Город

 
Всё просто автор: Константин Забродин

Абсолютно все, кто пытается написать стратегию развития чего бы то ни было, неизбежно оперируют двумя вещами: собственным жизненным опытом и существующими условиями. Иными словами, на старте у людей есть определенный багаж и некий факт – на этой базе они и стараются создать свою модель будущего. На мой взгляд, занятие это столь же бессмысленное, как прогнозирование погоды.

Прежде чем выдумывать какую-то стратегию, нужно ответить на несколько простых вопросов. Какими мы видим себя через N-ное количество лет? На что или на кого мы хотели бы быть похожи и можем ли взять за основу чей-то удачный опыт (ведь бесспорно, нечто кардинально новое придумать всё равно не удастся)? Что на самом деле больше всего беспокоит избирателей? И кому эта стратегия вообще нужна – «яйцеголовым», пяти процентам элиты, управляющей абсолютно равнодушным ко всему обществом? Или наоборот?

Итак, у нас есть город с четырьмя сотнями тысяч населения. С очевидно отрицательной демографией и более чем запущенным жилищно-коммунальным хозяйством. То есть очень сложная, почти неподъемная задача: какую стратегию ни пиши, на реализацию потребуется несколько десятков лет.

На самом деле почти неважно, каков будет план: самое главное – не сбиваться с пути, не давать вновь пришедшим к власти «мести по-новому». А самое интересное – понять, как создать механизм воплощения этого плана: систему, обеспечивающую колебания вектора развития хотя бы в пределах 45 градусов. Ведь при этом сама стратегия может быть изложена двумя-четырьмя афоризмами – общечеловеческими принципами, которыми руководствуется обычный крепкий хозяйственник.

Я абсолютно убежден в том, что для любого человека – горожанина и избирателя – очень важна эмоциональная привязанность к месту проживания. Чем Тверь принципиально отличается от Вышнего Волочка или Ржева? Чем тверитянин может искренне гордиться? При всем уважении, это, наверное, не вагонзавод, не «Химволокно» и даже не новый завод «DKC». Ответ напрашивается сам собой: речь об уникальной истории города. Если бы меня попросили сформулировать основные пункты стратегии развития Твери, все они были бы связаны исключительно с возрождением исторических ценностей и ощущения Города.

Я бы поменял названия улиц: убрал все безумные народовольческие, декабристские и большевистские – они как тавро, которое нужно удалить с частью кожи. Радикально зачистил бы знаки, вывески и рекламу. Колоссальные усилия вложил бы в восстановление и развитие коммунального хозяйства.

Отдельная тема – организация движения транспорта. Сегодня, после 30 лет мучений в пробках, Москва, наконец, поняла, что въезд в центр должен быть ограниченным, с высокими ценами за парковку. Нельзя разрешать людям ездить по нему просто так – вокруг Кремля на автомобиле. То же необходимо сделать и в Твери. Я убежден, что нужно отреставрировать Речной вокзал и возродить водный туризм вообще (предварительно очистив от мусора окрестные берега, которые местами напоминают городскую свалку).

Зачем вообще что-то выдумывать? Для начала довольно просто «подкрасить лицо и подчистить ногти: привести в порядок речной и железнодорожный вокзалы и три-четыре улицы в историческом центре. Сделали бульвар Радищева – отлично, в таком духе и нужно продолжать!

Недавно завершилась реконструкция исторического здания железнодорожного вокзала, на Привокзальной площади возвели красивый храм, а парковка по-прежнему не поддается описанию. Казалось бы, цена вопроса не так велика: что такое 10 или 20 миллионов рублей на укладку нового асфальта для бюджета Твери? Почему бы не довести дело до логического завершения?

А еще нам следует научиться соблюдать несколько табу. Не стройте в центре того, что портит среду и разрушает исторический облик. Ко всем новым архитектурным и градостроительным решениям подходите с особой осторожностью. И пресеките, наконец, несанкционированный сброс мусора вокруг города.

Если бы меня спросили, на чем сегодня нужно концентрировать усилия и средства, чтобы у города появился шанс благоденствовать завтра, – я бы сосредоточился всего на двух направлениях.

1. На медицине: системно вкладывая большие средства в развитие медицинских услуг и создавая образ города, в который можно поехать «чтобы подлечиться». Размер и местоположение идеальные, а здравоохранение в России запущено до того, что любой системный и длительный подход в этом направлении (каким бы тяжелым ни был путь) неизбежно даст колоссальный результат.

2. На образовании: Тверь – идеальное место для получения высшего образования. Сделать из города нечто a-ля Оксфорд или Кембридж реально даже в силу одной только географии, удачного расположения меж двух столиц: сюда вполне можно было бы посылать на обучение детей из обеспеченных семей. Ведь даже МГУ со своей огромной территорией, спроектированной как классический студенческий городок, с течением времени оказался почти в самом центре мегаполиса и совершенно утратил свою неповторимую и уникальную среду. А в Твери что-то подобное представить очень легко.

Отдельная тема – Суворовское училище: сделайте из него брендовое учебное заведение суперкласса. Ведь воспитание из мальчишек офицеров, не продающих Родину ни при каких обстоятельствах и ни за какие деньги, – очень правильная и однозначно востребованная в будущем тема. Да и про академию ПВО – как интеллектуальный и даже генетический потенциал для обновления тверского генофонда – забывать не следует.

Очевидно, бессмысленно рассуждать о каком-то качественном скачке в развитии города, не построив нового моста через Волгу: вся подходящая для застройки земля находится на левом берегу, а фактическая транспортная доступность к ней очень ограниченна.

Ни для кого не секрет, что демографическая ситуация в Твери оставляет желать лучшего, и сколько-нибудь значимого прорыва не только не происходит, но даже и не намечается. На мой взгляд, эта проблема имеет вполне конкретное решение: демография исправляется там, где для населения созданы по-настоящему комфортные условия проживания.

Приведу простой пример. Семь лет назад на линейке 1 сентября в средней школе в деревне Мокшино стояли всего два или три выпускника и не больше десятка первоклассников. В этом году впервые за парты сели 46 ребят, а общее количество обучающихся перевалило за 350. Это как лакмусовая бумажка для тех, кто в ответе за развитие территории! Да, подавляющее большинство жителей поселения – люди очень преклонного возраста, и поэтому сегодня демографические показатели всё еще остаются отрицательными. Но совсем скоро ситуация изменится кардинально: рождаемость в деревне Мокшино и селе Завидово превысит смертность.

Что такого было сделано за эти семь лет? Мы построили детский сад и открыли Дом культуры, зачистили территорию от мусора, наладили его вывоз и благоустроили газоны. Иными словами, стали методично заботиться об этой территории. И теперь дети ходят в хорошую школу, с красивым фасадом и чистыми туалетами. У них есть хоккейная площадка, сосновый лес, река... Зачем им куда-то уезжать? Вывод простой: заботясь о комфортных условиях для людей, мы останавливаем естественный отток населения – это меняет демографию и полностью разворачивает всю историю. Я глубоко убежден, что какие-то свои, уникальные прелести проживания можно найти в любом месте, а уж в Твери их более чем достаточно.

К сожалению, в нашем сознании всё еще не произошел окончательный разворот от индустриальной модели экономики (которая существовала в России с 30-х по конец 80-х годов прошлого века) к постиндустриальной. Не буду утомлять читателей перечислением всех различий, подчеркну главное: при постиндустриальной модели интенсивность труда людей имеет гораздо меньшее значение. То есть для того, чтобы получить какие-то блага, уже не нужно трудиться до упаду. А для извлечения экономической выгоды совсем не обязательно идти по пути создания максимального количества рабочих мест. (Я не утверждаю, что создавать рабочие места не нужно – просто это очень глупо с точки зрения целеполагания.)

Кстати, колоссальное количество рабочих мест создает туризм. О том, как поднять туристическую привлекательность Твери, написана целая книжка (и даже посчитано, сколько потребуется денег: в разы меньше, чем на реализацию прочих обсуждаемых прожектов). Ну сделайте, наконец, хотя бы это! Да, вам придется проявить волю. Сказать: слушай, охрана культурного наследия, ты десятилетиями охраняла Путевой дворец – и он чуть было не развалился! Теперь охраняешь Речной – и от него тоже мало что осталось. Почему долгие годы инвесторы не желают за него браться? Да потому, что там нельзя ни чихнуть, ни вздохнуть, не подписав кипу бумаг. Отдайте здание людям – его восстановят, и памятник не исчезнет, а будет функционировать долгие годы.

По-моему, большинство авторов концепций развития города изо всех сил старались придумать нечто невообразимо сложное. На самом деле любой внешний позыв кардинально изменить существующую структуру или, тем более, среду целого города заранее обречен на провал. Лично я не видел, чтобы кому-то удалось это сделать.

Всё очень просто: люди будут оседать и работать там, где им хорошо. Показательный пример – Дубна, которая всего полвека назад начинала свою историю с сорока коттеджей в сосновом бору, построенных пленными немцами. Туда заселили людей, которые впоследствии открыли несколько новых элементов таблицы Менделеева, придумали водородную бомбу, сделали передовые разработки в области теоретической ядерной физики и т.д. Да, эти ученые работали под угрозой наказания, ссылки и т.д. Но что получилось «на выходе»? Город с большим количеством умных людей, которые теперь очень успешно продвигают свою территорию вперед.

Этот рецепт хорош и для Твери: нужно делать всё, что может привлечь в город как можно больше умных, талантливых, молодых, энергичных и амбициозных людей. И ни в коем случае не делать того, что вызывает у молодежи желание сменить территорию проживания.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий