Культура

 
Константин Фёдоров автор: Константин Фёдоров

Константин Ефимович Фёдоров родился в 1962 году в городе Чарджоу Туркменской ССР в семье художников. Закончил художественное училище им. А.Г. Венецианова, учился у заслуженного художника России М.М. Маршумова. По окончании училища брал уроки композиционного рисования у художника Михаила Пантелеева. Член Союза художников России, монументалист, график. В Твери живет с 1980 года.

От остальных тверских художников меня отличает… детство, проведенное в Средней Азии: долгие годы в моих работах сохранялись «задранные», чрезмерно яркие восточные цвета. Перебравшись в Тверь, я был уверен, что местные художники «рисуют грязью», и очень хотел показать им, как следует обходиться с цветом. И чем это закончилось? Со временем я стал рисовать так же серо, как все здесь.

Когда-то вопрос самовыражения в искусстве казался мне главным. Со временем я понял, что оно прямо пропорционально человеческому эго, и только. А по-настоящему важными являются совсем другие вещи: кем и для чего человеку дан талант, сумеет ли он его приумножить, и ради чего это будет сделано. Остальное – всего лишь картонки, холсты и деревяшки.

Я перестал относиться к искусству с пиететом, когда осознал, что оно вообще не может быть для человека самоцелью. Гораздо увлекательнее находиться в непрерывном состоянии учения, поиска непознанного.

Когда я работаю, мне абсолютно безразлично, что происходит вокруг, сыт я или голоден и даже, прости Господи, есть ли в семье деньги. Пока работа не будет кончена, остановиться невозможно.

Попытки упростить работу требуют от художника огромных усилий: провести одну точную линию гораздо труднее, чем оставить на холсте десять. Много лет я двигаюсь к тому, чтобы научиться выражать свою мысль ясно и коротко.

Не знаю, что бы я хотел сказать миру. И чем дольше живу, тем больше сомневаюсь, нужно ли ему вообще что-либо говорить. Лично мне ближе позиция созерцателя: чем меньше реагируешь на происходящее, тем больше видишь и глубже понимаешь.

Я не ставлю перед собой цели показать зрителю свой внутренний мир, взаимодействие по линии «я – бумага» представляется более интересным.

Понятно, что ни один художник не может существовать без зрителя вовсе. Но лично мне реакция людей на картины малоинтересна. Я сосредоточен на процессе рождения на листе чего-то нового… и всё.

Существует противоречие между желанием рисовать только то, что интересно самому, и необходимостью создавать вещи, продав которые, ты можешь купить хлеба. Время от времени приходится себя дисциплинировать и считаться с пожеланиями заказчика. Это тяжело, и находиться в таком состоянии я готов ровно столько, чтобы не помереть с голоду. Но не больше, к сожалению.

Художник – понятие над-социальное. Он даже рождается, как правило, не вовремя и совсем не там, где его больше всего ждут. Всё дело в том, что сгусток гениальности – величина постоянная; он может быть сконцентрирован в одном человеке или рассредоточен в тысячах. Сегодня почти все умеющие рисовать считают себя художниками, но красоты от этого больше не становится.

Мои родители были художниками, и желание рисовать впиталось с молоком матери – вместе с убеждениями отца относительно того, что художник, хоть и несчастен по определению, но, в отличие от других людей, универсален – руками может создать что угодно. Поэтому ни желания заниматься чем-то другим, ни тени сомнений никогда не возникало.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК