Точка зрения

 
Резонный выбор. Поиск ответов автор: Владимир Седов

Четверть века мы живем в новой стране, делаем немыслимые попытки переродиться, сбросить так называемый груз прошлого. Проповедуем (как принято только у нас) принцип «Нет пророка в своем отечестве».

Штормит. Тем не менее трудно отрицать, что, несмотря на все допущенные ошибки, уровень жизни (в части потребления) значительно повысился. Картофельные плантации, являвшиеся гарантированным, а часто и единственным надежным средством прокормить семью, перестали быть жизненной необходимостью. Шесть соток из средства производства продуктов питания превратились в место релаксации и активного отдыха, а многие – просто заброшены.

Машины из средства вложения капитала и престижа трансформировались в то, чем они на самом деле и являются, – средство передвижения. Появились программы финансирования и софинансирования строительства жилья. Часто недоработанные, вызывающие массу справедливой критики, но, тем не менее, приносящие реальные практические результаты. Мы впервые пережили несколько функциональных кризисов, что, безусловно, дало возможность приобрести незаменимый опыт и выработать некоторый иммунитет.

Думаю, с большой долей уверенности можно сказать, что вопросы выживаемости населения и страны в целом в основном решены. Незаметно, но исключительно поступательно, характер дискуссий сместился от поиска методов спасения к обсуждению способов ускоренного развития. И здесь искры летят нешуточные.

Наметилась серьезная эволюция взглядов и среди наших макроэкономистов. Не так однозначно звучат голоса о необходимости и формах использования ФНБ, о пропорциях и размерах страхования через государственные облигации развитых экономик. Девиз «Отнять и разделить!» еще не умер, но серьезно заболел.

Принцип «Развивать и наполнять» медленно, очень медленно, но все-таки заполняет официальное информационное пространство и, хочется потешить себя надеждой, приведет не только к смене риторики, но и к реальным практическим шагам по оздоровлению атмосферы и среды развития производительных сил.

Осмелюсь обозначить (исследовать не позволяет размер журнальной статьи) некоторые, с моей точки зрения, важные факторы и причинно-следственные связи, которые существенным образом влияют на скорость процессов, их направление и результат.

К сожалению, ясного понимания, что является опорными точками ускоренного развития, у многих людей нет, да и не возникает потребности в их определении.

Несколько слов о сегодняшнем образовании.

Конечно, форма экзамена никак не приближает молодого человека с периферии к получению качественных знаний. Форма получила преимущество над содержанием, а это никогда не доводило до добра. Было бы логичней лишь облегчить дистанционный доступ к качественному преподаванию. Оторванность среднего и в значительной степени высшего образования от потребностей реальной жизни приводит к существенным издержкам. Окончив вуз, молодой человек вынужден, как правило, немедленно переучиваться или дополнительно интенсивно учиться для соответствия требованиям работодателя.

Никакой ответственности за это руководство вузов не несет. У него другие задачи: отработка формальных установленных показателей. Система контролирует и оценивает себя сама. Разумней смотреть на результаты работы через достижения выпускников с отсроченным лагом 4–5 лет и на этом выстраивать принцип финансирования. Думаю, это явилось бы серьезным побудительным мотивом для качественных изменений.

Университет должен давать не просто абстрактные знания заявителю. Конечным продуктом высшей школы должен являться сам выпускник, а оценкой деятельности – его профессиональный рост и востребованность при профессиональной деятельности.

Неэффективность сегодняшнего образования в значительной степени поощряется и миграционным законодательством, которое, по существу, на корню пресекает или создает значительные экономические трудности для привлечения высокообразованных специалистов из других стран. Конкурентная среда резко снижается, и предприниматель вынужден не выбирать лучшее, а довольствоваться тем, что есть. Опыт общения и работы с зарубежными коллегами говорит о том, что дело не в формальной системе и уж, конечно, не в болонской. Определяют всё компетенции. И если они есть, вы востребованы в любой точке мира, и формальное несоответствие дипломов не имеет никакого значения. Сегодняшняя «вышка», как ни обидно, таких условий не создает.

О приоритетах развития.

Начиная со времен промышленной революции именно развитие промышленности было ключом к быстрому экономическому росту. Страны, которые догнали и, в конечном итоге, превзошли Великобританию (такие, как Германия, США и Япония), сделали это, построив собственные сильные производственные секторы. После Второй мировой войны в мире наблюдались две волны быстрого экономического роста: первая – в странах европейской периферии в 1950-х и 1960-х годах, вторая – в Восточной Азии начиная с 1960-х годов.

В обоих случаях основой экономического роста было промышленное производство.

Было бы нелепо этого не замечать. Совершенно очевидно, что развивать и чему учить. И очевидно это на долгую перспективу. В Европе сегодня получило широкое распространение так называемое STEM-образование (наука, технология, инжиниринг, математика).

Правительства ведущих индустриальных держав наращивают экономические стимулы, побуждая наиболее одаренных изучать именно эти направления как области очевидных конкурентоспособных преимуществ. Исчерпывающе финансируются ими и некоторые новые технические направления. Например, в Германии на поддержку программы создания оборудования для аддитивных технологий выделено более 200 млн. €.

Каждый шаг в развитии технологий требует новых знаний. Носителями знаний являются люди.

Всё более очевидным становится значительный прогрессирующий рост потребности в инженерных кадрах во всех отраслях. Медики, генетики, биологи и космонавты получают второе инженерное образование, поскольку ни одно изобретение или открытие без него нельзя воплотить в жизнь. Все мы привыкли к гаджетам, становится повседневным слово «лазер», редкоземельные металлы стали составной частью сплавов.

Динамика изменения возможностей поражает. Это ежедневный труд высокообразованных технарей. Новые открытия требуют всё более совершенных технических знаний, а значит, есть естественная бесконечная потребность в их получении и приумножении. Огромное заблуждение – стараться не замечать эти естественные процессы.

Последний кризис 2008–2009 годов имел первопричину в выводе обрабатывающих производств за пределы США. Покупательная способность резко снизилась, и они вынуждены были восполнять дефицит денежной массы ипотечными и кредитными ресурсами, раздувая финансовый пузырь.

Ошибки усвоены и быстро и тщательно устраняются.

Пришла вторая волна реиндустриализации. США за последние три года с 17% до 54% увеличили долю возвращаемых предприятий из азиатского региона. В основном – предприятий машиностроения.

Попытка разобраться в способах и методах преодоления кризисов в высокотехнологичных странах привела меня на ряд ведущих предприятий Японии. Это «Тойота», «Тойота логистик», «Нисан», «Мицубиси электрик», машиностроительное предприятие AVEX и некоторые другие. Знакомство с их работой и анализ решений позволили сделать ряд неожиданных выводов.

Вывод первый: ведущие предприятия Японии – это предприятия четвертого технологического передела. Средства производства, средства контроля и автоматизации не дают им сколько-нибудь заметного преимущества перед нами при сопоставимом и исчерпывающем уровне финансирования.

Вывод второй: ставки кредитов на развитие в десять, двадцать и более раз ниже уровней соответствующих рентабельностей предприятий.

Вывод третий: государство оказывает экономическую, консультационную и информационную поддержку при продвижении продукции на внешние рынки. (Например, «Тойота» дружит с республиканцами в США, и продажи стремительно растут в периоды их политических побед.)

Вывод четвертый: банки и предприятия – настоящие партнеры. Проходят кризисы вместе, рефинансируя долги и снижая ставки.

Вывод пятый: систему управления производством нужно срочно менять, безжалостно снижая межоперационные заделы и складские запасы.

К сожалению, отношения российских предприятий с банками несколько другие. В период кризисов ставки растут, количество бумаг увеличивается. Каждый решает свои проблемы. Система забюрократизирована. Не знаю, помогает ли это снизить количество плохих долгов, но уровень опасности для предприятий, а в конечном счете – для реальной экономики, значительно возрастает.

Итак:

1. Заниматься нужно в первую очередь созданием реальных ценностей, реальных технологий. Если этим пренебречь, то это уже не экономика, а хрематистика – общество, нацеленное на создание эфемерного богатства. Диагноз ему поставил 2,5 тысячи лет назад Аристотель.

2. Именно с ростом компетенций растет потребность в хорошем образовании и здравоохранении. Следовательно, растут вложения в человеческий капитал.

3. Совершенству технологий нет предела. Процесс бесконечен. Соответственно, следующая – лучшая – может принадлежать вам.

Осталось пожелать немного прагматизма и решительности нашему правительству. А результативные средства давно известны.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК