Промышленность

 
«Стабильно трудное» автор: Евгений Вожакин

От редактора:

В последнее время многие знакомые спрашивают: не знаю ли я, как обстоят дела у вагонзавода или HITACHI, что там у Потапова с мелькомбинатом и т.д. Я решил, что будет правильно переадресовать эти вопросы министру промышленности и информационных технологий Тверской области Евгению Евгеньевичу Вожакину. В результате двух часового разговора я так ничего и не узнал – ни о HITACHI, ни о мелькомбинате (поэтому вопросы о них были изъяты из текста), но ответы на оставшуюся часть вопросов, думаю, могут вызвать интерес у читателей журнала, имеющих отношение к промышленности. Дав интервью, Евгений Евгеньевич выразил сожаление, что все заданные мной вопросы касались только промышленности, в то время как вверенное ему министерство занимается еще и информационными технологиями, и попросил как-то объяснить читателям данное упущение. Объясняю: я не задал ни одного вопроса об информационных технологиях Тверской области, потому что никто из нескольких сотен моих знакомых руководителей государственных и частных организаций ни разу меня не спрашивал об информационных технологиях Тверской области. Ну да и черт с ними! Читайте интервью.

– Евгений Евгеньевич, что сегодня происходит с промышленностью тверского региона?

– Я бы охарактеризовал состояние тверской промышленности в настоящий момент как «стабильно трудное», а в двух отраслях – стекольной и машиностроительной (в частности – в отношении флагманов машиностроения региона ОАО «Тверской вагоностроительный завод» и ОАО «Торжокский вагоностроительный завод») – как «тяжелое». Причин много, и в основном они зиждутся на том, что до момента возникновения зарубежных санкций, введенных в отношении России, и ухудшения финансово-экономической ситуации в стране мало внимания уделялось промышленности. На фоне декларирования значимости и необходимости развития промышленности в течение многих лет практических мер по ее поддержке предпринималось недостаточно.

Вместе с тем нет худа без добра: текущая кризисная ситуация дает положительный эффект – укрепляет понимание необходимости развития отечественной промышленности и подталкивает к созданию условий для развития российских предприятий, стимулирует органы власти находить новые подходы и разрабатывать меры поддержки. Утверждение, что на рынке всё определяет свободная конкуренция, является достаточно идеалистичным. На самом деле и в США, и в Европе государство весьма активно продвигает интересы реального сектора экономики, особенно явно это прослеживается на уровне международных отношений. Вместе с тем «здоровая» конкуренция должна быть обязательно, и только она позволяет вырастить конкурентоспособное производство.

Однако мы не можем надеяться на промышленный прорыв, после того как в 90-е годы предприятия были брошены на произвол судьбы – технологии были утеряны или их развитие значительно затормозилось, возможности привлечения финансовых ресурсов на перевооружение имелись весьма ограниченные, разрушились устоявшиеся кооперационные связи, снизился кадровый потенциал. Одномоментно было всё разрушено, а новая модель развития и условия для роста создавались, но, по моему мнению, не системно. Поэтому без реализации государством мер стимулирования промышленной деятельности невозможно требовать от бизнеса всё большего количества уплаченных налогов и продукции, качество которой соответствует мировому уровню.

– Здесь есть нюанс: времена, о которых вы говорите, закончились 15 лет назад, и за ними последовали «сытые двухтысячные»...

– Да, но четкой государственной экономической политики – создания условий для развития, инструментов привлечения финансовых ресурсов и продвижения отечественного производителя – в России не было. Конечно, было реализовано множество инвестиционных проектов и созданы современные предприятия, вместе с тем большинство из них не сопровождались формированием центров компетенций в России. Сейчас сложившаяся политическая ситуация позволяет расставлять приоритеты развития, которые имеют стратегический характер, и принимать необходимые меры, направленные на развитие экономики.

Проще всего объяснить вышесказанное на примере ОАО «Тверской вагоностроительный завод». Много лет провозглашалась необходимость поддержки отечественного производителя, однако на практике осуществлялось обратное: закупались «Сапсаны». Хотя еще 18 лет назад на ОАО «Тверской вагоностроительный завод» был создан «Невский экспресс», способный развивать скорость до 200 км/ч (очевидно, что даже в более сложных условиях по сравнению с зарубежными странами конструкторская мысль на заводе не стояла на месте!). Таким образом, государственная компания покупала за рубежом изделие, которое может быть произведено российскими предприятиями. При этом заявления об экономии денег налогоплательщиков как минимум лукавы, так как при всестороннем рассмотрении затрат, с учетом всего жизненного цикла изделия, оказывается, что отечественный аналог дешевле в разы.

Наверное, в хорошие времена приобретение зарубежной, современной и при этом пусть даже более дорогой продукции может быть продиктовано учетом интересов потребителя, который должен будет рублем доказать свой выбор. Однако в кризисные периоды такой подход с государственной точки зрения – почти преступление. Особенно если учесть, что ОАО «Тверской вагоностроительный завод» «тянет» за собой 80 местных предприятий, мультипликативно обеспечивая создание рабочих мест на смежных производствах, наполнение бюджета, формирует и сохраняет центры компетенции в отечественной промышленности.

Другой пример – из химической отрасли. Всесоюзный научно-исследовательский институт синтетических волокон в состоянии осуществлять разработки различного уровня, в том числе и связанные с обороноспособностью страны. Вместе с тем деньги нередко вкладываются в компании, которые выпускают продукцию, не являющуюся высокотехнологичной, причем иногда даже из зарубежного сырья и т.д.

– Далее можно долго рассуждать о коррупции, разного рода договоренностях и т.д.: иначе с госкомпаниями и не бывает. С моей точки зрения, гораздо интереснее то, что происходит в частном секторе, существующем в реальных рыночных условиях.

– В целом тверская экономика демонстрирует стабильность, что не всегда представляется возможным сказать о всех отраслях промышленности. Всё зависит от конкретных условий, от руководителей предприятий.

Яркий пример – АО «Верхневолжский кожевенный завод» (г. Осташков). Полтора года назад в цехах завода осуществлялся демонтаж оборудования, и все были уверены, что производство прекратит существование. Однако сегодня, с приходом нового руководства, предприятие демонстрирует стабильный рост до 120%: модернизировано оборудование, запущено производство нового вида продукции, изменена логистика, что позволило добиться невероятно высоких результатов за короткий срок.

Совсем иная картина складывается на ОАО «Торжокский вагоностроительный завод», который функционировал в условиях гарантированных заказов и сбыта, не позволявших адаптироваться к запросам рынка. Тем не менее на предприятии проведена модернизация и оптимизация производства, создана продукция с применением уникального асинхронного двигателя, аналогов которому в России нет. Его применение имеет большой потенциал для всей промышленности и также может быть реализовано в сфере авиа- и кораблестроения. Да, двигатель по-прежнему находится в кузове электрички старой модели, но по своим техническим характеристикам конечная продукция имеет значительные преимущества.

Неплохо работает ОАО «Тверьстроймаш»: и хотя мы фиксируем небольшой спад, связан он исключительно с общей неблагоприятной ситуацией на рынке. Несколько лет назад период подъема пережило ОАО «Пожтехника». Сейчас в МЧС идет обновление парка, и требуются машины нового поколения – роботы, пригодные для тушения сложных, взрывоопасных объектов. Удовлетворить этот спрос промышленность пока не в состоянии – такие машины в России не выпускают (за исключением завода в Подмосковье, занимающегося «отверточной» сборкой), но мы надеемся, что ОАО «Пожтехника» сможет перестроиться и удовлетворить спрос на новый вид техники в ближайшее время.

В целом, в машиностроении Тверской области происходит заметный спад, хотя, согласно данным Тверьстата, она по-прежнему занимает лидирующие позиции в структуре объемов отгрузки среди обрабатывающих производств.

– С машиностроением понятно, – что происходит в остальных сферах?

– Работают предприятия легкой промышленности. Конечно, есть небольшие производства, на которых, как в Китае, нашиваются «лейблы на готовые изделия». Однако осуществляют производственную деятельность и новые, поднявшиеся «с нуля» предприятия. К примеру, уникальное предприятие «Мустанг», отшивавшее форму для Олимпийской сборной России. Или фабрика «Морозовские традиции», на которой занимаются производством головных уборов и имеют собственные бренды, известные даже на Западе. Лидером, конечно, остается «Тверская швейная фабрика» – это и бренд, и объемы производства (хотя всё больше площадей сдаются в аренду). Также крупные предприятия работают в Кимрах и Вышнем Волочке.

В 2015 году совместно с предприятиями был реализован очень интересный проект по школьной форме. Федеральный закон обязал школы ввести ее, но вместе с тем решение о том, какая цветовая гамма и фасон будут введены, оставил за самими школами. Новые требования вызвали ряд сложностей: всем родителям трудно угодить и по внешнему виду формы, и по ее цене, да и вопрос закупки школьной формы является дополнительной нагрузкой. Для содействия разрешению данной проблемы и в целях демонстрации возможностей предприятий региона мы организовали в нескольких крупных районных центрах Тверской области специализированные выставки. С помощью родителей мы указали предприятиям на основные ожидания – что и как нужно шить. В результате реализованных выставок бизнес смог определиться с фасонами, скооперировался и уже готов предложить потребителю полный комплект для любого школьника. В настоящее время мы совместно с Министерством образования Тверской области прорабатываем вопрос организации в Тверской области выставок-ярмарок.

Достаточно хорошо обстоят дела в пищевой промышленности, в полиграфии. В частности, важное место в отрасли заняло новое производство – ООО «Парето-Принт».

В химической отрасли пока преимущественно тяжело, однако тоже есть примеры эффективных предприятий. На территории гиганта – тверском «Искоже» – создан технопарк с четырьмя довольно крупными резидентами, а общие объемы выпускаемой продукции, надеюсь, скоро будут сопоставимы с объемами прежних лет. Кроме того, министерством осуществляется организация деятельности рабочей группы по развитию другой промышленной зоны, имевшей химическую специализацию, – бывшая территория завода «Тверьхимволокно». В частности, проведен сбор и анализ информации по собственникам земельных участков и объектов недвижимости, размещенных на площадке, принято решение о создании управляющей компании.

И, конечно, следует отметить предприятие, являющееся одним из лидеров по объему производства и налоговым отчислениям в регионе, – АО «ДКС» – очень динамично развивающаяся, демонстрирующая постоянный рост компания.

– Допустим, я – директор завода. Произвожу некую продукцию, зарабатываю деньги и плачу налоги, из которых получаете зарплату вы, ваш секретарь, водитель и все сотрудники, находящиеся в здании вашего министерства. Зачем мне вас всех содержать? Какой мне от вас прок?

– Хороший вопрос. Дело в том, что Министерство промышленности и информационных технологий Тверской области (вероятно, единственный из всех исполнительных органов государственной власти региона) было создано по инициативе налогоплательщиков – руководителей промышленных предприятий, которые обратились к губернатору Тверской области А.В. Шевелеву с просьбой об учреждении такого органа в структуре правительства Тверской области.

Считаю некорректным комментировать, чем занимались мои предшественники в областном департаменте промышленности и торговли, и позже – в одноименном управлении в составе регионального Минэкономразвития. К тому моменту, когда я пришел работать в управление, в нем было всего пять сотрудников, и говорить о какой-то осознанной политике в сфере промышленности и о создании благоприятной среды для развития предприятий не приходилось. Полтора года назад статус управления вырос до министерского. И хотя штат увеличился только до 11 человек, началась активная работа: от деклараций мы перешли к реальным действиям.

Помимо промышленности как таковой в функционал министерства входят народно-художественные промыслы, монотерритории (их в Тверской области семь). Мы представляем интересы области в процедурах банкротства. Министерством обеспечивается деятельность нескольких коллегиальных органов – Совета руководителей предприятий и организаций Тверской области, Межведомственной рабочей группы по укреплению налоговой дисциплины, Художественно-экспертного совета по народным художественным промыслам, Координационного совета по экономической безопасности Тверской области, противодействию незаконным захватам и защите предприятий и еще нескольких рабочих групп (по неформальной занятости, контрафактной продукции и др.).

Министерство осуществляет активную работу по совершенствованию региональных нормативных правовых актов в сфере промышленной политики. В 2014 году министерство обеспечивало деятельность рабочей группы, членами которой – энтузиастами (директорами заводов, сотрудниками трех институтов и представителями общественности) – была на безвозмездной основе разработана «Концепция промышленной политики в Тверской области». Этот документ в настоящее время планируется дополнить программой реализации концепции. Также, в связи с принятием федерального закона «О промышленной политике», осуществляется работа по подготовке ряда законопроектов Тверской области, которые дополнят и переведут в практическую плоскость отдельные положения федерального законодательства.

Вместе с региональным Министерством ТЭК и ЖКХ проводится политика по стимулированию развития возобновляемых источников энергии, в том числе – торфа. На вооружение взят опыт Владимирской области, в которой несколько лет назад были созданы условия для прихода инвесторов в энергетику. Предприятие осуществляет добычу торфа, выпускает топливо, применяет его на местной котельной и продает по заранее определенным тарифам жителям конечный продукт – тепло. Сейчас такая же работа осуществляется и в Тверской области: начался процесс перевода котельных на возобновляемые источники – щепу, брикеты из биомассы, торф. Это должно дать толчок торфопредприятиям, производству оборудования и т.д. Я считаю, что политика создания условий для выстраивания цепочки полного цикла – самая правильная.

– Мне как условному директору завода для развития производства нужны деньги (дешевые кредиты), квалифицированные кадры, разумные налоговые ставки, электричество, газ, вода плюс расширение рынка сбыта. С чем из вышеперечисленного вы мне можете помочь?

– Конечно, говорить о прорыве за неполные два года работы не приходится, но то, что министерство признано профессиональным сообществом промышленников – это факт.

К сожалению, из-за острого дефицита бюджетных средств в регионе приостановлена программа субсидирования части процентных ставок по кредитам, полученным на модернизацию производств. В то же время на федеральном уровне существуют программы поддержки промышленности и создан Фонд развития промышленности, в который Правительством РФ направлены миллиарды рублей. Министерство старается обеспечить для предприятий тверского региона максимальную информированность о всех реализуемых мерах поддержки. Раньше тверской бизнес практически просто не знал о федеральных мерах поддержки, однако с нашей помощью за последний год отмечается рост количества заявок, подаваемых предприятиями региона (заявки подали 19 предприятий, два уже получили финансовые средства).

В рамках мер, направленных на импортозамещение в промышленности, Минпромторгом России были сформированы 19 отраслевых планов. Министерством в 2015 году была проведена очень большая работа по сбору предложений от предприятий и их включению в вышеуказанные планы. Результат налицо – Тверская область сработала лучше всех других регионов России (эта оценка дана министром промышленности и торговли РФ Д.В. Мантуровым), подав 222 предложения. В настоящее время Минпромторгом России ведется работа по внесению изменений в существующие инструменты поддержки в части, касающейся стимулирования развития импортозамещающих производств.

У министерства есть и много точечных достижений – без его поддержки, скорее всего, ЗАО «Тверской вагоностроительный завод» остановился бы, а на территории АО «Верхневолжский кожевенный завод» в лучшем случае был бы технопарк, ООО «Савеловский машиностроительный завод» тоже вряд ли функционировал бы, если бы правительство Тверской области и министерство не инициировали покупку ГК «Ростехнологии» активов завода в процессе банкротства и т.д.

Относительно вопроса об обеспечении предприятий кадрами хочу отметить, что существующие диаметрально противоположенные точки зрения – подготовка специалистов является задачей государства, и обучение должно осуществляться за счет средств бизнеса – оба неверны. На самом деле это общая задача. Государство должно создать условия для обучения, ориентируясь на прогноз макроэкономических показателей, а бизнес – обеспечить соответствующие рабочие места и достойные условия. Таким образом, чтобы каждый выпускник знал, что, покинув стены учебного заведения, он будет востребован рынком труда. У министерства есть реальные примеры нахождения компромиссных решений. Ни одна образовательная организация региона не осуществляет подготовку инженеров по сварочному делу, а потребность в них достаточно велика по Тверской области. Когда был поставлен вопрос организации обучения перед руководством Тверского государственного технического университета, то выяснилось, что создание нового направления подготовки – очень сложный и длительный процесс. Тем не менее решение может быть найдено путем усиления уже существующих направлений, программа обучения которых, при непосредственном участии промышленных предприятий, будет усилена специальными дисциплинами по сварочному делу.

Конечно, многие родители хотят, чтобы дети были юристами и экономистами, а не высококвалифицированными сварщиками, швеями, хлебопеками, поэтому самих молодых людей нужно заинтересовать и объяснить, что на предприятии их ждет не «кувалда», а компьютер, управляющий автоматизированной линией. Если изменить представления, то ситуация с кадрами на предприятиях будет улучаться, появится молодое и активное поколение специалистов.

Министерством проводится и системная работа в этой сфере – ежегодно осуществляется мониторинг потребности промышленных предприятий в кадрах, результаты которого передаются в Министерство образования Тверской области для корректировки контрольных цифр приема в образовательные учреждения.

– А как обстоит дело с антикризисными мерами? Ни на федеральном, ни на местном уровне нет ни одной внятной инициативы...

– Вынужден не согласиться с таким утверждением.

В первую очередь ситуация в экономике и в промышленности находится под постоянным контролем и федеральных, и региональных органов власти, в связи с чем за последнее время (год-полтора) были созданы специальные механизмы для обеспечения мониторинга и выработки мер, направленных на обеспечение стабильного функционирования предприятий.

Минпромторгом России в начале 2015 года запущен интернет-портал www.проммонитор.рф, который создан в целях консолидации информации о текущем состоянии промышленности в субъектах РФ. Министерство промышленности и информационных технологий Тверской области еженедельно осуществляет предоставление информации в систему в целях ее последующей обработки, анализа и разработки мер по обеспечению стабильного функционирования предприятий. В систему вносятся такие показатели по промышленному производству, как:

-      численность работников;

-      число работников, отправленных в неоплачиваемые отпуска или перешедшие на сокращенную рабочую неделю;

-      кредиторская задолженность предприятий;

-      просроченная задолженность по заработной плате, перечень предприятий, на которых ухудшилась финансово-экономическая ситуация или ожидаются события, связанные с ростом социальной напряженности.

Также на федеральном уровне в феврале 2015 года Правительственной комиссией по экономическому развитию и интеграции сформирован и утвержден перечень системообразующих организаций России, в состав которого вошло ОАО «Тверской вагоностроительный завод», а также другие предприятия в составе холдингов (ОАО «СИБУР-ПЭТФ» в составе ОАО «СИБУР Холдинг»; ФГУП «Звезда» в составе ФГУП «НПЦ автоматики и приборостроения им. академика Н.А. Пилюгина»; ОАО «Центросвармаш» в составе ЗАО «Трансмашхолдинг» и другие).

Данный перечень объединил организации, в том числе промышленные предприятия, оказывающие существенное влияние на формирование внутреннего валового продукта, занятость населения и социальную стабильность.

Кроме того, приказами Минпромторга России утвержден перечень предприятий, оказывающих существенное влияние на отрасли промышленности и торговли. В перечень уже внесены следующие предприятия Тверской области: АО «Верхневолжский кожевенный завод», ЗАО «Тверской экскаватор», ООО «Савеловский машиностроительный завод», ОАО «Центросвармаш», ОАО «РИТМ» ТПТА, ЗАО «Эксмаш», ООО «Завидовский текстиль», ОАО «514 Авиаремонтный завод». Министерство оказывало активную поддержку предприятиям, которые подавали заявки на включение, – выходило на федеральный уровень с инициативой расширения перечня, доказывало значение предприятий для всего промышленного комплекса региона. Данный перечень может расширяться дополнительно, и предприятия, соответствующие установленным Минпромторгом России критериям, могут быть включены в него. Работа в этом направлении продолжается.

Соответствующие меры, направленные на обеспечение стабильности в промышленной сфере, реализуются и на региональном уровне.

Правительством Тверской области принято распоряжение «Об утверждении перечня системообразующих организаций Тверской области», в который включены 76 организаций региона, в составе которых почти половина – предприятия промышленного производства, курируемые Министерством.

Также правительством Тверской области создана Межведомственная рабочая группа по мониторингу и стабилизации финансово-экономического состояния предприятий и организаций Тверской области.

В ближайшее время будет проведено заседание рабочей группы и утвержден перечень предприятий и организаций, финансово-экономическая ситуация которых будет ежемесячно отслеживаться, а также будет определена группа финансово-экономических показателей для мониторинга. И это не весь перечень работы правительства Тверской области и министерства в этом направлении.

– В Твери нет площадок – таких, как «Крокус-Сити» или «ЛенЭкспо». А на федеральных выставках продукцию Тверской области ежегодно представляет только одно предприятие – КЗТО «Радиатор».

– Вы правы в части, касающейся специализированных выставочных площадок в регионе. Действительно их не хватает для демонстрации возможностей тверской промышленности. Надеюсь, что со временем и эта проблема сможет быть решена, в том числе при активном участии министерства.

Вместе с тем не соглашусь со второй частью вопроса. В условиях отсутствия в регионе выставочного центра министерство оказывает содействие предприятиям по участию в выставках федерального уровня. Ежегодно обеспечивается участие предприятий народных художественных промыслов в выставке «Ладья», оказывается содействие по участию на наиболее важных выставочных площадках. В частности, в 2015 году делегация Тверской области приняла участие в выставке «Металлообработка-2015», на которой были представлены четыре предприятия тверского региона. В планах – увеличение числа участников под общим стендом. Уже два года работает огромная выставка, приуроченная к Дню машиностроителя. Как уже ранее говорилось, проводится выставка по легкой промышленности, по школьной форме и т.д. Но мы прекрасно пониманием, что этого недостаточно, но здесь очень многое зависит от инициативы самих предприятий.

– А кто, кроме вас, в администрации области или в правительстве России понимает значение машиностроения для развития региона или страны? Что, до тех пор, пока «Газпром» и «Роснефть» являются нашим «всё», а не сырьевым придатком компаний типа «ДКС», мы стремительно превращаемся в страну третьего тира?

– Ситуация начинает меняться к лучшему. В обществе изменяется представление: государство – это не только полиция, суд, армия и границы; это возможность обеспечения страны средствами производства, формирования центров компетенций, создание продовольственной безопасности. В Тверской области мы уже подтвердили этот тезис фактом создания Министерства промышленности – структуры, ориентированной на реальные действия. А оценку нашей работе даст бизнес.

Беседовал Константин Саломатин

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий