Культура

 
Шура Журавлёва автор: Шура Журавлева

Александра Журавлёва родилась в городе Твери. В 1995 году окончила Тверское художественное училище им. А.Г. Венецианова. В 2002 году принята в Союз художников России. Участник региональных, зональных и областных выставок.

Работы Александры находятся в частных коллекциях России, Америки, Италии, Израиля и Франции.

• Женщин в живописи очень мало, даже меньше, чем в других видах искусства, – приходится долго тужиться, чтобы вспомнить какое-нибудь имя. Считается, что колорит у нас более тонкий, но при этом хромает целостность. Говоря это, я имею в виду и себя. Критично, да?

• Я существую вне границ и сильно это пропагандирую. Я никогда не хотела осесть в столице потому, что художник должен сидеть и работать над собой, а не стремиться к легкой славе и деньгам.

• За 70 лет советской власти удалось благополучно изжить всех Третьяковых. Сейчас реальность такова, что художник не может существовать без менеджера или арт-директора. Если он станет заниматься еще и этой стороной дела, то тут же умрет как человек творческий. И это главная проблема.

• Есть две картины, перед которыми когда-то я плакала, а теперь могу сидеть часами и просто кайфовать – «Девочка на шаре» Пикассо и «Возращение блудного сына» Рембрандта. Казалось бы, ничего грандиозного – незатейливые, несложная техника, всё лаконично. Но при этом в них есть что-то такое… божественное. А эта тема в искусстве всегда меня сильно занимала.

• Вера и религия – очень разные вещи. Как определишь, един Бог или нет, такой он или сякой? Всё это спорно и очень по-человечески. Но настоящую «божественность» не спутаешь ни с чем: неожиданно ты ощущаешь особенный покой и свет и точно знаешь, что они исходят от Него; смотришь на картину и понимаешь – портал. Это проявляется не только в искусстве… В стариках. В детях.

• Я – реалист. Конечно, я не думаю об этом, когда пишу, просто это заложено во мне русской академической школой. Я стала пробовать что-то свое только после того, как школа во мне стала прочной основой. Делала-делала-делала… А сейчас уже собой довольна.

• Мне повезло, я очень быстрый художник. Месяц, два, три – представляете? – могу вообще ничего не чувствовать, а потом – день-день-день, и я делаю по работе. Пробовала совершать над собой насилие, старалась заставить себя работать равномерно и методично. Но это полный ноль, пустота, всё – выкинуть.

• Я очень рано ушла от масла из-за его негибкости. Мне не хватает тонкости, я не могу набрать тонкий цвет, без блеска. Картон дает совсем иную фактуру, нежели холст. Но главное – темпера: другой материал, сложнее, но мне более свойственен.

• Есть китчевое искусство – типа Сафронова, Шилова, Глазунова – массовое, которое всегда востребовано. Оно уйдет, как пена. Очень точно слово «картинки». В них нет никакой живописной ценности, но пусть они будут – время и искусствоведы всё отсеют и расставят по местам.

• Всё самое главное сформулировано в Нагорной проповеди: если каждый станет следовать этим заповедям, то наступит рай на Земле. В искусстве это тоже очень важно: мы должны показывать и открывать друг другу какие-то вечные вещи, божественную любовь.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК