Город

 
А город-то застраивают автор: Алексей Жоголев

«Баки были ржавые, помятые, с отставшими крышками. Из-под крышек торчали обрывки газет, свешивалась картофельная шелуха. Это было похоже на пасть неопрятного, неразборчивого в еде пеликана. ...Когда остался последний бак, Ван взял совок и метлу и принялся собирать мусор, оставшийся на асфальте.

 – Да бросьте вы копаться, Ван, – раздраженно произнес Дональд. – Каждый раз вы копаетесь. Всё равно ведь чище не будет.

 – Дворник должен быть метущий, – наставительно заметил Андрей, крутя кистью правой руки и прислушиваясь к своим ощущениям: ему показалось, что он немного растянул сухожилие.

– Ведь всё равно же опять навалят, – сказал Дональд с ненавистью.

– Мы и обернуться не успеем, а уже навалят больше прежнего.

 Ван ссыпал мусор в последний бак, утрамбовал совком и захлопнул крышку.

 – Можно, – сказал он, оглядывая подворотню. В подворотне теперь было чисто.

Аркадий и Борис Стругацкие. Град обреченный

 

За семь лет городская казна не стала богаче, да и расходовать ее мы не научились мудрее. Нет и не было никакой направленности в достижении конкретной цели – лишь желание прикрыть чахлым фиговым листочком бюджета целый город.

 

Дорогие граждане города, мы все хотим, чтобы Тверь была чистой и красивой, ее застройка отличалась изысканностью и своеобразием, набережные и скверы радовали своей ухоженностью, чтобы дороги вели к храму, а не к помойке. Мы хотим, чтобы реки в городе придавали ему уникальность, а улицы и площади заставляли восторгаться его славной многовековой историей, подчеркнутой гармоничными ритмами современности.

Мы хотим, чтобы фасады зданий радовали своей изящностью, а витрины магазинов сверкали бриллиантами в их оправе. Мы хотим уютных и чистых дворов, светлых подъездов, ведущих в достойное жилище. Мы хотим видеть город в белых одеждах триумфатора, в ореоле славы и традиций, а не в рубище свалок, пустырей, ларьков, рекламы, покрытый язвами разрухи, в унижении рабства на восточном базаре. Мы хотим видеть свой город. Мы хотим видеть город своим... Так что ж мы гадим-то на каждом углу?! Что ж, прячась за словом МЫ, каждый в отдельности не примеряет на себя терновый венок ответственности и боли за свой город? Ждем мессию... или инвесторов, или возмездия. Ждем и гадим, вокруг. Жрем и гадим.

У Стругацких в город пришли павианы, началась разруха в городе и в головах.

Семь лет назад вышла моя статья под названием «Десять проектов, которые потрясут Тверь». За эти годы многое могло быть реализовано. Для тех идей не существует временных рамок, они всегда актуальны. По-прежнему надо думать о строительстве новых мостов и уникальных сооружений, «решать» площади и набережные. Быть может, сейчас просто не то время. За семь лет городская казна не стала богаче, да и расходовать ее мы не научились мудрее. Нет и не было никакой направленности в достижении конкретной цели – лишь желание прикрыть чахлым фиговым листочком бюджета целый город.

Ресурсный тренд последнего времени заключается в уверенности, что решать имеющиеся проблемы можно исключительно на федеральные деньги. Эта надежда сродни вере в «доброго дядю», инвестора или мессию.

За год с карты России исчезает до двухсот населенных пунктов. Сейчас это деревни и села. Завтра начнут пропадать районные города размером с Торжок или Вышний Волочек. А послезавтра под угрозой окажутся такие муниципалитеты, как Тверь, – если мы уже сейчас не будем задумываться о том, что эта проблема касается всех.

Ну как, будем продолжать ждать мессию с инвестициями?..

К большому разочарованию апологетов «тверского туризма», сейчас как никогда очевидно, что Тверь находится в заведомо проигрышной по отношению к другим городам ЦФО ситуации именно благодаря своему хваленому расположению меж двух столиц. Ведь для того чтобы картина, висящая между Рембрандтом и Рубенсом, звучала столь же сильно, ее автором должен быть Леонардо! Тверь не может стать бриллиантом ни с того ни с сего – чтобы она засияла (да при существующих размерах городского «кошелька»), необходимо использовать нетрадиционные механизмы.

Принимающие решения должны быть готовы к нестандартным ходам: отважиться наносить крупные мазки в тех точках, которые наиболее актуальны. Например, взять и восстановить до конца набережную Степана Разина, да не просто восстановить, а превратить ее в образцовый объект восхищения всей Европы. (Мне всегда казалось, что Тверь – это Европа. Может, у меня с географией не лады. А у вас?)

Год назад меня чуть ли не в предательстве интересов города обвиняли за публичные высказывания о состоянии набережной Степана Разина и украденном вандалами ее ограждении. А сейчас, кстати, есть намерение установить памятник Михаилу Юрьевичу Лермонтову на набережной, в створе Студенческого переулка. Если к этому моменту набережную не восстановить, он будет стоять чучелом в заброшенном огороде. Сегодняшнее состояние набережной от Студенческого переулка до Законодательного собрания хуже, чем было во время войны, а дальше ее вообще нет. Может, вспомнят некоторые депутаты Городской думы о своих обещаниях, найдут в бюджете потерявшиеся средства? А то неловко как-то.

Можно годами перекладывать с места на место прошлогодний асфальт, и вместе с тем можно сделать прекрасной какую-то одну историческую улицу или площадь.

Возьмем, к примеру, площадь Советскую. Что там, фонарики поменять, урны, лавочки... Меры решений могут быть и такие, но это и есть прошлогодний асфальт. А не слабо представить, что современная площадь – это паркинг в несколько подземных этажей, транзитный транспорт, пересекающий ее ниже уровня земли, позволяющий гражданам свободно пользоваться городским пространством, насыщенным благоустройством, магазинами и кафешками. Это чистая брусчатка и газоны, фонтан и памятник, к которым можно подойти, не опасаясь колес маршрутки и штрафов полицейского. Можно добавить оригинальную арку – переход из одного здания областной администрации в другое, и чиновникам не придется сломя голову бегать на совещания через улицу.

Между прочим, к администрации транспорт может подъезжать под землей и даже въезжать в нее там, не вынуждая рассовывать машины по соседним улицам. Современная площадь – это и ее окружение. Помещения в зданиях конторского вида, куда зайти не приходит в голову (я говорю не об областной администрации, а о Доме техники, Доме учителя, о бывшем «Вулкане», о доме с часами, не знаю, что в нем находится) – это не только пощечина здравому смыслу на центральной площади, но и колоссальные упущенные возможности насытить город ритейлом, галереями, предприятиями публичного назначения. Добавим к этому удобное обслуживание зданий со дворов, загрузку, подъезды...

Можно, конечно, только лавочки поменять.

Нужен эффект Бильбао – феномен «всплеска». Иначе из дыры не вылезти. Потенциал у города имеется, и достаточно качественный, – нужно только грамотно подобрать само явление и создать стратегию, в которой четко и пошагово были бы обозначены узловые точки.

Построим один мост, но – сегодня. И тогда жители города увидят конкретный результат. Да, за него придется заплатить некую «цену», но общая апатия будет сломлена. К сожалению, пока этого не происходит: мы разбрасываем по три копейки на все сферы, и никакого качественного скачка добиться не можем. Тянет шлейф проблем и бед, накопленных десятилетиями. Если пытаться одномоментно решить проблемы с благоустройством, парковками, запущенными дворами, качеством дорог, свалками и обшарпанными фасадами, разрисованными граффити, никакого бюджета не хватит.

Что ж, как говорил Антон Павлович Чехов: «У русского одна надежда – выиграть двести тысяч». Переиначив классика, скажем: у нас три надежды – на вечный асфальт, глобальное потепление и беспроводную передачу энергии. Столь же реально.

Давайте задумаемся, а что может привлечь в город ожидаемые, как глобальное потепление, гипотетические инвестиции? Что заставит мифического инвестора отказаться от строительства поселка в Испании и построить гостиницу в Твери? Как известно, инвесторы водятся в местах комфортных, теплых и не обремененных сложностями быта. Не секрет, что инвестор охотно идет в цветущий город – в привычную для него среду, которая не населена хищниками, не имеет тенденции к деградации и т.д.

Поэтому, если мы надеемся и мечтаем, чтобы в Тверь пришел некий инвестор, который в состоянии что-то создать (построить новые предприятия, инфраструктуру или даже некую новую градообразующую систему), необходимо возделать для него очень качественную почву. Вместе с тем и поставить условие зарегистрироваться и платить налоги в городе. Вообще-то, такая почва нужна всем – не только пришлому, но и местному бизнесу, и горожанам. Что же такое качественный и комфортный город? Очень просто: тот, в котором нормально работают все механизмы, а бизнес вкладывает средства в развитие на его территории. И тут, как говорят в Одессе, точнее, как говорили: «Не делайте мне больно».

Болезнь не бывает красивой, и более всего раздражают ее внешние проявления, тревожные симптомы. Вряд ли кому-то из жителей сегодня по-настоящему нравится то, как преображается их родной город. То тут, то там растут унылые бетонные муравейники, фасады исторических зданий перекраиваются и уродуются безвкусными стеклопакетами, безобразной рекламой и входными группами и т.д. Казалось бы, что проще: внеси в Кодекс благоустройства и Правила землепользования и застройки соответствующие запреты – и безобразию конец. Всё это будет сделано в ближайшее время. С одной оговоркой: надежда на то, что в России можно что-то изменить на уровне кодекса, на мой взгляд, – весьма унылая.

У нас действует такое количество запрещающих законов, что общество потихоньку перестает на них реагировать. У человека отобрано его личное пространство. И если поначалу он как-то пытается жить в рамках установленных ограничений, то в один прекрасный момент, когда их накапливается слишком много, возникает обратный эффект – человек перестает реагировать на установки. Сегодня в Твери приходится бороться с самовольной застройкой как с феноменом.

Многие знают, сколько времени и усилий нужно потратить, чтобы получить землю, утвердить проект и собрать необходимые согласования, не все хотят этим заниматься и работать по правилам. Можно отправить несколько нарядов полиции, оцепить Бобачево – поселок в черте города – и повязать всех строителей таун-хаусов. То же самое – в Заволжье и на Пролетарке: там есть территории, где развернуто массовое незаконное строительство, нарушающее регламенты Генерального плана. Вместе с тем там, где застройщик пытается действовать в рамках регламентов, он натыкается на беспрецедентное, ставшее традицией сопротивление горожан, а самостройщиков их праведный гнев обходит стороной.

Только законопослушный застройщик будет проводить сети, строить дороги, парковки, детские площадки, благоустраивать территории, платить налоги, развивать инфраструктуру города и нести гарантийные обязательства перед своими жильцами, а тот, который ведет незаконное строительство и не парится выяснением того, что он нарушает регламенты: строит на месте будущей дороги, в зеленой зоне или на землях общего пользования, ничего важного для города не сделает и исчезнет, как только получит деньги с облапошенных покупателей.

Очевидно, должны действовать механизмы, на порядок ускоряющие процесс согласования инвестиционных намерений – с одной стороны, и включающие неотвратимость возмездия за умышленное нарушение закона – с другой. Если ты затеял самострой, будь готов к наказанию; а если действовал строго в рамках закона, то можешь рассчитывать на всестороннюю помощь и доброжелательное отношение.

Послышался голос Станиславского. Музыкой навеяло.

Помните, была социальная реклама в год самой снежной зимы: «А город-то убирают». Все еще спрашивали – какой и куда. А город-то застраивают. К огромному сожалению, сегодняшние строители возводят не Город, а квадратные метры.

Среди застройщиков есть более социально ответственные, желающие строить качественно. И есть те, кто пришел в стройку только для того, чтобы получать прибыль за счет инвестиций, никаких других задач нет. Мы рассматриваем их проекты: они ужасны, на них невозможно смотреть без боли. Но бороться с ними бессмысленно: они знают толк только в одном – выжать из участка земли как можно больше пресловутых метров – и используют все рычаги для достижения цели.

Такие застройщики строят только то, что можно продать. Отсюда все наши беды с парковками, детскими площадками и дворами. Понятно, что строители стараются максимально от этого уйти, нарушая закон. Но это уже вопрос прокуратуры. В недавно принятом Генеральном плане повысилась планка этажности. Что же произошло? Да просто забор в проектах подрос по высоте с 12 до 16 этажей. Чисто инвестиционный эффект: если есть возможность выкачать больше прибыли, надо качать.

Отчасти проблема кроется в том, что сегодня земля продается отдельными мелкими кусочками, и таким образом город лишен возможности регулировать градостроительные процессы. Землей распоряжается областная администрация, а там, к сожалению, не видят иной задачи, кроме как найти очередной участок, выставить его на конкурс и продать застройщику. Земля предлагается «под комплексное освоение». Это значит, что застройщики сами выбирают,  что возвести на данном участке (но, условно, не выше 16 этажей). Понятно, что один дом не может взять на себя функции целого жилого массива – детских садов, многоэтажных парковок, инфраструктуры.

Очевидное решение проблемы – разработка проектов планировок на крупные жилые массивы, равные микрорайонам и районам. Только так можно запрограммировать для территории необходимые функции: парковки, зоны отдыха, сады, школы, общественные и торговые центры и т.д. После этого можно начинать межевать землю и проводить аукционы, предлагая участки инвесторам с жесткими и четко заданными параметрами.

Сегодня застройщику не нужно ничего, кроме прибыли, и социальная ориентация здесь отсутствует напрочь: когда мы сталкиваемся с ними лицом к лицу, они нас не понимают. Значит, будем воспитывать застройщика. Остановить стройку в городе нельзя. Да, в данный момент она несет отрицательный заряд: то, что возводится, – некрасиво и не слишком качественно. Но это вынужденный компромисс, который приходится терпеть и корректировать, чтобы удержать на плаву строительный комплекс. Можно приводить тысячи примеров: во всех городах происходит одно и то же. Сегодня качественно развивается только Москва, получившая возможность делать из себя супергород – за счет всей России. Что ж, надо учиться строить не богато, но красиво и с теми, кто любит Тверь.

Основной тренд – комфортная квартальная городская застройка. Подразумевается, что все дома, выходящие на улицы и магистрали, на первых этажах должны иметь помещения общественного назначения (определенной высоты, с витринами, не требующие пристройки отдельных входов со ступеньками, навесами и т.д.). Покраска фасадов естественных теплых тонов, в гармонии с окружающей застройкой. Земли общего пользования благоустраиваются, и на них организуются парковки. Стоянка транспортных средств во дворах должна законодательно минимизироваться при компенсации за счет подземных, многоэтажных парковок и на отдельных площадках, предлагаемых городом в радиусе до километра. Мини-рынки запрещаются, уличная торговля – только в ярмарочные дни. Количество рекламных конструкций сокращается вдвое, из центра выносится полностью. Любой проект – будь то здание, дорога, газон, фасад или забор – должны быть согласованы в органах архитектуры, в противном случае рассматриваются как административное правонарушение. Точнее и шире условия будут прописаны в готовящихся к утверждению новых Правилах землепользования и застройки города Твери.

Если говорить о наших перспективах, понятно, что они не эвклидовы. И не стоит думать, что для того чтобы жить по-человечески, нужно переехать в Москву или в Европу. При том, что в столицу вваливается космическое количество средств, жить в ней не очень комфортно. Недавно мне сын показал пингвинов в московском метро, я сначала думал, что речь идет о каких-то рекламных аниматорах, оказалось, мы все стали пингвинами, попав в человеческую пробку часа пик на переходе станции Комсомольская.

В этом плане Тверь, со всеми существующими проблемами, еще может дать столице фору. В Твери пингвинов не будет. Наши проблемы нужно начинать решать – не дожидаясь подачек из федерального бюджета, но используя его возможности при любом удобном случае. В градостроительной сфере следует начинать с проектов планировок: определить в них не унылую типовую застройку, а то, что может создать очаги интереса к городу. Скорее это относится к центральной части, но и на окраинах такие вещи тоже имеют право существовать.

Возьмем для примера Октябрьский проспект. В последнее время он получил мощнейшую торговую нагрузку, и очень скоро, бумерангом, нам вернутся серьезные транспортные проблемы. Их можно было избежать, если бы кто-то заранее этим озадачился. Очевидно, что появление таких крупных и ярких торговых объектов должно сопровождаться строительством транспортной инфраструктуры. Есть и эстетическая составляющая. Поставить в ряд пять больших «коробок» – дело, конечно, не хитрое (в последние годы ничего, кроме жилых или торговых «коробок», мы, собственно, и не строим). Но их можно декорировать! Строить из более качественных материалов, создавать вокруг идентичную среду за счет архитектурных и художественно-монументальных форм (не рекламный, а художественный символ бренда), посадки деревьев, моделируя ситуацию, которая работала бы на положительное восприятие города в целом. И еще: предприятия должны регистрироваться в городе и в нем платить все налоги.

Градостроитель должен не распутывать проблемы, а видеть наперед, во что могут вылиться те или иные скоропалительные решения, во что они превратят город, и превентивно регулировать процессы. Для этого он должен обладать доверием и правом принятия личных профессиональных решений.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий