Город

 
Я знаю – город будет, я знаю – саду цвесть… автор: Александр Корзин
Бульвар Радищева
Сибиреязвенный скотомогильник на Соминке

– Александр Борисович, прошел почти год с момента выборов депутатов Городской думы, и мне приходится констатировать, что никаких заметных перемен к лучшему в городе за это время не произошло. Воспоминания о зимнем периоде позволяют дать оценку работы администрации только в нецензурных выражениях. Кстати, ребята в здании напротив Думы в курсе, что в этом году зима тоже будет?

– К моему глубокому сожалению, «разбор полетов» по итогам прошедшей зимы еще не завершен. С тем, как сработали в этой сложнейшей ситуации муниципальные службы и администрация Твери, до сих пор разбираются контрольно-счетная палата ТГД, прокуратура, налоговики и антимонопольщики.

Специально созданная комиссия выявила причины произошедшего и определила методы их устранения; в соответствии с Трудовым кодексом, депутаты сделали замечание главе администрации Валерию Павлову, он был оштрафован. Сейчас это мало кому интересно – главное, чтобы ситуация не повторилась. Полагаю, повторение коллапса нам не грозит: скорректирована схема уборки города, приобретена новая, мощная техника. Из бюджета выделено 4 млн. рублей на обследование и корректировку существующей дорожно-транспортной схемы – к концу календарного года у нас на руках уже будет готовый документ.

Могу вас уверить, всё будет просчитано как положено: и пассажиропотоки, и напряженность наших улиц с учетом сезонных условий – так, чтобы коммунальщикам было понятно, как грамотно чистить от снега и грязи улицы нашего города.

Мы готовимся к зиме не только технологически, но и «кадрово»: у главы городской администрации теперь есть заместитель, который отвечает за уборку и содержание городских дорог – молодой и энергичный Дмитрий Насибуллин (который, как и другие новые лица в мэрии, производит более серьезное впечатление, чем те, кто занимал эти должности раньше). Думаю, к предстоящей зиме будем готовы... нормально.

– С набережной Степана Разина украли ограждение...

– Балкон с Императорского дворца найти не могут до сих пор.

– Дворец – собственность федеральная (и его восстановят), а набережная – городская. Представляете, какой был бы скандал, если бы в Петербурге украли ограду Дворцовой набережной? У нас о нем стало известно только потому, что главный архитектор города Алексей Жоголев выложил видеоролик в Интернете и дал интервью нескольким телеканалам без согласования с начальством, за что получил от последнего втык. В городском управлении по делам культуры, под окнами которого в течение недели люди с ломами выкорчевывали секцию за секцией, данного безобразия не заметили. Полиция проявляет чудеса изобретательности, чтобы «отмазаться» от этого дела.

– Данное дело должно быть доведено правоохранительными органами до суда.

– Так ведь и «город» не взял на себя обязательство ограду восстановить. Допускаю, что большинству населения плевать на историческое наследие, но отцам города вести себя подобным образом не к лицу.

– Не думаю, что большинству тверитян «плевать», тут я с вами не согласен. Что же касается отцов города... В этом году бюджет формируется раньше обычного, и уже можно делать первые предположения относительно основных параметров. Мы не выполняем городскую программу приватизации, доходы невелики, и, вероятно, нам грозит приличный дефицит (хотя мы и постараемся сделать всё, чтобы этого не допустить). Но сегодня речь должна вестись не о «восстановлении», а о продолжении ее реконструкции.

– На полную реконструкцию набережной, еще при Алексее Каспржаке, были выделены немалые средства, и этим летом горожане должны были увидеть ее обновленной. Что случилось?

– Были выделены деньги, по конкурсу выбраны подрядчики и даже проведена часть работ. Алексей Анатольевич был активным участником воплощения этой идеи, но помимо него в администрации региона были и другие руководители, по мнению которых, реконструкция знаменитой тверской набережной менее актуальна, чем, к примеру, необходимость срочной замены 90% водопроводных труб. К слову, сейчас в городе проходят уже шестые по счету гидравлические испытания, и ежедневно и ежечасно – как сводки военных действий – приходят отчеты о сотнях прорывов, накануне начала отопительного сезона! Мне совсем не безразлична судьба набережной, но, быть может, лучше провести предстоящую зиму в тепле? Кстати, куда делись оригинальные ограждения, снятые после реконструкции, мне лично не известно.

– На углу Тверского проспекта и улицы Новоторжской ежедневно толчется дюжина цыган, торгующих крадеными телефонами. Иногда около них останавливается машина патрульно-постовой службы, полицейские и цыгане дружески приветствуют друг друга, обнимаются и даже фотографируются краденым телефоном – в обнимку на добрую память...

– Быть может, я реже бываю на этом перекрестке, но обычно я вижу там двух-трех цыган. Они переместились к зданию бывшего «Детского мира» с улицы Трехсвятской, но я помню время, когда данного безобразия не было вообще. Если сейчас, в силу каких-то причин, муниципальная полиция совсем перестала обращать на них внимание, а полицейские действительно ведут себя так, как вы говорите, – это возмутительный факт. Я обязательно задам этот вопрос руководству УВД.

– История с украденной набережной, цыгане на главной улице Твери, поножовщина на межнациональной почве... Славное время.

– Мне понятна ваша ирония. Не так давно депутаты Городской думы сменили заместителей главы администрации. В исполнительную власть пришли молодые и энергичные люди. Но позитивных перемен как не было, так и нет. Почему? По-видимому, мало уволить одних только «замов» – в замене нуждаются сотрудники «среднего звена», где не должно оставаться чьих-то мам, пап, братьев, сестер, сватов и кумовьев. Именно поэтому я взял на себя следующий этап административной реформы, который нам в скором времени предстоит провести.

– Год назад вы говорили, что собираетесь сократить большое количество городских чиновников. Удалось это сделать?

– Да, могу назвать точные цифры: в целом по городу (с учетом районов) до конца года из 900 человек будут сокращены 132, из 75 сотрудников аппарата Городской думы – шесть. Споров вокруг административной реформы, как водится, много: одни горячие головы предлагают распустить администрацию города, оставив лишь районные управления, другие – ликвидировать «районы», передав всё в «город». Могу сказать, что структура управления останется такой, какая есть, но районные администрации получат больше полномочий и денег – на выполнение конкретных программ (таких, как «Двор Пролетарки», «Парк Победы» и т.д.).

Многие годы районные администрации сидели, туго затянув пояса. На мой взгляд, система распределения бюджетных средств должна быть прозрачной и понятной каждому. В противном случае чиновникам остается лишь «тянуть кота за хвост» – т.е. делать именно то, за что люди больше всего и не любят власть. Знаете, сколько мелких вопросов не решается на уровне районных администраций годами? Из свежих примеров, со встреч с избирателями: вопрос о передаче бесхозного пруда в собственность – шесть лет; по ремонту короткой объездной дороги для большегрузов вокруг 500 домов – четыре года; бабуле батарею не могут заменить три года и т.д. Или другой пример – с аварийными домами: таковыми у нас официально признаны 12, а на самом деле их... более 100, и все нужно расселять, давать людям квартиры, а строители не успевают...

– Кстати, о строителях. Главный ветеринарный врач пару месяцев назад запретила строительство жилья в радиусе 1 км от ветеринарной службы на Соминке, потому что там, по словам умершего несколько лет назад очевидца, якобы, была закопана корова, погибшая от сибирской язвы. В эту зону попали новые жилые дома, готовые к сдаче, построенные на земле, которую строителям продал муниципалитет; студгородок, сотни домов в частном секторе. Что будем делать: объявлять поголовную эвакуацию или, мягко говоря, усомнимся в компетенции ветеринарного врача?

– Выселять Соминку не будем. Все-таки это частный случай. Но есть и системные проблемы.

Строители бывают разные. Они сами говорят о том, что в городе есть немалое количество фирм, возводящих объекты самовольно, без разрешительных документов, оформляя их задним числом. Полагаю, не за горами конфликтные ситуации – как в Подмосковье, где по решению суда, без лишних разговоров, сносят целые незаконно построенные коттеджные поселки. Кто строит новый торговый центр на базе кинотеатра «Восток»? И другой – напротив рынка «Марат»?

Вы затронули очень больной вопрос. Федеральный центр требует жестко выдерживать заданные темпы строительства, президент критикует губернаторов, они в свою очередь заявляют строителям, что необходимое количество квадратных метров к зиме должно быть сдано любой ценой, а те всё это время мыкаются по инстанциям, тратя силы и время на получение огромного количества непонятных разрешений и согласований. Вот и строят на свой страх и риск без документов.

Слава Богу, сейчас удалось решить проблему трех семнадцатиэтажек в Бобачевской роще – это будут первые дома, которые, после тяжелого кризиса и банкротства, построит тверское предприятие «ДСК». (Не считая студенческого общежития на Соминке, которое, по словам ректора ТвГУ Андрея Белоцерковского, по качеству очень выгодно отличается от того, что возводится по соседству, – не буду называть, кем именно.)

– Мы продолжаем строить серые панельные дома вместо современных, качественных и комфортных. И до сих пор не снесли ни одной «хрущевки».

– Да, не снесли, но квартиры в панельных домах и стоят дешевле (не 52 000 за кв. м), и возводятся быстро. А вообще-то, тверские строители в этом году должны ввести в строй как минимум половину от плана по региону – 250 000 кв. м из 500 000.

– Многие проблемы, связанные с архитектурным обликом города, можно решить, не потратив ни копейки из бюджета. К примеру, запретить устанавливать кондиционеры на парадных фасадах зданий, обязать жителей при замене оконных рам вставлять стеклопакеты аналогичной формы и цвета (как это сделали в Санкт-Петербурге), обязать магазины, находящиеся в одном здании, иметь одинаковые, соотносящиеся с архитектурным образом здания входные группы и т.д.

– Я могу продолжать ваши перечисления и дальше. К примеру: самовольное остекление балконов даже на исторических зданиях, бесконечная реклама и т.д. Но, во-первых, для этого у нас нет нормативной базы. Во-вторых, необходимо минимальное понимание самими жителями данных ограничений. Требуется некая единая концепция – ее нужно разрабатывать, обсуждать и утверждать. Ведь заставить собственника играть по чужим правилам очень сложно – даже в том, что касается элементарной уборки снега, не говоря уже об экстерьере.

По всей видимости, с людьми придется разговаривать жестко. Но до тех пор, пока у нас накануне отопительного сезона и тут и там будет рвать трубы, я не могу думать об этой концепции – лучше залатаю дыры. К концу календарного года мы осилим и административную реформу, и стратегический план развития города до 2025 года, а там, Бог даст, дойдут руки и до всего остального.

– Большая проблема для горожан – острая нехватка парковочных мест во дворах. И до сих пор строители – сдают, а город – принимает многоквартирные дома без единой парковки. Я лично считаю, что на сегодняшний день при проектировании дома должно быть установлено правило – количество квартир в доме = количеству мест для парковки в подземном гараже. Разве наличие парковок – хотя бы по одному месту на квартиру – не может быть четко прописано в Градостроительном кодексе?

– К сожалению, владельцы автотранспорта даже при наличии многоярусных парковок предпочитают парковаться бесплатно на газонах или детских площадках у своих домов. В дальнейшем – за счет действий ГИБДД, администрации города – сознание наших водителей, думаю, изменится.

– В центре города находятся десятки развалин деревянных домов. Город может создать программу по выкупу земли из-под них – с целью создания парковочных мест и зеленых зон? Кстати, деньги на выкуп можно собрать, выписывая штрафы за безобразное, позорящее город содержание недвижимости её же владельцам.

– Скажу больше: другого пути у нас нет, потому что свободной земли в центре почти не осталось. Полагаю, все эти вопросы могут быть сдвинуты с мертвой точки командой Алексея Жоголева.

Другая беда – со зданиями и объектами, находящимися в федеральной собственности. Сколько раз мы просили передать на баланс муниципалитета здание гостиницы «Волга»! А в ответ – тишина. Город выделил деньги на реконструкцию сквера у памятника Крылову, а к самому памятнику подступиться не можем.

– Если говорить о происходящем в городе, единственное, что мне сейчас нравится, – то, как делают дороги: и по темпам, и по качеству.

– Это первый позитив за полчаса беседы.

– Не знаю, кто выполняет работы, но по качеству видно, что это точно не Фотелидзе и компания. Откуда взялись деньги на дороги и кто эти новые подрядчики?

– Деньги были заложены в бюджете, на них удалось сделать в полтора раза больше, чем в прошлом сезоне, и качественно. Приведу в пример капитальный ремонт улицы Орджоникидзе: не было там раньше ливневки – сделали, нужно положить 40 см гравия – ровно столько и положили и т.д. Причем тщательнее остальных за соблюдением технологии следит сам подрядчик. Откуда он взялся? Выиграл тендер, строго по закону – никто никому специальных условий не создавал. Существуют определенные тонкости: мы научились отсекать недобросовестных участников конкурса.

– Давайте поговорим о строительстве Западного моста через Волгу. Не получится так, что мы построим самый дорогой типовой мост в мире?

– Скажу сразу: место уже выбрано, совсем скоро нам представят макет, и будут проведены публичные слушания. Уверен, споров будет много. По строительству Западного моста раз в неделю в Думе заседает рабочая группа. Проблем – множество. К примеру, что делать с железнодорожной веткой на Васильевский Мох? Проектировщики просят срочно определиться, будем ли мы ее сохранять. Мы приняли положительное решение, потому что там работают полторы тысячи человек, расположено пять предприятий, и только на «Стеклопластик» идет 70 вагонов в месяц (в машинах это в два раза больше).

Объясню, почему мы так сильно заинтересованы в этом проекте. Дело в том, что в нем готово участвовать ОАО «РЖД». Прежде всего – речь об аварийном Горбатом мосте, который нам не принадлежит, и который под крышей строительства Западного моста мы можем получить в собственность в отремонтированном виде. Возможны несколько инженерных решений: или Горбатый мост расширят, или вообще уберут и построят новую развязку. Плюс реконструкция эстакады на Комсомольской площади: ликвидация еще одного «бутылочного горлышка» – главной причины пробок на Пролетарке.

Работаем очень плотно, и петербургские проектанты уверяют, что всё будет сделано в срок. Уже объявлена дата первых публичных слушаний, и я хорошо представляю, насколько они будут тяжелыми. Но на каком варианте строительства мы бы ни остановились, они были бы ничуть не легче. Решение принято, раз нам предлагают федеральное софинансирование и участие «РЖД», этим нужно пользоваться, потому что без них город этот мост никогда не осилит. 

– Осень – время принятия бюджета. Будут ли изменены принципы и подходы его формирования?

– Раньше роль Городской думы при формировании и принятии бюджета была сведена к минимуму: документ готовили в администрации города, а нам оставалось лишь его подкорректировать и утвердить. Мы пытаемся изменить эту ситуацию, серьезно усилив влияние представительной власти в этом вопросе. Создана специальная рабочая группа, идет активная работа в профильных комитетах. Есть приоритетные моменты, на которые мы (как команда) стараемся обращать особое внимание.

Я намеренно не говорю сейчас о так называемых целевых программах, потому что считаю, что они не всегда себя оправдывают. Помните, как в городе запустили программу по ремонту фасадов зданий в феврале? Провалили ее, а теперь спохватились и даже вынуждены были собирать экстренное заседание Думы, чтобы выделенные деньги не пропали вообще.

Принимать бюджет «вслепую» Дума больше не будет.

– Какие у города сегодня приоритеты?

– Транспортная схема, общественный транспорт, благоустройство.

– В 2015 году отреставрированный Императорский дворец распахнет двери для посетителей – нет никаких сомнений, что под эгидой Всемирного банка все работы будут выполнены качественно и вовремя. Но рядом, за забором, там, где планировалось возвести Спасо-Преображенский собор, появилась огромная яма, и больше не происходит ничего. Нет денег?

– Проблема в том, что в ходе «охранных» раскопок археологи обнаружили на этом месте монеты XII века. И получилось, что мы наступили на те же грабли, что и при строительстве электроподстанции на «Химике»: ни для кого не секрет, что стадион расположен на территории тверского кремля, и археологи обнаружили предметы быта, фрагменты древних строений. И тут же начались проблемы – вместо одного фундамента приходится ставить совсем другой и т.д., и т.п. Сложность ситуации заключается в том, что, по закону, муниципалитет обязан заказывать и оплачивать такие работы археологам.

– Второй момент. По проекту, небольшая часть Городского сада отходит к Императорскому дворцу, и таким образом у нас появляется отреставрированный, благоустроенный, хорошо освещенный комплекс с парком. И примыкающий к нему Горсад – с пивом, допотопными каруселями и т.д.

– Пиво в городском саду не продается, но так или иначе Городской сад придется приводить в порядок. Но я не готов назвать цену вопроса и сроки реализации этой идеи. Готов вернуться к этой теме через год, пригласив к обсуждению директора ботсада Юрия Наумцева, директора Императорского дворца Татьяну Куюкину и прочих специалистов, заинтересованных в этом вопросе.

– О чем вы сами хотели бы рассказать читателям?

– Недавно я побывал во Владимире – очень красивый старинный город, в свое время даже был столицей России; сопоставим с Тверью по площади и численности населения. Знаете, чем он отличается от Твери? Там очень много зелени, простора и свободы – чего стоят одни только липовые аллеи. А мы будто зажаты в тесных рамках – каменных улицах исторического центра, и развиваться городу некуда. Выход есть: можно забрать часть примыкающих к городу земель (как это сделали во Владимире) и расти на этих территориях, а в центре обустраивать парковые зоны и смотровые площадки – на стрелках Тверцы, Волги, Тьмаки, на Речном вокзале и т.д. Нужно подумать над этим вместе с главным архитектором.

Другая мечта – создание образовательного кластера. Или медицинского – он гораздо ближе к практическому воплощению, потому что в случае запуска Западного моста такой проект может быть реализован на базе ОКБ и Перинатального центра. На этот счет есть очень заманчивое предложение от немецких коллег. Есть и другие интересные проекты – с корейцами, японцами, белорусами.

Задумок-то, если честно, много. Но большинство из них хороши в теории, к сожалению. Во всяком случае, пока. Сверстаем бюджет в размере 8–9 миллиардов – можно хлопать в ладоши и работать, нет – радоваться будет нечему.

Беседовал Константин Саломатин

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий