Образование

 
Школьная жизнь автор: Сергей Сабсай

Самый важный для ребенка (для многих – критически важный) год обучения – первый. На этом этапе происходит адаптация детей к школе: к зданию и расписанию, учителям и ученикам, требованиям и домашним заданиям. Первый учитель может в целом определить и отношение ребенка к школе, и отношение школы к ученику. Так, медлительного, флегматичного ребенка можно сделать отличником и гордостью школы, мудро предоставляя ему возможность в первые школьные месяцы работать в удобном темпе, или с первых дней требовать лишь быстроты реакции, превращая его в троечника с клеймом тупицы. Еще больше рисков на начальном этапе – для детей активных, непоседливых, самостоятельных.

 К сожалению, зачастую школа не развивает способности наших детей, отдавая приоритет форме, а не содержанию, видимости, а не реальности. Вот один из примеров: к нам в «продленку» приходит ребенок из муниципальной школы и впадает в ступор, пытаясь понять, можно ли писать, как сказано в учебнике, буквенные обозначения a, b и c, если учитель в классе велел обозначать числа только через x, y, z. Иными словами, школьник не понимает, что главное – решение задачи, и больше переживает из-за условных обозначений, чем из-за правильного ответа.

Одна из причин обучения не знанию, а послушанию – происходящее с учителями. Уже который год их захлестывает и душит вал бумажной отчетности. Не все, к счастью, но многие из лучших, уважающих себя профессионалов, способных реализоваться в других сферах, сменили профессию. Сегодня мы возвращаем их в образование, но это частное, а не системное решение проблемы. Те же, кто остался, в большинстве своем инертны: одни – из-за перегруженности, прочие – из-за равнодушия и усталости.

Тем временем федеральное Министерство образования одной рукой отбивает у педагогов охоту учить (заставляя только планировать и отчитываться), а другой – восстанавливает отброшенные было требования к знаниям учеников (вводит ЕГЭ по иностранному, возвращает сочинение по литературе и т. д.). В результате мы наблюдаем, как многие учителя, в состоянии стресса, реагируют на происходящее не углубленным обучением предмету, а ужесточением оценки знаний. И снова формальная сторона оказывается впереди содержательной.

Требования и нормативы, оторванные от жизни и не решающие, а лишь усугубляющие существующие проблемы, касаются не только содержания обучения, но и организации школьной жизни.

Самый простой пример – «продленка». По действующим санитарно-эпидемиологическим требованиям от 2010 года, в группах продленного дня для первого класса должны быть предусмотрены... раздельные спальни для мальчиков и девочек, площадью из расчета 4 кв. м на ученика. Абсолютно бессмысленное требование: ну не спят днем дети шести с половиной – семи лет! Реалистично его выполнить? Нет, конечно! Где вы видели такие хоромы в наших муниципальных школах? Что мы имеем в итоге? В одних школах «продленки» для первоклассников нет вообще, а в других есть – безо всяких, конечно, спален – на страх, риск и ответственность директора, который «подвешивается» на лишний крючок. Как говорится: хотели как лучше, а получилось как всегда.

Понимая, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих», в стране активно развивается альтернативное образование. Становится всё больше частных школ, детсадов, в перспективе – университетов. Появляются частные группы продленного дня, развивается семейное и дистанционное обучение. Но и организация альтернативного образования наталкивается на целый ряд препятствий, причем в первую очередь – на федеральном уровне.

Я уже упоминал о требованиях СанПиНов. Полностью санитарным требованиям не соответствует ни одно существующее школьное здание, во всяком случае, если говорить о муниципальных школах. Где вы видели ширину рекреаций 4 метра? А 6 метров – при двустороннем расположении классов? Да и потолки высотой 3,60 м есть далеко не везде.

Но «на бумаге» требования едины: бессмысленно доказывать чиновникам на местах, что первоклашкам и учащимся 11-х классов для комфортного самочувствия нужен разный объем воздуха в помещении и поэтому высота потолков в классах вполне может варьироваться в пределах 20 см без всякой угрозы детскому здоровью. Есть жесткие федеральные нормативы, и если высота потолков в точности не соответствует нормативу хотя бы на одном этаже, вы получаете вердикт: здание под школу не пригодно, ищите другое. Далее комментарии излишни.

Прописанные в санитарном законодательстве требования должны четко и неуклонно выполняться во всех новых или реконструируемых помещениях – следовательно, в первую очередь – в открывающихся частных школах. При этом в них указано, что «ранее построенные здания общеобразовательных учреждений эксплуатируются в соответствии с проектом». Получается, что в действующих муниципальных школах, где учится большинство наших детей, допустимы и раздевалка в подвале, и низкие потолки, и окна на запад, и туалеты без запоров и стульчаков. А попытки открыть новые учебные заведения, где детям было бы интересно и комфортно учиться, во многих случаях заранее обречены. И вновь – по форме всё правильно, а по существу – издевательство.

Уверен, что все беды и глупости, которые происходят в последнее время с российской средней школой, преодолимы только активной и солидарной позицией самых главных людей в системе образования – речь не о министрах, чиновниках и управленцах, а об учителях и родителях.

Федеральное Министерство образования давно славится своим неумением и нежеланием слышать мнения профессионалов. В свое время учителя буквально кричали об ошибочности отмены выпускного сочинения – невзирая на протесты, решение все-таки было проведено в жизнь. А теперь чиновники от образования говорят, что с сочинением «погорячились» и его нужно возвращать. Таких примеров – сотни. Тем не менее настойчивая работа профессионального сообщества, без разделения на учителей частных и муниципальных школ, крайне необходима.

 В последнее время в разных концах страны районными чиновниками предпринимались попытки увольнения сильных, уважаемых, но неудобных для чиновников директоров средних школ. Благодаря солидарной позиции родителей, школьников и педагогов эти решения удалось отменить.

Напомню, что в соответствии с новым законом об образовании, действующим с 1 сентября, финансирование школ передано с федерального уровня на муниципальный. Что это значит в наших реалиях – очевидно: деньги на образование вряд ли найдутся у города, вечно испытывающего дефицит бюджета.

У кого больше возможностей быть услышанными – у учителя и директора, находящихся под прессом категорий, стимулирующих выплат и бесконечных проверок, или у родителей школьников – владельцев бизнеса, тех же чиновников?

Справедливости ради замечу: учителя многое сделали для сохранения качества образования и творческого развития детей в 90-е годы. Следующие десять лет наибольшее влияние на школу оказывали чиновники федерального министерства. Сегодня пришло время родителей позаботиться о будущем своих детей и страны в целом. Это им придется бороться за школы, сохранившие высокий уровень образования, или делать выбор в пользу частных школ. Добиваться достойного финансирования школ из муниципальных бюджетов, поддерживать профессиональные учительские ассоциации, способствовать изменению нормативной базы.

Иного не дано: сколько бы ни потребовалось времени на осознание происходящих в образовании перемен, рано или поздно гражданам все-таки придется победить собственное равнодушие и превратиться в активных участников процесса. 

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК