Малый бизнес

 
Торговля: без лица и репутации автор: Виталий Синода

О том, как тяжело живется в России малому бизнесу, сегодня говорят все. И это не просто лукавые слова или стоны тех, кто желает вести свои дела так, чтобы деньги сыпались с неба. Такова объективная ситуация: предприниматели действительно находятся в невероятно тяжелых условиях. Об этом свидетельствуют исследования уважаемых экспертов. Я готов рассказать, с чем сталкивается наше ведомство, работая с бизнесом в рамках санитарного законодательства. 

 

Кто предлагает потребителям самую некачественную продукцию, где у нас самые плохие результаты лабораторных исследований? На объектах мелкорозничной торговли.

 

Чей туфля?

Среди массы неподъемных или трудно решаемых вопросов с точки зрения самого малого бизнеса наиболее острый – нелегальное предпринимательство, порождающее нечестную конкуренцию. Я говорю о тех, кто совершенно спокойно и вполне комфортно занимается торговлей, производством или оказанием услуг, не имея на то каких-либо разрешений, регистраций и оформлений.

Только в Твери действует свыше двухсот точек розничной торговли, у хозяев которых нет договоров на аренду муниципальной земли и не подписаны соглашения с энергетиками (или они есть, но получены обманным путем), не имеется документов, подтверждающих¸ что они зарегистрированы в налоговой службе как частные предприниматели (или в качестве юридических лиц), и об их деятельности официально не известно городскому департаменту потребительского рынка. Люди просто приехали, тупо воткнули свой ларек на какой-нибудь дворовой территории и начали торговать.

Я живу на углу Московской улицы и Смоленского переулка: на одном этом пятачке находится шесть ларьков, из которых ни один не оформлен, как положено. Вопрос: куда жаловаться и кто должен принимать меры в данной ситуации? Загвоздка в том, что некуда, – никто ничего по этому факту предпринимать не станет.

Очевидно, что добросовестные предприниматели, которые тратят немало времени и сил на то, чтобы получить землю под свой объект, согласовать его внешний вид, заключить договор на потребление электроэнергии и т.д., а потом исправно платят аренду и налоги, от такой конкуренции, мягко скажем, не в восторге.

Не стоит забывать и о том, что вообще-то в городе имеется специальный план размещения объектов торговли (в первую очередь опирающийся на интересы жителей), и открыть точку там, где тебе вздумалось, не получится. Проведены специальные расчеты, где и каких именно объектов торговли не хватает, разработана схема их дислокации (к слову, так же формируется и сеть летних кафе): «можно вот здесь, вот тут и вон там» – пожалуйста, подавай заявку, получай место, открывайся и работай.

Но на самом деле происходит по-другому. Откуда ни возьмись появляется непонятно чья торговая точка, которая начинает успешно функционировать. Очевидно, что первым реагировать на такое самоуправство должен муниципалитет – чиновники обязаны ходить и выявлять нелегальные объекты. Насколько я понимаю, с этим всё более или менее в порядке: работа ведется, и даже имеется соответствующий список. А что же дальше? Как ни прискорбно, ничего.

Однажды ко мне обратились сотрудники мэрии: мол, вы примите, пожалуйста, меры – закройте нелегальные ларьки через санитарное законодательство, чтобы духу их не было. Пришлось объяснять, что мы не имеем права проверять незаконные объекты: чтобы мой специалист мог выйти на проверку объекта, я должен издать соответствующее распоряжение, прописав в документе ФИО предпринимателя, юридический адрес объекта, где и в каком виде он зарегистрирован и т.д. А если этих данных нет, то и надзору объект подлежать не может – мы же не оперативно-розыскная служба.

В моем представлении, прилагать усилия к тому, чтобы нелегальный объект перестал функционировать, – прямая обязанность городской власти. Причин предостаточно: незаконное предпринимательство, неуплата налогов, самозахват городской земли, воровство электроэнергии, несоблюдение санитарного законодательства и т.д. По каждому из этих пунктов законодательством предусмотрена конкретная ответственность. Значит, нужно просто правильно документировать имеющиеся факты и передавать дела в суды, требуя ликвидации объектов. Мне отвечают, что это очень сложно и долго, предприниматель будет громко возмущаться, потому что речь идет о частной собственности и т.д. Да, малоприятно. Но что мешает выработать алгоритм действий и создать хотя бы прецедент? Из двух сотен ликвидировать хотя бы десять, чтобы остальным стало понятно, что рано или поздно у власти дойдут руки и до них.

Мне приходилось бывать на семинарах «Опоры России», где предприниматели из раза в раз говорят, что не могут конкурировать с нелегальным бизнесом потому, что платят аренду, налоги и «коммуналку» и стараются соблюдать санитарное и противопожарное законодательство (устанавливают сигнализации, закупают дорогое холодильное оборудование, персонал проходит обучение и медосмотры и т.д.). А у нелегалов этих затрат нет, они вкладывают минимум и прекрасно существуют. Я много раз писал письма и встречался с городскими чиновниками, объяснял ситуацию, увещевал, но воз и ныне там: ни одного принудительно демонтированного ларька.

Есть и другая сторона медали. Кто предлагает потребителям самую некачественную продукцию, где у нас самые плохие результаты лабораторных исследований? На объектах мелкорозничной торговли. Просто потому, что они в принципе не могут предоставить того качества, который, как минимум, безопасен для потребителя. Как бы мы ни ругали крупные сети и супермаркеты, но там есть хотя бы входной контроль качества продукции. А где берут ее владельцы ларьков и тонаров? Где эти базы и склады, что это за товар, как он оформлен? Черная дыра.

Не так давно в Твери функционировало около тысячи продовольственных складов. И мне приходилось убеждать людей в том, что это плохо и опасно, потому что их невозможно проконтролировать. Разве не очевидно, что город должен создавать такие условия, в которых выживают лучшие, а те, кто не в силах справиться, никому и не нужны – ни муниципалитету, ни обывателям. Незаконные или полулегальные объекты торговли интересны только небольшим группам людей, получающим прибыль, а населению пользы от них никакой. Как будет развиваться эта ситуация, и возьмется ли кто-то за ее исправление, откровенно говоря, я не знаю.

Пять старушек – уже рубль

Количество требований Роспотребнадзора к тому или иному объекту варьируется в зависимости от того, чем занимается или чем торгует конкретный объект.

Условно говоря, нас абсолютно не интересует легальный киоск «Союзпечати» – мы туда даже не ходим, за исключением тех редких случаев, когда возникает обязанность реагировать на чью-то жалобу по линии защиты прав потребителей. В остальном – нам там делать нечего: очевидно, что такая торговая точка не представляет никакой опасности.

Совсем иная (и с нашей точки зрения весьма интересная) группа объектов – те, что занимаются (или теоретически имеют право) теми видами деятельности, в которых кроется потенциальная опасность для населения. Если говорить о торговле, то в первую очередь речь идет о тех, кто реализует скоропортящиеся продукты питания. Пристальное внимание уделяется ресторанам, фастфудам, летним кафе и всем прочим объектам общественного питания, где идет приготовление блюд и при несоблюдении элементарных правил или малейшем нарушении технологии возникает опасность заражения людей и даже серьезных вспышек заболеваний.

Санитарные требования к точкам общепита предъявляются в зависимости от заявленного и фактического ассортимента. Одно дело, когда люди торгуют сосисками в тесте и чаем в одноразовых стаканчиках, и совсем другое, если посетителям предлагают пять салатов, два первых блюда и три вторых. Неважно даже, какое количество клиентов они в состоянии обслужить – в любом случае, речь уже идет о целом (и весьма опасном) производстве.

Почти весь спектр существующих санитарных правил и требований применим в случае с крупным супермаркетом: огромный ассортимент, большое количество сотрудников – на первый взгляд, работы непочатый край. Но как раз в крупных магазинах всё отлажено: жесткий входной контроль качества, четкое соблюдение сроков реализации, система ответственности персонала и т.д. Секрет прост: супермаркеты (особенно – сетевые) очень дорожат своей клиентурой и имиджем. Представьте, что бы получилось, если бы мы постоянно твердили, что, условно, «Лента» или «Магнит» – настоящие беспредельщики, не соблюдающие никаких норм и правил? Выходило бы, что по всей стране у них всё отлично, а в Твери – почему-то ужасно. Такого не допустит сама система, и в плане надзора с «сетевиками» всегда легче: я бы сказал, что они более законопослушны.

Что же касается мелких магазинов, тут всё зависит исключительно от сознательности владельца и персонала. Есть вменяемые и порядочные люди, у которых даже крошечный объект с небольшим ассортиментом содержится в чистоте и порядке, как кухня у хорошей хозяйки. А есть предприниматели, которые вообще ничего не желают понимать, не осознавая собственной роли и ответственности. Им абсолютно всё равно, чисто или грязно в помещении, испортилась продукция или нет. Колбаса уже склизкая? Ничего страшного, переклеим сроки реализации и кому-нибудь «впарим» – к чему упускать лишние пятьсот рублей? И если общий подход к ведению дела у человека таков, то, как правило, на объекте обнаружится масса нарушений – и неправильное «товарное соседство», и отсутствие спецодежды и санкнижек и т.д.

В рамках санитарного законодательства мы можем привлечь человека или юридическое лицо к административной ответственности и выписать ему штраф; в более редких случаях (для этого требуются особые обстоятельства) – подать в суд на приостановление деятельности объекта до устранения имеющихся нарушений. Бывает, что суд с нашими доводами не соглашается: штраф оставляет, а работу не приостанавливает, мотивируя такое решение искренним раскаянием нарушителя, наличием у него иждивенцев или какими-то другими обстоятельствами, напрямую не связанными с санитарным законодательством. И что получается? Заплатил 3 000 рублей – и живи спокойно! С плановой проверкой мы имеем право появиться на объекте один раз за пять лет. И шанс попасть туда раньше только один: когда к нам обратится с жалобой потребитель. Даже если мы станем получать такие обращения раз в месяц, предприниматель не разорится, каждый раз «отстегивая» небольшую сумму в казну.

Я не сторонник бесконечного ужесточения законодательства. Но меры воздействия на нарушителя должны быть действенными: никто не осознает меру своей ответственности до тех пор, пока жить и работать не станет по-настоящему тяжело.

Собственно, государство уже начинает двигаться в этом направлении. С появлением Таможенного Союза на смену санитарным требованиям и ГОСТам пришли так называемые «технические регламенты», за нарушение которых на юридических лиц накладывают штрафы от 100 000 до 500 000 рублей, а на должностных – от 20 000 до 30 000 руб. Вот эти суммы уже хоть как-то соизмеримы с ответственностью.

Можно пойти другим путем, как за рубежом: если ты раз нарушаешь установленные правила, условно, в сфере общественного питания, то никогда в жизни больше не сможешь заниматься этим видом бизнеса – государство тебе этого просто не позволит.

А у нас часто происходит следующее: люди открывают фирму, набирают заказов на выполнение работ или услуг, берут предоплату, делают плохо (или не делают вообще), затем ликвидируют фирму и тут же регистрируют следующую. Было ООО «Рога и Копыта», стало ООО «Рога и Копыта+» – с теми же учредителями, директорами и сотрудниками и в том же офисе. А юридически предъявлять претензии уже не к кому. Дырок в законах достаточно, и у нас есть случаи, когда люди открывали и ликвидировали одну за другой по пять-шесть фирм. Мы сообщаем о фактах мошенничества в УВД, а там в происходящем не находят состава преступления.

По моему мнению, такие «предприниматели» должны попадать в «черный список», чтобы в будущем дорога в бизнес была им заказана. В Твери есть совершенно одиозные фирмы и руководители. Получается, что единственный способ борьбы с ними – гласность. На сайте Тверского Роспотребнадзора в обязательном порядке размещаются все судебные решения по делам, которые инициировало наше ведомство, – для того, чтобы любой желающий мог воспользоваться нашим опытом, мог посмотреть, как грамотно составить исковое заявление, какие вопросы поставить перед судом и т.д.

Уверен, что информация о нарушителях санитарного законодательства была бы полезна и интересна горожанам. Но в одиночку этой горы не свернуть: за год мы возбуждаем более трех тысяч административных дел, и чтобы всё это разобрать, обобщить, проанализировать и в причесанном виде выложить на сайт, потребовался бы целый штат сотрудников. Возможно, имеет смысл публиковать материалы выборочно, по наиболее вопиющим случаям, когда предприниматели не по недосмотру или ошибке, а преднамеренно и неоднократно идут на нарушение закона, прекрасно осознавая опасность.

Кто ходит в гости по утрам...

Много лет подряд населению вбивалось в голову, что чиновники – бюрократы, которые способны лишь вставлять палки в колеса и чинить административные барьеры, мешая жить и развиваться малому бизнесу день и ночь. Отчасти справедливо: перегибы, конечно, случались. Но теперь мы ударились в другую крайность: переложили всю ответственность на предпринимателей, многие из которых оказались к этому не готовы. Объясню, что имею в виду.

Допустим, человек купил квартиру на первом этаже жилого дома, перевел ее в категорию нежилого помещения и открыл продовольственный магазин. Несколько лет назад, прежде чем это сделать, он должен был прийти к нам, чтобы согласовать проект и заявить ассортимент, сдать нам объект, обратиться в городской департамент потребительского рынка за разрешением на торговлю и т.д. А сегодня делать всего этого не нужно. Обязанность уведомлять власть о начале работы существует лишь по некоторым видам деятельности. Таким образом, об открытии той или иной торговой точки мы узнаем из налоговой инспекции: по нашему запросу раз в год нам присылают реестр всех зарегистрированных предпринимателей и фирм, и так мы определяем, какие появились объекты.

Но и тут не всё просто. С момента регистрации индивидуального предпринимателя или юридического лица в течение трех первых лет мы не имеем права планировать его проверку. И очень часто получается так, что впервые мы попадаем на объект – в магазин или точку общепита – лишь спустя три года после его запуска и приходим в ужас от того, в каком виде он функционировал всё это время. Выясняется, что всё сделано неправильно – и товары по полкам и холодильникам разложены неверно, и оборудование не то, и с персоналом что-то не так и т.д. Мер реагирования у нас всего две: либо штраф (о его размере я уже писал), либо приостановка деятельности через суд. О какой ответственности может идти речь?

Другой аспект ситуации. Мы приходим в уже готовый, работающий магазин. И вдруг выясняется, что окна и двери прорублены совсем не там, где им положено быть, оборудование не соответствует требованиям, и вообще всё неправильно, и нам не остается ничего, кроме как закрыть его до устранения замечаний. При этом мы понимаем, что человек уже вложил в свое дело огромные деньги, и теперь ему предстоит сделать это снова. И как его заставить? Начинается борьба, сопротивление, «уходы» и «уводы»... Вплоть до абсурда. Закон обязывает нас публиковать годовой план проверок: список объектов и четкие сроки. И вот – мы приходим в магазин... и обнаруживаем пустые полки или замок на двери, нам говорят, что он не работает. Походим два-три дня, проверка не начата, сроки поджимают, продлить их нельзя, и – точка.    

Позволю себе напомнить, какой бардак в течение нескольких лет творился в детских летних загородных лагерях. Их тоже можно было проверять раз в три года (если только отдыхающие не отравятся или чем-нибудь не заболеют). Слава Богу, власть опомнилась, изменила закон, теперь разрешающий нам посещать их перед каждой сменой.

К сожалению, и организационных, и законодательных пробелов множество. При этом мы уже привыкли ссылаться на то, что всё решается в Москве и ситуацию нельзя поправить на местах. Отчасти это лукавство. Да, регион или муниципалитет не в силах повлиять на работу федеральных структур. Но очень многое из того, о чем я пишу, запросто можно исправить, не дожидаясь выхода специальных законов или команды «сверху». Что мешает разобраться с несанкционированными торговыми точками, с внешним видом объектов, грамотным и правильным их размещением? Ничего. Уже немало!

Приведу простой пример. Как известно, Госдума шаг за шагом ужесточает меры, направленные против табакокурения. В частности, теперь закон запрещает всем – в ларьках, магазинах, супермаркетах – торговать табачными изделиями ближе ста метров от любых образовательных учреждений. Приходим с проверкой в магазин, обнаруживаем на полках сигареты. Составляем протокол, выписываем штраф, а владелец нас уверяет, что даже не подозревал, что за углом расположена автошкола. И это правда, такие случаи бывают.

Или, положим, человек знал, что поблизости располагается училище, но было непонятно, где проходит граница отведенного участка: забора нет, вокруг здания – заросшее поле, и если посмотреть на него так – выходит одно, а эдак – уже по-другому. Конечно, некоторые из предпринимателей хитрят, но делать это позволяет ситуация. Ведь, по сути, человек не должен ходить с рулеткой и измерять расстояние от забора до калитки, законом эта обязанность ему не вменяется. А порой это и не так просто, без кадастрового плана не разберешься. Полгода назад мы обратились в городскую администрацию с элементарной просьбой: составить и опубликовать карту, на которой были бы кружками отмечены стометровые зоны вокруг каждого образовательного учреждения. Казалось бы, совсем не сложно. Но в ответ – тишина.

Сознание и действительность

В советские времена в сфере торговли и общественного питания работали профессионалы – люди, закончившие профильные учебные заведения и имеющие узкую специализацию (товаровед, кассир, старший продавец, официант и т.д.). Случайных людей встретить было трудно, санитарные правила соблюдались неукоснительно, и никто не мог даже подумать о том, чтобы купить санкнижку. А сегодня в кафе вас может обслужить девушка-официантка с длинными ногтями и распущенными волосами, причем большинству посетителей даже не придет в голову, что так быть не должно.

Между тем все санитарные нормы, касающиеся регистрации перенесенных заболеваний в специальном журнале, медосмотров, личной гигиены и внешнего вида персонала, работающего в области торговли и общепита, остались прежними – ничего не изменилось, кроме того, что происходит в головах у людей.

Недавно мы проверяли очень крупный объект общественного питания: 70 человек персонала, и ни у одного нет санитарной книжки. Тридцать лет назад такое было просто невозможно, настоящее ЧП. А сегодня, вроде бы, нормально: никто особенно не переживает. Половина людей – случайные, набранные чуть ли не с улицы (не буду акцентировать внимание на других характеристиках этих рабочих рук). Мы, конечно, владельца пожурили, выписали ему штраф, попытались приостановить работу заведения, но суд учел его чистосердечное раскаяние и обещание немедленно устранить все нарушения. Вот и вся история.

Раньше всё контролировалось государством. А теперь политика и стратегия таковы, что людям дали много прав и еще больше – ответственности. Последняя вообще мало кому присуща, а наказания никакого нет.

Возможно, необходим временной фактор: должно пройти 20–30 лет и смениться поколение, чтобы сознание россиян изменилось настолько, чтобы именно оно, а не надзорный (или карающий) орган, заставляло их соблюдать законы и правила. Собственно, порядочные и ответственные граждане у нас есть и сейчас, но тех, кого интересует только прибыль, полученная любой ценой, гораздо больше. Честно говоря, я не знаю, изменится ли ситуация вообще или как скоро это может произойти. Но могу назвать инструмент, который помог бы сдвинуть дело с мертвой точки. Уверен, что навести порядок внутри бизнеса может только сам бизнес – через объединение в профессиональные сообщества и ассоциации¸ вырабатывающие общие критерии для всего «цеха» и требующие их неукоснительного выполнения.

Новые правила надзора были введены в 2008 году (ФЗ №294 от 26.12.2008 г. «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»). В течение следующих трех лет мы фиксировали рост количества вспышек различных инфекционных заболеваний (и числа заболевших). Об этом, как бы, не объявлялось на всю страну. Но в Тверской области дело обстояло именно так. Количество вспышек инфекционных заболеваний в Тверской области составило в 2009 году – 5, в 2010 – 7, в 2011 – 10, с числом пострадавших, соответственно, – 40, 118, 174 человека.

Не стану утверждать, что 294-й закон – плохой: наверное, принимать его всё же следовало, потому что проблема с надзорными органами действительно имела место. Но мы перегнули палку. Быть может, следовало просто ужесточать регламент работы проверяющих и устранить пробелы, позволяющие им делать лишние и вредные «телодвижения». По большей мере проблема сводилась к тому, что в какой-то момент надзорных органов стало слишком много. Но помимо «традиционных» надзорных органов (пожарной, санитарной и налоговой служб) в девяностых годах контролирующие функции получили все, кому это было хоть сколько-нибудь интересно: размножились бесчисленные инспекции, и даже милиция и спецслужбы вдруг стали заниматься бизнесом. И получилось государство тотального контроля. Чтобы избавить предпринимателей от этого жуткого пресса, было достаточно свести количество «проверяющих» до минимума или, по опыту развитых стран, создать единый орган контроля.

Отдельный вопрос – частота проверок. К примеру, когда-то мы бывали в ясельных группах детских садов не реже одного раза в квартал, а на молочные кухни заглядывали каждые десять дней. Хорошо это или плохо? С одной стороны, можно бы и пореже, а с другой – именно такой режим контроля позволял потребителю быть уверенным в высоком качестве предоставляемой ему услуги и продукции.

А теперь всё наоборот, и если в компании работают грамотные юристы, мы вообще никогда в нее не попадем: фирма зарегистрируется, проработает два с половиной года, ликвидируется и откроется заново, и так – по кругу. И самое плохое заключается в том, что эта ситуация сама по себе провоцирует рост незаконопослушной и безответственной части бизнеса – к великому сожалению, нерадивых предпринимателей становится всё больше.

В этой огромной бочке дегтя, безусловно, есть и ложка мёда: в качестве примера «правильного» развития малого бизнеса я отметил бы сектор частного здравоохранения. Последние 6–7 лет через санитарное ведомство (эта деятельность лицензированная, и все объекты нам хорошо знакомы) проходит порядка двухсот юридических лиц в год – всевозможных частных практик, лабораторий, стоматологических кабинетов и поликлиник, и все – очень приличного уровня.

Да, частники не могут оказывать сложные виды медицинской помощи. Но в остальном их работу уже оценило население: такие услуги пользуются огромным спросом, и почти везде прием ведется по предварительной записи. Люди готовы стоять в очереди и платить деньги, потому что знают, что здесь каждого пациента ожидает высокий уровень обслуживания, приятная обстановка, внимательное отношение и помощь. Очевидная польза от конкуренции бизнеса с государством: частнику некогда почивать на лаврах, а казенные заведения вынуждены тянуться к уровню коммерческих.

Как ни крути, а жизнь потихоньку меняется к лучшему.

Даже при всех проколах современные магазины, рестораны и кафе в любом случае культурнее и эстетичнее тех, что обслуживали и кормили нас в девяностых. Бизнес растет и развивается, цивилизуется, и – если говорить о «средней температуре по больнице» – качество этих объектов все-таки растет.

Я хорошо помню времена, когда летнее кафе (в виде большой полосатой палатки с грязными пластиковыми столами и стульями внутри) могло открыться где угодно: присмотрели местечко, договорились с администрацией, получили разрешение и – вперед. Понаблюдав и оценив происходящее, спустя два-три года, мы вместе с мэрией выставили жесткие требования: в каждом летнем кафе должен быть водопровод, канализация, горячая вода на кухне и рукомойник для посетителей. Сначала бизнес воспринял новые правила в штыки: мол, где мы всё это возьмем? А когда требования закрепили законодательно, все, кто хотел работать, удивительно быстро нашли и воду, и канализацию, и всё прочее. Прошло еще немного времени, и летние кафе преобразились до неузнаваемости; даже стационарные точки общепита, оценив прибыльность открытых площадок, теперь охотно монтируют их на своей территории, изощряясь по части дизайна и комфорта.

Значит, сознание людей потихоньку меняется, и с известной долей осторожности можно говорить, что общий уровень развития бизнеса в России всё-таки растет. И это вселяет надежду.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК