Наследие

 
Тверские правители: Афанасий Николаевич Сомов автор: Вячеслав Воробьёв

Дольше других на посту тверского губернатора оставался Афанасий Николаевич Сомов, сменивший в этой должности Петра Романовича Багратиона. Правление Сомова продолжалось 22 года – с 31 марта 1868-го по 3 мая 1890 года. Сам этот нерядовой факт указывает на эффективность его деятельности при двух государях, первый из которых был убит террористами. Имена этих государственных преступников – Желябова и Перовской – до сих пор, увы, носят улицы в центре Твери. А власти этому потакают. 

Когда действительный статский советник Сомов прибыл в Тверь, ему было 45 лет. От своих предшественников он заметно отличался и происхождением, и биографией. Да, его предки принадлежали к старинной фамилии, но не были родовиты, в столицах отметились слабо. Афанасий Николаевич относился к воронежской ветви чрезвычайно разветвленного семейства. Он родился в 1823 году и двенадцатилетним отроком был определен в столичный Морской кадетский корпус, из которого выпустился в 1841 году в звании мичмана и был зачислен на Балтийский флот, в 3-й флотский экипаж.

В феврале 1849 года лейтенант Сомов вышел в отставку «по домашним обстоятельствам» и поселился в своем имении. Через четыре года его избрали воронежским уездным предводителем дворянства. Но тогда, казалось, еще ничто не предвещало крутых перемен в судьбе страны. Тем не менее вскоре, с восшествием на престол Александра II и поражением России в Крымской войне, эти перемены стали явно обозначаться. Началась интенсивная подготовка крестьянской реформы, и потребовались люди, знающие действительное положение дел на местах. Одним из них и оказался Афанасий Николаевич.

Десять лет своей жизни он посвятил подготовке и проведению крестьянской и земской реформ в Воронежской губернии, будучи губернским предводителем дворянства, председателем губернской земской управы, почетным мировым судьей. Его практический опыт работы в провинции в бурное время перемен был бесценен, и только этим можно объяснить взлет Сомова в губернаторское кресло в Твери, которое прежде занимали преимущественно графы, князья и столичные сановники.

В процессе проведения крестьянской реформы государство начало постепенно делиться функциями власти и управления с вновь народившимися земскими учреждениями. Эти органы местного самоуправления оказались привлекательными для мыслящих, талантливых людей, прежде лишенных какой-либо возможности проявить себя в полезной практической деятельности на благо народа.

В наше время возродить земство не удалось: «вертикаль власти», основой механизма которой являются силовики, увидела в этом подрыв своих позиций. Действующий федеральный закон № 131 «О местном самоуправлении» позволяет высшей и региональной власти легко манипулировать всеми действиями муниципалов, нажимая на финансовые, партийные и силовые рычаги. Риторика о формировании «гражданского общества» никого обмануть не может.

Исключение граждан из системы управления и самоизоляция властных структур, не пользующихся уважением и доверием народа, является, на мой взгляд, основной причиной стагнации экономики и социума в современной России.

Тем более удивительно для нас, как бурно и эффективно шло становление самоуправления в условиях самодержавной России в 1860–1870-е годы. Сомов встал во главе Тверской губернии в ту пору, когда она прошла уже заметный путь в этом направлении. Более того, самые яркие и радикальные шаги в российском масштабе были сделаны именно тверским «мятежным земством». Многие его лидеры пострадали в этой борьбе и даже отошли от прежней деятельности, но подготовили себе смену, которая оказалась не менее талантливой и настойчивой.

По земской реформе местные хозяйственные функции и полномочия передавались выборным лицам – уездному или губернскому земскому собранию, а также Городской думе, чьими исполнительными органами стали управы. В Тверской губернии они были учреждены в 1870 году. Интересно, что именно тогда Афанасий Николаевич Сомов стал почетным гражданином Твери, Ржева, Бежецка, Кашина и других городов.

Местная администрация не имела юридического влияния на деятельность земства, но на губернском уровне оно контролировалось бюрократической машиной.

Очень многое, как и ныне, зависело от личности губернатора. Сомов, опираясь на свой десятилетний воронежский опыт, избрал наиболее оптимальный путь: по возможности не вмешиваться в деятельность земства, если она не являлась противоправной. Семьи у него не было, и всю свою энергию и все время Афанасий Николаевич посвящал государственной службе, охватывая ее целиком и вникая порою по необходимости даже в мелочи. Впрочем, он не считал, например, мелочами вопросы благотворительности. Остановимся подробнее на этом вопросе, поскольку ныне меценатов в Твери не найти днем с огнем.

Во времена Сомова благотворителями были купцы, помещики, чиновники и небогатые, но этически развитые граждане, а сейчас капиталы в основном находятся в руках криминалитета и предпринимателей, не знающих, чего ожидать завтра от наших законодателей. А наворовавшие чиновники, естественно, не собираются помогать тем, кого обокрали.

Во второй половине XIX века выделялись своими деяниями тверские купцы Василий Гаврилович и Василий Петрович Аваевы. На средства первого за Тверцой была устроена богадельня на двадцать человек, а в 1885 году его душеприказчики – дочь Елизавета и ее муж – купили за 20 тысяч рублей дом на углу Секретарской улицы (ныне ул. Крылова) и Пивоварского переулка (ул. Салтыкова-Щедрина), устроив в нем богадельню для 100 стариков, содержавшуюся на проценты с пожертвованной купцом суммы. Это красивое здание с изящной башенкой уже много лет пребывает в запустении, переходя от одного анонимного владельца к другому, мелькнув недавно на экране в фильме Филиппа Янковского «Статский советник».

После кончины купца Василия Петровича Аваева на пожертвованные им деньги в сумме 141000 рублей в Твери были построены для бесплатного лечения малоимущих граждан двухэтажная каменная больница и амбулатория при ней. На строительство комплекса и оснащение мебелью и медицинским оборудованием ушло 85000 рублей, а содержание заведения осуществлялось с процентов от пожертвованного капитала.

В истории губернского города остались имена и других купцов-благотворителей: Решетовых, Богдановых, Коняевых, Морозовых, Кобелева...

Знатные тверские дамы, собравшиеся однажды в гостях у Авдотьи Павловны Глинки, жены поэта и героя Отечественной войны 1812 года, внучатой племянницы фельдмаршала Голенищева-Кутузова, обратились с воззванием: «Давайте с каждого рубля, затраченного нами на наряды и веселье, одну копейку откладывать на благодеяния нуждающимся». Так возникло благотворительное общество «Доброхотная копейка». После утверждения Устава общества Министерством внутренних дел в 1868 году оно стало официальным, а на столе заседаний всегда стояла кружка с надписью «Рука дающего да не оскудевает!». Среди учредителей и членов общества в разное время состояли губернаторы Петр Багратион (с супругой Анной Алексеевной) и Афанасий Сомов, купец и городской голова Алексей Головинский, председатель Тверской казенной палаты и известный историк-краевед Август Жизневский, доктор Эдуард фон Ландэзен и другие. Губернатор Сомов в течение семи лет был председателем «Доброхотной копейки».

Это общество оказывало помощь в обработке огородов, в лекарственном обеспечении, выделяло средства на обучение ремеслу детей, а в доме, подаренном Федором Глинкой, открыло столовую для бедных, преобразованную в приют для девочек-сирот. Но и идея столовой не осталась без внимания: ее вновь открыли в 1884 году по инициативе председателя общества губернатора Сомова на пожертвования самого Сомова, а также купцов Аваева, Светогорова, Коняева и других. По инициативе Афанасия Николаевича в 1890 году «Доброхотная копейка» открыла в предоставленном на 10 лет купцом Кобелевым доме рядом со столовой ночлежный приют для бездомных мужчин, который впоследствии Городская дума приняла на свое содержание. Сомов пожертвовал на приют большую сумму – 7347 рублей – из личных средств.

Княгиня Софья Мещерская открыла в доме за Тьмакой приют для бедных престарелых женщин и содержала его на свои средства. Такие же приюты были открыты членом общества генеральшей Наталией Еропкиной в Заволжье и в центральной части Твери. В 1877 году «Доброхотная копейка» открыла народную школу с ремесленным столярно-токарным и кузнечно-слесарным классом. Этому важному начинанию способствовали деньги, выделенные на эти цели губернатором Сомовым, и пожертвования попечителя школы купца И.А. Морозова. В советское время это был индустриальный техникум, а сегодня – известный и престижный колледж им. А.Н. Коняева.

Губернатор Сомов пожертвовал 3000 рублей из личных средств (он был крупным землевладельцем в Воронежской губернии) на строительство «Дома трудолюбия» в Твери, который начали возводить на территории теперь уже бывшей трикотажной фабрики, а открыли уже после его перевода по службе в столицу, в 1893 году. Здесь жили, воспитывались, получали образование и специальности преимущественно дети-сироты.

В 1882 году в Твери было основано благотворительное «Общество поощрения женского труда», где сто девочек всех сословий в течение нескольких лет на полном содержании обучались швейному делу, вышиванию, вязанию кружев. Их работы не раз удостаивались наград на выставках в России и за рубежом. Членом этого общества со дня его основания и до конца своей жизни, уже проживая в Санкт-Петербурге, был Афанасий Николаевич Сомов. Оборудование и содержание мастерских осуществлялось за счет взносов членов общества и пожертвований, а впоследствии также за счет покровителей – великого князя Михаила Николаевича, архиепископа Тверского и Кашинского Димитрия и протоиерея Иоанна Кронштадского.

В Тверской Мариинской женской гимназии были учреждены стипендии Глинки, Петрункевича, фон Ландэзена, архиепископа Саввы, купцов Головинского, Аваева, Светогорова, Лошкаревой, Коняева, четыре стипендии губернатора Сомова по 600 рублей каждая (годовой оклад титулярного советника). Губернатор также назначил и лично оплатил стипендии своего имени в Тверском ремесленном училище и в учительской школе П.П. Максимовича.

Сохранилось несколько воспоминаний о характере Сомова, его поведении и деятельности в Твери. Вот одна из записей, впрочем, довольно тенденциозная, если иметь в виду приведенные выше факты. Каждый год к очередному земскому собранию «он давал гласным обед с дешевеньким вином, не тратя лишних ни своих денег, ни казенных, отпускаемых губернатору на «представительство». В три года раз он давал такой же обед тверскому дворянству... и, так как был очень скуп, то этими двумя обедами считал свои обязанности по «представительству» выполненными. Над этой слабостью его местное общество подсмеивалось, но вообще было очень довольно своим губернатором». До недавнего времени тверским чиновникам и «новым русским» грех было обижаться на званые обеды и фуршеты за счет областного бюджета, но сейчас губернатор Андрей Шевелёв ограничил щедрые приемы. И правильно сделал.

Авторы брошюры «Тверские губернаторы» Галина Дмитриева и Валерий Середа пишут: «Отбирая претендентов на ту или иную должность, на первое место Сомов ставил лояльность. Во вторую очередь учитывались личные обстоятельства (материальные затруднения, необходимость дать образование детям) и нравственная чистоплотность, и наконец, в последнюю – деловые и служебные качества кандидата. Политическая благонадежность также имела важное значение, но здесь допускались исключения... Сомов крайне редко прибегал к таким радикальным мерам, как отдача под суд, увольнение или принуждение к отставке; чиновники считали возможным обратиться к губернатору с полуофициальными письмами, подробно рассказывать о своих проблемах и трудностях, просить помощи при продвижении по службе и т.п.

В числе приоритетов в деятельности тверского губернатора значились: своевременное взимание податей и выкупных платежей, обеспечение народного продовольствия и развитие хозяйства, улучшение «внешнего благоустройства» в городах губернии.

Все это составляло главнейшие предметы его внимания. С 1874-го по 1880 год Сомову шесть раз объявлялось Высочайшее благоволение «за полезную деятельность» в этом направлении».

Даже после убийства 1 марта 1881 года императора Александра I губернатор Сомов не ударился в крайности, как некоторые его коллеги. Из более-менее заметных эпизодов такого рода назовем закрытие либерального земского издания «Тверской вестник». Архиепископ Савва записал в изданной многотомной автобиографии, что губернатору «наскучило вести постоянную борьбу с бесстыдною и неблагонамеренною редакцией».

Умение Афанасия Николаевича находить компромиссы было уникальным. Во многом именно оно позволило ему более двух десятилетий сглаживать противоречия, порою весьма острые, между конфронтирующими личностями и организациями. Самый яркий пример – тверское земство, славившееся на всю Россию принципиальностью и радикализмом. Тем более удивительным, но объективным было их приветствие на чествовании 20-летия пребывания губернатора в его должности, в котором отмечались «доброжелательные, сопровождаемые истинною пользою для земского движения отношения начальника губернии к земству». Впрочем, один из земских деятелей с иронией замечал: «...если Сомову из Петербурга пришлют предписание всех нас повесить, то он ни минуты не задумается». К счастью, такое предписание не поступило.

Заслуги земцев, которым губернатор не мешал, были неоспоримы: на этот период приходится создание губернской и уездной системы образования и медицинского обслуживания (в 1889 году в Твери начал работу аптекарский склад при губернской больнице, снабжавший медикаментами уездные земские больницы), формирование земской статистики (лучшей в России!) и системы страхования, проведение глубокого и комплексного исследования крестьянских хозяйств с последующей публикацией капитальных сборников материалов. В 1881 году в Твери открылась читальня с целью проведения чтений для простого народа. На всю страну стали известны такие уникальные проекты, как учительская школа П.П. Максимовича и больница доктора М.П. Литвинова для душевнобольных в селе Бурашево под Тверью.

Сомов отмечал конкретные успехи тверского земства в своих ежегодных официальных отчетах в столицу, не приписывая себе этих заслуг. Земцы сами подбирали квалифицированных сотрудников и специалистов, и губернатор доверял им, порою даже закрывая глаза на неполную благонадежность отдельных лиц. В Тверской губернии в эту пору проживали и работали многие известные деятели, которых выдворили из столиц: Александр Эртель, Виктор Гольцев, Владимир Лесевич, Григорий Мачтет. Иван Иванович Петрункевич справедливо подметил, что именно отсутствие агрессивности со стороны губернатора Сомова по отношению к либерально настроенной интеллигенции позволило длительное время сохранять межсословный мир и порядок в Тверской губернии и удержаться ему самому на своей непростой должности. Впрочем, народовольцы-террористы – Сергей Степняк-Кравчинский, Софья Перовская и другие – беспощадно преследовались по закону.

Назовем несколько важных событий, произошедших в период правления губернатора Сомова, но порою не связанных впрямую с его деятельностью.

В 1871 году в селе Едимоново Корчевского уезда (ныне Конаковский район) усилиями Николая Васильевича Верещагина открылась первая в России школа молочного хозяйства, положившая начало успешному становлению системы молочного дела и артельного сыроварения в нашей стране.

Большую помощь ей оказал гениальный химик, наш земляк Дмитрий Иванович Менделеев. В Твери в 1873 году были основаны кожевенный и механический заводы, а в 1887 году на станции Калашниково Новоторжского уезда (ныне Лихославльский район) начал работу стекольный завод Н.А. Добровольского, в настоящее время – Калашниковский электроламповый завод.

В 1872 году произошло торжественное открытие Вышневолоцкого Казанского женского монастыря, а в 1879 году был основан Бежецкий Благовещенский женский монастырь.

Строительство железной дороги Вязьма–Лихославль со станциями Зубцов, Ржев, Старица и Торжок завершилось в 1874 году. Это радикальным образом изменило систему транспортных путей и перевозок в центральной части Тверской губернии, привело к экономическому росту одних и разорению других местностей.

В Кашине на торговой площади в 1876 году началось строительство большого комплекса торговых рядов, завершившееся в 1904 году. Каре их корпусов оконтурила крытая галерея на опорных металлических колоннах.

Первым изданием, отпечатанным в Вышневолоцкой типографии, стала книга А. Павлова «Родиноведение. Тверская губерния. Пособие для прохождения пропедевтического (вводного) курса географии для училищ Тверской губернии» (1883). А в Санкт-Петербурге семью годами ранее вышел в свет труд Владимира Борзаковского «История Тверского княжества», не утративший своей значимости и поныне.

В 1890 году тайный советник Афанасий Николаевич Сомов был переведен в столицу и назначен сенатором в Департамент герольдии, а в 1896 году он получил высший для гражданского лица чин действительного тайного советника. Он скончался 31 октября 1899 года.

Этот «скупец» незадолго до кончины пожертвовал огромную сумму в 100000 рублей в помощь бедным дворянам. До последних дней он оставался почетным членом Тверского губернского попечительства о детских приютах, которым оказывал материальное содействие.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий