многом.

Нам повезло, что на российской территории большие запасы полезных ископаемых. Наиболее ликвидными из которых являются нефть и газ. В то же время их значение снижается по мере развития альтернативной энергетики. На хорошем уровне атомная промышленность, некоторая продукция космической и оборонной отраслей. Вот, пожалуй, и всё из значимого. Причем процент последней, видимо, тоже не будет быстро расти, поскольку базисом для нее является машиностроение, которое скукожилось до неимоверно малых величин за последние четверть века.

Потерянные возможности.

Всё большую долю в МВП занимает интеллектуальная сфера, а также любые работы, связанные с развитием человеческого капитала. Их величина стремительно приближается к 50%. Но и здесь нам особенно нечем похвастать. Рухнувший за последние годы уровень высшего и среднего специального образования привел к созданию значительной массы людей, профессионально слабо образованных. Трудно ждать от них каких-нибудь серьезных свершений в ближайшие десятилетия. Да и содержательных изменений в системе получения знаний тоже не видно. Показатели есть. Причины издержек понятны. Работы над ошибками нет. Или она идет так медленно, что фактически незаметна.

Соответственно, с сожалением нужно констатировать, что вероятность занятия ключевых позиций в международной системе разделения труда выпускниками российской высшей школы стремительно движется к нулю.

Научное прогнозирование.

Придется серьезно покопаться, чтобы найти те немногие возможности, которые остались у страны и которые позволят ей встать в один ряд с ведущими мировыми корпорациями. Отчасти это могут быть отрасли, связанные с генерацией энергии, ее трансформацией и передачей больших мощностей на расстояния. Здесь наработки есть значительные и, как говорится, «конь не валялся».

Для того чтобы попытаться вскочить в быстро уходящий поезд мирового развития, необходимо выполнить несколько закономерных действий. Провести исследования, выполнить анализ и дать экономические оценки возможных конкурентных направлений. Не так давно это называлось научным прогнозированием. Ничего нового тут нет, лишь хорошо забытое старое. Затем дать денежки. Адресное финансирование – путь проверенный. Единственные условия для его гарантированной эффективности – конкретность и персональная ответственность. Хватит ли амбиций и квалификации его грамотно осуществить? Вопрос! Но определенно одно – эти решения нельзя откладывать.

Помогать надо лучшим.

Просто необходимо позаботиться о качестве существования и развития людей и структур, способных создавать конкурентный в мире продукт. Условия для них должны быть особо выделены и стать тепличными. Я не имею в виду свободные экономические зоны, созданные и продолжающие организовываться государством. Территориальный принцип их построения должен быть чем-то оправдан. Допустим: наличием полезных ископаемых, кадровым, научным или технологическим потенциалом, лучшими коммуникациями, логистикой, наконец. Ничего подобного нет. Поэтому он неэффективен. Априори. Функциональный принцип видится гораздо более предпочтительным, а может быть, и единственно возможным. Он, как минимум, фокусирует внимание на приоритетных задачах. Максимум может получиться в результате наполнения его содержанием.

Аппаратные решения.

Прошу задуматься: когда и зачем нужно поддерживать низкую безработицу, если производительность труда в разы ниже, чем в странах-конкурентах? Вполне очевидно, что: 1) в переходные и кризисные периоды, 2) для временного устранения социальной напряженности.

Временного! Застой не может быть постоянным. Или развитие – или загнивание. В настоящее время мы наблюдаем затянувшиеся настораживающие процессы – такие, как продолжающееся раздувание государственного аппарата и перераспределение бюджетных средств по тем сферам, которые исключают создание институтов развития. Несомненно, такая сомнительная политика аукнется в недалеком будущем по полной программе.

Давайте помечтаем.

Думаю, что это непросто, но не случилось бы ничего страшного, а мы облегченно вздохнули бы, если сразу и в разы сократить длинные ряды чиновников и депутатов.

Резко уменьшить количество формальных, надуманных, никчемных процедур, к тому же оплачиваемых и существующих лишь для того, чтобы оправдать существование вышеозначенных персоналий. Ответственность сразу стала бы адресной и получила свое имя и фамилию. Количество безграмотных, а зачастую и бессмысленных, решений получило бы отрицательное ускорение. Для этого не нужно кивать на Кремль. Достаточно региональных решений. Ну как вам, власть предержащие и в сан положенные: слабо?!

История, к сожалению, практически не знает подобных смелых и содержательных примеров. Критичный внутренний объективный анализ, как правило, неподвластен самим субъектам. Да и редкий человек способен поставить красивую идею впереди собственного благополучия. А так хотелось бы стать свидетелем столь необходимых для современной комфортной жизни процессов. Но, как скажут мои оппоненты, мечтать не вредно.

Личность в истории.

Сегодня невозможно закрыться от жизни границами или зарыть, как страус, голову в песок. Информация не знает границ. Следовательно, необходимо попытаться сохранить и приумножить то немногое, в чем мы еще хоть что-то из себя представляем. Гражданский кодекс определяет нас обезличенно – как физических и юридических лиц. Однако достигать результатов могут только одушевленные существа. Представлять из себя что-то могут только индивидуумы. Поэтому при постановке и решении задач этот фактор необходимо учитывать. Историю делают личности.

Уравниловка.

В одной из ведущих банковских структур не так давно был принят на вооружение сомнительный подход. Судят не по делам и возможностям, а по принципу «не будет прорывов, но не будет и больших ошибок». Эта, хорошо знакомая по школьной литературе, тактика «премудрого пескаря», конечно, страхует действия конкретных чиновников, но никогда не даст значимых результатов в экономике. В нормальном сообществе это называется «в кустах отсидеться». Да и международная практика не подтверждает, а опровергает такой подход. Размеры капитала и активов международных финансовых институтов несоизмеримо больше, а политика поддержки и развития остается грамотно избирательной. Грамотно – ключевое слово.

Рукотворный застой.

Сегодняшний размер кредитных ставок – почти смертельная инъекция для целого ряда отраслей. Он особенно губителен для предприятий с длительным циклом производства, которым крайне необходимы кредиты для пополнения оборотных средств. Планирование займов становится задачей, очень похожей на гадание на кофейной гуще. Волатильность рубля – наверное, неизбежный процесс, но его амплитуду государство обязано коррелировать.

Наш президент говорит, что экономика почти приспособилась. Здесь можно поспорить. Приспособилась к чему? К выживанию? Может быть. Но о развитии даже неудобно вспоминать. Создание конкурентного рабочего места в машиностроении обходится в сумму от 5 млн. рублей. Элементная база в стране отсутствует как продукт и понятие, а курсовая разница не побуждает проводить закупки за рубежом.

Постановка продукции на производство без инвестиций невозможна. Если в ситуацию не вмешаться, то на ближайшую перспективу видится если не откровенный тупик, то застой.

Беспредел.

Рукотворный декабрьский обвал, выполненный российскими финансовыми структурами, в простонародье называется беспределом. Конечно, никто не признается, и действия совершены не непосредственно банками, а через трейдеров, однако других игроков, обладающих столь мощными инструментами, на российском рынке нет.

К великому сожалению, этот прецедент так и не был расследован по существу. Реальная экономика вынуждена пожинать плоды авантюризма и безответственности. Честно говоря, надоел этот банковский междусобойчик. Пора в конце концов и совесть знать, «уважаемые». Разделите валютные спекуляции и реальную экономику. Инструментов достаточно. Политической воли не видно.

В завершение.

Процессу создания высокотехнологичных рабочих мест сопутствует непростая и неоднозначная тенденция – такая, как сокращение рынка труда.

Рынок занятости на планете составляет сегодня порядка 3 миллиардов рабочих мест. Ряд среднеазиатских стран, а также практически всё население африканского континента являются в настоящее время социальными изгоями. И это объективная реальность.

Не думаю, что в рамках международной кооперации кто-то захочет поделиться с ними, да и с нами тоже, высокими технологиями. В то же время нужно ясно понимать, что каждое высокотехнологичное место замещает сразу несколько простых. Мир стремительно движется к определенному расчетному пределу, равному 1–1,2 млрд. эффективных рабочих мест. То есть проблема, очень похоже, будет усугубляться.

Это означает только одно: впереди – жесткая, если не жестокая, изнурительная борьба за рынки эффективности и компетенций.

Что делать?

Вы хотите остаться на обочине цивилизации? Не думаю. Ни один родитель не пожелает такой судьбы своим детям. В резервациях отсидеться тоже не получится. Так делайте выводы, уважаемые коллеги и сограждане. Во многом наша жизнь зависит от собственных решений и поступков, а не от фатального стечения обстоятельств. Гражданская ответственность вполне может явиться тем рычагом, который перевернет этот мир. А если решимости нет?.. История бывает беспощадна.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий