Наследие

 
Сады через века автор: Юрий Наумцев

Возделывание сада дает нам живую причастность
 к самым великим тайнам мироздания.
Томас Берри

Рискую показаться банальным и еще раз высказать свои мысли на тему, которая всем известна и понятна. Тем более что тема уж очень красивая, даже роскошная иногда, душевная и романтичная. Ведь я почти всю свою жизнь говорю и пишу об одном и том же – о жизни, похожей на прекрасный Сад, и о прекрасных садах в нашей Жизни. 

Идея этого разговора с Вами, уважаемый читатель, родилась в Твери, но родилась после путешествия по Италии. Конечно, Италия – это не только сады, Италия – это особый стиль жизни, той самой жизни, которая похожа на прекрасный Сад. Хотя не скрою, целью рабочей поездки были именно итальянские сады. Но быть в Италии и сосредоточиться только на садах невозможно. Яркая, стильная, вкусная, причем не от понятия «вкусно» в смысле гастрономии, хотя этого никак в Италии отрицать нельзя. Но скорее от понятия «вкус» как понимание хорошего и красивого, такова на сторонний взгляд жизнь в Италии. Причем, подозреваю, сами итальянцы тоже так считают.

Но совершенно однозначно, что особая роскошь и прелесть итальянского образа жизни – в близости к цветам, растениям и садам. Тема итальянских садов многогранна и бесконечна, но я хочу сосредоточиться только на одном ее аспекте – садах исторических. Тех великолепных, прекрасных, удивительных, стильных, уютных садах, которые уже несколько веков делают Италию поистине сказочно прекрасной. Италия наполнена предметами культуры и искусства, как ларец в сокровищнице богатейшего в этом мире монарха. Но кто знает, имела бы Италия свою необыкновенную притягательность для гостей со всего света, если бы все эти шедевры архитектуры, живописи, скульптуры не оттенялись оливковыми рощами, цветущими розами и строгими кипарисами итальянских садов.

Кто знает, так ли божественно звучала бы итальянская музыка и поэзия, если бы музыканты и поэты не вдохновлялись прекрасной природой Италии и ее садами. Конечно, уважаемый читатель может сказать, что Италия благословенна климатом, так почему бы не быть в Италии прекрасным садам, а нам, жителям Средней России, нет смысла мечтать о рае на земле – о Саде. Вот тут я хотел бы взглянуть на сады и Италии, и Твери, и Тверской области уже не как обыватель, а именно как специалист.

Я хотел бы немного повспоминать, помечтать, порадоваться и посожалеть, подумать и понять те самые великие тайны мироздания через сады, которые дарят столько радости и счастья всем нам – и специалистам, и неспециалистам. Сады, которые уже тысячелетия являются универсальным языком общения, невзирая на разницу языков и культур, но за эти тысячи лет мы так и не выучили достойно этого языка, и даже то, что смогли выучить, забыли, к сожалению.

Сады Италии – удивительное явление в человеческой культуре. Стоит немного вспомнить о настоящей революции в устройстве садов, именно частных садов, которая произошла на земле Италии еще в эпоху блестящей античности. Того самого «золотого» века Европы, о котором много вспоминают и одинаково произносят его название почти на всех языках мира. Много гениального рождалось в те далекие годы, рождалась необыкновенная красота прочтения пространства, красота прочтения мира во всём его многообразии. Не вдаваясь в подробности устройства садов римской античности, упомяну лишь об одном типе римских античных садов – том, который на тысячелетия стал эталоном, мечтой, желанием для всех, кто мечтает о воплощении в своей жизни образа рая – садах при древнеримских виллах.

Уже само понятие виллы нарицательно как особый образ жизни, который не был бы так притягателен, если бы вокруг вилл не было тех самых садов. Говоря о древнеримских виллах, обязательно стоит отметить, что в истории европейских цивилизаций это был поистине грандиозный шаг. Великая Римская империя в эпоху своего могущества подарила аристократии Рима не только богатство, но и чувство безопасности. Ведь тысячелетиями аристократы жили за защитой городских крепостных стен, уход за которые был чреват грабежами и насилием. Могущественный Древний Рим так далеко отодвинул границы огромного государства от метрополии, от Вечного города, что роскошная жизнь за пределами городских стен, в пригородах и даже в провинции стала возможной.

И римляне рождают новый стиль жизни – стиль загородных вилл, тот самый усадебный стиль жизни на пленэре, который близок не только итальянцам, но и нам – наследникам величайшей русской усадебной культуры.

Древнеримский городской дом без перистильного сада был невообразим, культура рационального украшательства своего жизненного пространства растениями делала жизнь граждан Древнего Рима особенной. И вот люди и сады вырвались за городские стены. Виллы римских патрициев утопали в зелени. В садах при виллах родился особый стиль жизни за городом, жизни в усадьбе, жизни с видом на природу и в непосредственной близости от нее.

В древнеримских садах совершенствовались садовые приемы предшествующих великих цивилизаций и создавались новые. Садовые фонтаны и тенистые перголы, садовая скульптура – столько прекрасных открытий сделали древнеримские садовники-топиарии, и, конечно, садовая стрижка – тоже древнеримское изобретение.

Время неумолимо. Ни одной настоящей виллы Древнего Рима не дошло до наших дней, архитектурные фрагменты великой цивилизации сохранились во множестве, а сады погибли все до единого. В отличие от мертвого камня живые растения нуждаются в постоянном уходе. В веках войн ушли в небытие великолепные сады древнеримских вилл, но осталась легенда об особой красоте, об особом вкусе жизни, украшенной растениями, рядом с растениями, жизни в райском саду. Тысячелетие европейского средневековья не минуло и Италию, но именно в Италии на исходе XIV столетия уже нашей эры словно сдернули рычаг выключателя от тайного светильника, который озарил Италию, а потом и всю Европу светом Ренессанса.

С Ренессансом вернулось не только высокое искусство живописи, музыки, скульптуры, поэзии, в жизнь людей вернулись сады, причем вернулись именно сады при виллах – усадебные сады загородного рая.

Сады, заключенные в стены монастырей и замков, тихо таились и в средневековье, но итальянский Ренессанс вновь выпустил сады за пределы городских стен и вновь сделал культовым стиль усадебной жизни. Дом в саду – так, и только так. Вновь взметнулись струи фонтанов, заблагоухали розы и мирты, вновь зеленые стены и кабинеты из лавра и самшита стали садовыми продолжениями покоев дворцов и павильонов. Гении Ренессанса не чурались планировать сады, считая это радостью для себя.

Европейские державы жадно смотрели на Италию, впитывая каждую черту возродившейся к жизни необычайной красоты бытия, той красоты, которую дарили вновь возродившиеся сады при виллах. Великое счастье, что неумолимое время пощадило виллы Ренессанса, и в сады при этих виллах спустя века оказалось возможным вдохнуть новую жизнь. Поезжайте в Тиволи на виллу Эсте, вдохновившую Петра Великого на фонтаны Петергофа, поезжайте в Банью на виллу Ланте, павильоны которой смотрят на самый гармоничный садовый партер, когда-либо созданный руками человека. Поезжайте – и сказка Ренессанса зазвучит для вас и нежным шепотом, и громким бельканто.

Меньше двух веков, наполненных бессмертными шедеврами Ренессанса; а потом пришло время барокко, и сады Италии продолжали свое триумфальное шествие. Стремясь превзойти блеск Ренессанса, в еще более пышную эпоху барокко рождались висячие сады Изола-Белла, плывущие по водам озера Гарда. Предместья итальянских городов вновь стали центрами особого стиля усадебной жизни на пленэре.

Фраскати и Тиволи подле Великого Рима, Сеттиньяно подле блестящей Флоренции. Вилла Альдобрандини во Фраскати словно прекрасный мираж минувшего царит на городом и долинами, в ее садах время застыло, словно залитое вязким ароматным медом столетий. Сады виллы Гамберайа в предместье Флоренции Сеттиньяно – одни из самых сказочных садов мира. Сад виллы Гамберайа представляет собой архитектурный шедевр и содержит все лучшие особенности классического старого итальянского сада: регулярный водный партер, фонтаны, секретный и цитрусовый сады, рощу и нимфеум.

Вилла Гамберайа расположена на склоне Сеттиньяно с изумительной красоты видом на Флоренцию и окружающую долину реки Арно. Среди выдающихся садов Тосканы лишь немногие так сохранили в течение четырех веков большую часть оригинального дизайна и самобытности, как Вилла Гамберайя.

Атмосфера жизни в усадебных садах настолько захватила итальянцев, что даже в таких крупных городах, как Рим сады стали обязательной принадлежностью дворцов и городских вилл, а парки – неотъемлемой частью городской жизни. Вечный город так же не был бы тем самым Римом, о котором грезят сотни тысяч путешественников, не только без Колизея и Форума, но и без садов вилл Боргезе, Дориа-Памфили, Медичи, палаццо Барберини и садов Ватикана, которые не менее притягательны, чем собор Святого Петра. А Флоренция, та самая колыбель Ренессанса? Откуда открывается самый прекрасный, самый «звенящий», словно мелодия симфонии, вид на Флоренцию – из садов Боболи и с террас садов Бернини. Вот оно, то самое чувство, когда все тайны мироздания открываются вам именно в садах.

Трепетно, год за годом, а точнее – уже век за веком, итальянцы возрождают, восстанавливают из небытия блестящие садовые шедевры. Сколько финансовых средств, сколько сил души, сколько тяжелой работы – ради приобщения, погружения, растворения в пространстве усадебных садов. И мир замирает. Каждый, кто приезжает в Италию, задерживает дыхание, стремясь запомнить, сохранить в себе то самое чувство восторга, которое испытываешь в итальянских садах. То чувство принадлежности к миру познавших суть мироздания, к миру избранных счастливцев, достигших душевного покоя и недостижимого счастья.

Сады Италии отразили в себе всю историю этой удивительной благословенной земли, которая формировала многие культурные традиции для всей Европы. В садах Италии спрессованы тысячелетия попыток людей достичь воплощения земного рая. Горячее сердце Италии бьется в ритме шороха листьев в итальянских садах, яркая душа Италии расцветает в ярких цветах итальянских садов. В аромате жасмина и лаванды, роз и лимонов, в улыбках и смехе самих итальянцев, в пении птиц и гудении пчел сады Италии наполняются жизнью, сады и есть жизнь – самая прекрасная жизнь на свете! Сады Италии – вдохновение человечества.

Сады Италии – вдохновение и для России. Помните, я уже говорил Вам, дорогой читатель, о потрясении, которое испытал Петр Великий от фонтанов Виллы Эсте. Именно эти фонтаны он превзошел, строя блестящий Петергоф. Волшебное, необыкновенное, нереальное ожерелье усадебных парков окружает Петербург и сейчас, сохраняя для нас непередаваемую атмосферу этого города. А недавняя реконструкция Летнего сада... Я испытал не просто восхищение, впервые увидев Летний сад в Петербурге после его реконструкции, я испытал необыкновенную гордость за свою страну, в которой вернули к жизни подобный шедевр.

Не хочу обобщать, но я убежден, что слава культурной столицы России принадлежит Петербургу именно потому, что садово-парковая культура осталась жива в этом городе и его пригородах.

И как счастливы мы, живущие на тверской земле, где эта культура, это особое мирочувствие, в свое время расцвело, невзирая на отсутствие средиземноморского тепла. Ведь Тверь и Тверская губерния были не просто славны своими усадьбами. Тверь и Тверская губерния были знамениты своими садами и усадьбами. Именно на нашей земле рождался и расцветал гений Николая Александровича Львова – одного из самых ярких представителей эпохи русского Просвещения. Никольское-Черенчицы, Василево, Митино, Знаменское-Раек – эти усадьбы вблизи Торжка и совсем рядом с Тверью были замечательными шедеврами, в том числе и садово-парковыми.

Именно гений Львова оказал необычайное влияние на становление Андрея Тимофеевича Болотова, которому принадлежит первый из созданных в России пейзажных парков в Богородицке и благодаря которому во многом родилась блестящая школа русского садового пейзажного искусства. Тверские усадебные сады и парки вдохновляли Пушкина, уже одного этого достаточно, чтобы навеки обессмертить их, чтобы сделать тверские усадьбы и сады культовым эталоном, недостижимым идеалом, ключом к тем самым тайнам мироздания, которые позволяют наполнить нашу жизнь глубоким пониманием радости мира.

Вот только все восторги по поводу тверских усадебных парков и садов никак не связаны с самими тверскими парками и садами. Хоть, в отличие от итальянских, наши садово-парковые шедевры и отстоят в веках от нас не так далеко, не на 500–300 лет, а максимум на 200–100, они практически умерли. Точнее, умирают прямо на наших глазах, умирают, унося в безвозвратное время саму тонкую интеллигентную поэтическую русскую душу, русское понимание и ощущение мира и бытия, русскую поэзию пространства.

Попытки остановить это, вернуть для нас и наших потомков необыкновенную душу тверских усадеб без поддержки государственных и региональных властей так ничтожны. В Василеве и Митине разруха. А ведь совсем недавно, лет 10–15 назад, эти усадьбы еще «читались», еще «говорили» с нами. Парк в Знаменское-Раек практически умер. Буду справедливым. Я вижу усилия. Усилия людей, причем как людей, облеченных государственной властью в нашем регионе, так и людей бизнеса. Средства вкладывают и в Митино, и в Василево, и в Знаменское-Раек. Но какие это крохи, просто неудобно смотреть на результат. Неудобно, горько и обидно.

Тем отраднее на этом фоне начало восстановления и реконструкции усадьбы Берново, где имя великого Пушкина пока еще творит чудеса; начало восстановления и реконструкции усадьбы Домотканово. В сады этих усадеб пока еще не вернулся тот волшебный воздух времени, тот гений места, но надежда есть.

А для меня особенно трогательно воспоминание о знакомстве с двумя светлыми и необыкновенными девушками в имении Знаменское-Раек пару лет назад. Они пригласили меня для консультации по розарию, который их усилиями создается в парке усадьбы. Сколько в них было желания, радости и мечты. Вот только учатся они на ходу, не имея профессиональных знаний садовников и уж тем более садовых или ландшафтных архитекторов. Так где же они – профессионалы садового дела?!

Тем больше ожидание и нетерпение от желания увидеть, дождаться восстановления комплекса садово-паркового ансамбля Императорского путевого дворца в Твери. Тем более что на недавних слушаниях по проекту восстановления этого садово-паркового ансамбля я с радостью и удовлетворением слушал мастера, которому доверили его проектирование. А после того как на одной из недавних конференций по ландшафтной архитектуре я встретился и лично познакомился с этой удивительной женщиной, талантливой, трепетно любящей не просто сады, а именно ту самую волшебную атмосферу усадебной жизни, я жду этого праздника с еще большим нетерпением, скорее, даже с жадным желанием.

Не всё потеряно в садах нашей жизни. Не всё потеряно и в тверских садах и парках. Тверь всё еще очень зелена, вот только причесать бы ее, уложить ее зеленые локоны, расстелить ее роскошные зеленые пригороды, словно струящиеся косы. Ах, какая неземная райская красота могла бы вернуться в нашу жизнь! Как были бы мы счастливы, сколько бы поняли хорошего, светлого и радостного о жизни! Какое бы необыкновенное счастье мы доставили нашим детям, и как бы уважали нас наши внуки и правнуки!

 Сады через века, извечная мечта о рае – мечта, которая сбылась для людей, сердца которых бьются в такт ритму мира, ритму жизни и бытия!

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий