Слуга народа

 
Юрий Тимофеев автор: Юрий Тимофеев

С момента назначения на должность сити-менеджера Твери Юрия Тимофеева прошёл год. За это время в городе значительно сократилось количество ларьков, наружной рекламы, началась расчистка пойм рек, ремонт бульвара Радищева и т.д.

Часть изменений происходящих в городе воспринята горожанами бесспорно положительно, часть спорно или отрицательно. То что у Юрия Тимофеева есть деловая хватка, энергия, и в отличии от предыдущих сити-менеджеров желание оставить «след на земле» думаю понятно всем, а вот что за человек Юрий Васильевич Тимофеев и какие дальнейшие действия на посту сити-менеджера он собирается предпринять известно отнюдь немногим. Для частичного устранения этого пробела и было записано нижеследующее интервью.

– Юрий Васильевич, вы жили в Западной Двине, были состоявшимся предпринимателем, главой района, и дела у вас, надо полагать, шли неплохо. И вдруг оказались в кресле тверского сити-менеджера – в городе, где при первой же ошибке найдется сотня желающих скормить вас волкам. Зачем вам это?

– Десять лет назад, когда я выиграл выборы в Западной Двине и стал главой муниципалитета, меня влекла не статусная должность – просто захотелось взять и применить имеющиеся знания и опыт в новом деле. Наверное, это нормальное желание мужчины – добиваться результата, проверять собственные силы. Буду откровенным до конца: я никогда не стремился переехать в Тверь. А теперь могу уверенно сказать, что мне здесь нравится. Я полюбил этот город, почувствовал его дух и считаю, что Тверь – как не ограненный алмаз: подработай, отгравируй – и засияет.

Если человек вдруг решил пойти в спортзал и подкачать мышцы – это его личное дело, а от вашего эксперимента напрямую зависит комфорт жизни четырехсот тысяч человек.

– Я бы не называл это экспериментом. Это моя жизненная позиция, основанная на долгом опыте работы в системе местного самоуправления. Человеческая жизнь коротка, и каждому хочется оставить после себя что-нибудь настоящее. Я поработал в Западной Двине, и говорят, теперь это совсем другой город. Для того чтобы что-то поменять в Твери, мы должны быть готовы к продуманным и последовательным действиям для решения накопившихся годами проблем.

Беда в том, что горожане уже стали привыкать к тому, что в Твери не происходит ничего позитивного. Когда я решил, что первым делом необходимо менять внешний облик города, мне со всех сторон твердили, что на самом деле горожанам это безразлично. Неправда, жителей волнуют именно простые и очевидные вещи. И я абсолютно убежден, что двигаюсь в правильном направлении. Понятно, что задача власти – не только следить за внешним обликом Твери. Есть и более масштабные задачи, которые мы решаем сейчас.

– Уже год вы ставите всех перед свершившимися фактами: мы снесли ларьки, мы убрали рекламные щиты, мы начали реконструкцию бульвара Радищева. Вы не считаете, что, перед тем как предпринимать те или иные действия, было бы неплохо спросить мнение горожан?

– Без этого не реализуется ни один проект. Прежде чем что-то сделать, мы внимательно изучаем позицию как общественности, так и профессионального сообщества. Считаю, что каждое мнение нужно уважать. Однако я достаточно долго проработал в муниципалитете, чтобы понять: путем формального опроса ни одну проблему не решишь. Возьмем для примера историю с трамваями. Помните, сколько было недовольных, когда шла речь о том, что их придется ликвидировать? Так вот сейчас, когда я объявил, что мы будем закупать новые вагоны, меньше шуметь не стали. Если мы с вами выйдем сейчас на площадь и станем выяснять у прохожих, нужны ли Твери трамваи, то, я абсолютно уверен, мнения разделятся поровну. Поэтому взвесив все «за» и «против» и выслушав десятки позиций, часто остается одно – взять ответственность на себя. Однако – подчеркиваю – решительность действий вовсе не означает, что решение принято единолично.

– Почему вы решили реконструировать именно бульвар Радищева, а не, скажем, набережную Степана Разина? Каким образом принимаются решения, расставляются приоритеты?

– Очень просто: гулял по Твери, оказался на Радищева и понял, что вот такого «бульвара» в центре быть не должно. Если серьезно, то проект реконструкции бульвара Радищева – это, с одной стороны, технологически и конструктивно понятная работа, а с другой – абсолютно меняющая всё представление о центральной части города. Меняющая в лучшую сторону для всех – и горожан, и гостей Твери.

Каким был бульвар Радищева? Серая и страшная, расколотая плитка и два ряда старых деревьев. Газон не посеешь – не будет расти из-за густой тени от деревьев. Начнешь прореживать деревья – кто-нибудь всё равно будет недоволен. Хотел посоветоваться с профессионалами – собрал местное архитектурное сообщество: у каждого свое видение, каким должен быть ларек, скамейка или урна. К единому мнению прийти не удалось, но рациональные идеи мы вычленили. В итоге было принято решение: заложить всё новой плиткой – так, чтобы грязь не стекала во время дождя на проезжую часть.

Приходится объяснять очевидное! Например, что деревья время от времени нужно обновлять. После того как спилили старые ели перед зданием мэрии, я сам выходил сажать молодые. Подходит ко мне женщина, журналистка – фотографирует и возмущается: зачем елки сносим. Я ей отвечаю: посмотрите на это здание – красивое, нравится? Да, говорит, очень. А теперь скажите, видите вы за теми старыми деревьями такое же красивое здание напротив? Нет! Вот и ответ.

– У вас есть единомышленники? В Городской думе вас, мягко говоря, не шибко любят...

– У нас не семейные, а рабочие отношения, поэтому вопрос о любви здесь не совсем уместен. Да, споры по отдельным вопросам у нас возникают, но это те споры, в которых рождается истина. Мы вместе дорабатываем все проекты, и еще ни одна наша инициатива не была отклонена.

– Вы депутатов тоже ставите перед фактом, как горожан?

– Это невозможно даже гипотетически. Администрация города вносит в Думу инициативы, а дальше мы должны работать как одна команда. Иногда не сразу удается достичь полного взаимопонимания с депутатским корпусом, но я сам часто общаюсь с жителями и знаю, каково общественное мнение на тот или иной счет. Многие действия мы согласовываем с региональной властью и находим поддержку губернатора. Наконец, меня очень поддерживает команда – люди, в которых я верю, потому что они испытывают и выдерживают давление вместе со мной. А со стороны каких-то «специальных» групп поддержки у меня нет, да и не нужно – по той простой причине, что каждая такая группа (условно говоря, строители, машиностроители, владельцы торговых сетей и пр.) неизбежно имеет свой интерес. Дело даже не в том, что мне не нравится быть кому-то обязанным – просто не хочу никого разочаровывать. А я эту черту переходить не готов и не стану. Конечно, мой круг общения постоянно расширяется. Но для начала мне было нужно обозначить позицию: ребята, я открыт ко всякому общению, но... есть жесткие законодательные рамки.

– А что больше всего мешает работать? Отсутствие средств, некомпетентность, сопротивление окружающей действительности?

– Всего понемногу. Одна из главных городских бед – как бы покорректнее выразиться – излишняя меркантильность. Есть много людей, интерес у которых один: присосаться к бюджету и ничего не делать, на 20% работать и на 80% получать. Это норма, которую очень трудно искоренить: приходится менять мышление и уклад в целых организациях. Требуются титанические усилия в плане контроля: чуть ли не самому приходится ездить и проверять, как работают дворники. Я предлагаю другую формулу успеха, в которой 80% – ваши собственные трудозатраты и достижения.

Кадровая проблема, конечно, стоит остро, больше всего мешает серьезный лоббизм. Наверное, грешно об этом говорить, но пока у меня всё получалось.

– У нас всякий знает, как правильно истратить бюджетные средства. Но никто не в состоянии внятно ответить, на чем город мог бы заработать, чтобы пополнить казну. У вас есть соображения на этот счет?

– Есть, на мой взгляд, несложные механизмы, требующие исключительно воли и усилий.

Во-первых, жесткая экономия – в самом прямом смысле слова, и обязательно – на фоне активной борьбы с воровством и разгильдяйством. То есть если вы закупаете 5000 кубометров песка, добейтесь, чтобы вам отгрузили и привезли, по крайней мере, 4900 кубов, а не 1000. И тогда у вас появится дополнительный ресурс. Сегодня все очень любят рассуждать об эффективности: я понимаю ее именно так.

Во-вторых, избавление от балласта – всего того, что на самом деле вам не нужно. Например, мы поддерживаем инициативу граждан по приватизации муниципального жилого фонда. В прошлом году все заявления были удовлетворены. В результате расходы на содержание и капитальный ремонт муниципального жилья значительно уменьшились: если раньше мы тратили на это 78 миллионов рублей в год, то сейчас нам удалось снизить сумму до 50 (а будет еще меньше).

Третий момент – эффективное использование городского имущества. Приведу пример с муниципальной собственностью в Долматово, на содержание которой мы тратили по 3,5 миллиона в год – только для того, чтобы время от времени кто-то мог туда приехать и отдохнуть. Бред! Понятно, что от этой собственности нужно было избавляться.

Еще одна очень важная доходная составляющая – вывод всего, что можно, из тени. Например, земельного и имущественного налога. С 1 марта нынешнего года область передала нам право распоряжаться городской землей и вместе с ним – кредиторскую задолженность, что позволит нам получить дополнительный источник дохода в бюджет города.

Иными словами, для того чтобы его пополнить, не нужно предпринимать ничего радикального. Нет «золотого» правила: назвал – и в бюджет посыпались деньги. Эффективность финансов зависит от эффективности управления.

Вы рассматриваете Тверь как инвестиционную территорию?

– Рассматриваю. Просто я люблю в начале сделать, а только потом уже об этом рассказать. Мы проанализировали имеющиеся инвестиционные концепции, поняли, что все это – воздушные замки, и обратились к специалистам Института развития регионов при Высшей школе экономики. Твери не нужна концепция, обозначающая призрачную точку на горизонте. Нам нужен реальный, прагматичный пошаговый план, строго соблюдая который я совершенно точно приду туда, куда мне указали. Мы говорили о трех векторах развития города: в качестве крупного образовательного, медицинского и туристического центра. Других вариантов я не вижу. Во всяком случае, нам точно не следует думать о том, чтобы создавать здесь новый промышленный кластер – это противоречит идеям комфортности и экологии, да и свободной земли в необходимом объеме в Твери попросту нет.

– Начался летний сезон – время благоустройства городских территорий. Чем планируете заняться?

– Набережной Степана Разина – от Студенческого переулка до Детской областной клинической больницы (средства на этот отрезок уже выделены) – и набережной от Городского сада до Острова Памяти (и позже – до Дворца спорта «Юбилейный»). За сезон, конечно, закончить не успеем. Но в результате у нас должна получиться длинная красивая набережная, по которой можно будет гулять часами. Принято решение построить пешеходный мост через Тьмаку у стадиона «Химик». Он будет держаться на понтонах, потому что копать берега реки нельзя – это место охраняется государством как памятник археологии. На месте некрасивой каменной стены (которая ко Дню Победы была декорирована под российский триколор) хотим построить деревянную, с башней, чтобы обозначить, где и каким был знаменитый тверской Кремль.

На противоположном берегу Волги – по набережной Афанасия Никитина – будет проложена велосипедная дорожка до Горбатого моста. В перспективе она выйдет в Комсомольскую рощу, и тогда у нас появится очень приличный круг для велосипедистов.

Третья тема – реконструкция площади Славы. Я считаю, что в нынешнем виде она абсолютно не оправдывает своего названия. Здесь будут установлены городская и областная Доски почета и три флагштока высотой 35 метров – для регионального, муниципального и государственного флагов.

В конце улицы Трехсвятской появится большой экран – 4 x 7 метров: люди смогут приходить сюда, чтобы, к примеру, поболеть за ТХК или просто посмотреть с детьми мультики. Поблизости нет жилья, и громкий звук здесь никому не помешает.

Ну, и конечно, отремонтировать бульвар Радищева.

– Полностью, вместе с тротуарами? Там огромное количество офисов и магазинов, у каждого своя входная группа – кто в лес, кто по дрова...

– Да, это проблема. Лично я не сторонник перевода жилого фонда в нежилой. Что же касается существующего безобразия, в большинстве случаев кто-то его согласовал, и тут ничего не попишешь. Идешь по тротуару – и вдруг прямо посередине торчит какой-нибудь эркер... Но я вас уверяю: тут будет сделано все, что вообще возможно в рамках закона. И не только на этом бульваре.

Есть долгосрочные планы, о которых пока не хочется говорить подробно, потому что они могут и не осуществиться. К примеру, мы же не просто хотим снести незаконные торговые объекты, самое главное – привести объекты торговли в надлежащий вид. Разработаны соответствующие типовые эскизы.

Летние кафе должны быть украшением, а не позором города. Как они сейчас выглядят? Установлены где и как попало, завешаны рекламой и уставлены дешевой пластиковой мебелью. Я представляю их по-другому, они должны гармонично вписываться в архитектурный стиль города. К тому же летние кафе должны утопать в цветах! Пусть не сразу, но я все-таки этого добьюсь.

Отдельная «головная боль» – ярмарки и мини-рынки. Мы определяем администраторов по конкурсу, но прежние владельцы не уходят. Действовать более жесткими, но абсолютно законными методами сложно, но порядок наведем и здесь.

У меня есть четкое понимание, что делать с городским общественным транспортом. Резко сократить количество маршрутных такси, закупить новые трамваи и автобусы, сделать единый проездной билет. Меня спрашивают: откуда деньги? Ведь на поддержание одного только ГЭТа требуется 300 миллионов рублей в год! Объясняю: я планирую оптимизировать работу транспортных МУПов и довести расходы на их содержание до минимума – 110–120 миллионов для МУП «ГЭТ» и 55–60 миллионов вместо 100 для МУП «ПАТП». На самом деле доходная составляющая бюджета от меня зависит очень мало, за исключением земли и имущества, поэтому именно здесь я должен отработать максимально эффективно. И я отработаю.

Есть еще один ресурс – штрафы за нарушения муниципального Кодекса благоустройства.

– Мы и над этим работаем. А знаете, как тяжело было прописать эти правила? Особенно в той части, где говорилось о том, что мы имеем право наказывать собственников зданий (к примеру, за то, что они не смывают надписи и рисунки на своих фасадах). Почти год понадобился, чтобы создать по-настоящему работающую нормативно-правовую базу. Пришлось даже выходить с инициативой в ЗС в связи с тем, что владельцев незаконных торговых объектов не страшит штраф размером 500 рублей, что они готовы платить эту сумму каждый день, только чтобы не срываться с насиженного места. А чтобы идея повышения штрафов не осталась голой декларацией, нужно было создавать новую систему – работающую на пользу городу, а не в карман проверяющим. Всё это требовало времени и усилий, но теперь у меня есть возможность навести порядок в сфере торговли, рекламы, маршруток и т.д. И это уже хорошо. Хотя пока мы можем говорить лишь о малой толике в деле наведения порядка.

– Еще одна группа проблем, сильно портящих жизнь горожан, – пробки, парковки, явно недостаточное количество мостов через Волгу и ЖД...

– Безусловно, проблем инфраструктурного плана в Твери очень много. Мосты через Волгу мы планируем ремонтировать. Что касается парковок, то уже ищем компанию, которая бы согласилась за свой счет обустроить парковочные карманы в местах общего пользования и сделать платные стоянки. По-другому решить проблему не получится: иначе частников не привлечь, на всё денег у города не хватит. Кроме того, мы сейчас подбираем площадки для бизнеса под строительство многоуровневых парковок. Понятно, что также нужно развивать и пешеходные зоны. Что касается платных парковок, то в качестве «пробного шара» мы сами запустим первую – на бульваре Радищева: если начнет работать, будем тиражировать этот опыт.

– Город чистый, но скучный, в любом случае лучше грязного, но скучного. Но если думать о его конкурентоспособности с остальными городами России и привлекательности, способной остановить отток молодежи, то, вероятно, благоустройство окажется не единственной задачей. Произойдут ли какие-то изменения в культурно-образовательной сфере Твери как культурно-образовательном центре региона?

– Я считаю, что первым делом необходимо сделать территорию комфортной для жителей и привлекательной для гостей. Осенью откроется Императорский дворец, заработает «сарафанное радио», и люди к нам поедут. Тверь и без того посещает огромное количество москвичей, особенно по выходным (здесь часто проводят различные мероприятия). Нужно обеспечить приезжим культурный досуг, и мы уже разрабатываем пять новых туристических маршрутов. Но искусственно, на мой взгляд, тут ничего не сделаешь. Понятно, что на муниципальные деньги не удастся построить собственный Карнеги-Холл. Да и столицы слишком близко, чтобы с ними соревноваться.

– Тверь – красивый исторический город, в котором вообще невозможно что-либо построить, не нарушив с десяток постановлений. Раньше проблема решалась просто: занес куда надо пачку денег – и вопросов ни у кого не возникнет. Теперь всё иначе? Никто не спорит, что бульвар Радищева необходимо реконструировать. Но, насколько мне известно, делается это на деньги, собранные при помощи Фонда «Красивая Тверь», в который поступают деньги от предпринимателей за...

– Недавно один предприниматель по своей инициативе купил для города красивые скамейки, другой – приобрел для девочек-сирот квартиру. Мы со своей стороны были им очень благодарны и рассказали об этом всему городу. Оказалось, что это не единичные случаи. Многие представители тверского бизнеса готовы помогать городу заниматься благоустройством, при условии, что их помощь будет целенаправленно использована на благое дело и ни копейки денег не пропадет, а контроль за расходованием средств будут осуществлять не чиновники или заинтересованные в освоении средств подрядчики, а известные в городе люди не имеющие личной материальной заинтересованности от благоустройства той или иной территории. Так появился Фонд «Красивая Тверь». Помощь бизнеса мы всегда приветствуем. Только совместными усилиями мы сможем сделать наш город лучше.

Как всякий нормальный человек, я не всегда уверен, что то или иное решение окажется на 100% верным. Понимаю, что мой первый год в кресле сити-менеджера был годом радикальных шагов, но я не планирую работать в режиме «шоковой терапии» – это вообще не мой метод. Однако если для достижения поставленной цели потребуются решительные действия, то будьте уверены: на это духу и воли у меня хватит.

Беседовал Константин Саломатин

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий