Слуга народа

 
Без политики автор: Александр Корзин

2 ноября 2012 г. по решению депутатов Тверской городской думы кресло главы города занял кандидат от «Единой России» – директор колледжа имени Коняева доктор психологических наук Александр Корзин.

– Победа «Единой России» на октябрьских выборах в Городскую думу неоспорима, но многими воспринимается неоднозначно. Смущает поголовное подчеркивание депутатами лояльности, а иногда и личной преданности губернатору. Не вызывает оптимизма и наличие у народных избранников ярко выраженных личных интересов при распределении бюджета или при внесении поправок в городское законодательство. А назначение руководителей комитетов вызывает ощущение, что лис поставили охранять курятник...

– Я родился и вырос в Твери, жил здесь, работал, но всю сложность и глубину проблем, которые требуют незамедлительного решения, понял только после того, как депутаты избрали меня главой города.

Муниципальные хозяйственные задачи настолько сложны, что без участия региональной власти, а порою и федерального центра, Твери в одиночку их не решить. Поэтому наши надежды на поддержку своей работы губернатором Тверской области имеют объективные причины. К тому же напомню, что результаты выборов в Тверскую городскую думу зафиксировали уровень поддержки не только политическим партиям, но и лидерам партийных списков.

Я напомню, что на 10 из 16 городских избирательных округов результат партийного списка который возглавлял Андрей Владимирович Шевелёв, оказался выше результата «одномандатника», и справедливо говорить не о «лоялизме» в отношении губернатора, а о его авторитете для депутатов.

При этом приоритетом для работы депутатов остаются интересы жителей Твери.

Недавно в Законодательном собрании в первом чтении обсуждался региональный бюджет. Я понимаю, как нелегко приходится губернской власти, на которую сильно давит федеральный центр, год за годом перекладывающий функции (но не всегда – их достаточное финансовое обеспечение) на областной бюджет.

С деньгами в казне любого уровня всегда трудно, и Тверь, как самый мощный экономический субъект региона, становится бюджетным «донором». Тем не менее я поставил перед депутатами Заксобрания вопрос о разграничении полномочий: либо берите какие-то функции на себя, либо передавайте нам деньги таким образом, чтобы не создавать искусственный бюджетный дефицит!

Другой пример. Все знают, что президентом и правительством перед регионами поставлена задача повысить заработную плату учителям в 2013 году. В проекте областного бюджета рост зарплаты планируется с 1 октября (хотя подозреваю, что в ближайшее время Путин напомнит всем, что это должно быть сделано уже в январе). Но в главном финансовом документе региона говорится только о школьных учителях! И нет ни слова о педагогах сферы дополнительного образования, школ высшего спортивного мастерства и т.д. С моей точки зрения, это вторая серьезная тема для дискуссии с региональными финансистами.

– Споры с «областью» возникают только из-за бюджетных средств или они касаются вопросов земли, строительства, инвестиционной политики?..

– Да, и по целому ряду инвестиционных проектов документы сейчас лежат у меня на столе...

Тема, связанная с городской землей, очень чувствительная и для бизнеса, и для жителей. В этой сфере парадокс на парадоксе: 64 гектара муниципальной земли продано под строительство без обременения, но никто ничего не строит! Видимо, владельцы ждут подорожания земли, чтобы выгодно продать свои участки? Но такая позиция для города не приемлема.

Генеральный план предполагает увеличение численности населения до полумиллиона человек к 2020 году, но за счет чего произойдет этот увеличение? Есть ли у города ресурсы поддержать эти проекты? Всё это отдельные темы для разговора, но уверяю вас, что интересы города будут отстаиваться по всем направлениям.

Что касается нового состава Думы и раздела «портфелей», полагаю, опасения скептиков связаны с тем, что в депутатском корпусе есть люди, имеющие собственный бизнес. И попытки лоббирования личных интересов, конечно, не исключены. Однако убежден, что аллегория про лис и курятник вряд ли применима в сегодняшней ситуации. Я надеюсь, что нынешние депутаты осознают, что безоговорочная победа «Единой России» на выборах – это не только возможность занять теплые думские кресла, но и огромная ответственность перед избирателями. К тому же в новом составе Думы есть интересные «новобранцы»: к примеру, Андрей Петров, имеющий хороший опыт работы в бизнесе – честном и открытом.

А попытки депутатов лоббировать некие сторонние интересы будут жестко пресекаться. В Думе сформирована постоянная комиссия по противодействию коррупции. Рассчитываю, что ее работа будет эффективной. А если кто-то перепутает частное и общее, значит, в ход пойдут организационные и политические инструменты, а если нужно, то и правовые. Очевидно, что стратегию и политику в Думе нынешнего состава будет определять «Единая Россия».

Возникает закономерный вопрос: чем были обусловлены упомянутые назначения? Отвечу: исключительно тем фактом, что в нынешнем составе Думы эти люди наиболее профессиональны – каждый в своем направлении.

Что же касается остальных назначений, мы принципиально не хотели и не оставили без портфелей «справедливороссов» и коммунистов – их представители заняли кресла заместителей во всех ключевых комитетах. Я уже встречался с Сергеем Шишковым, Сергеем Панчиным, Андреем Русаковым, Юрием Лейманом: на мой взгляд, все они – здравомыслящие люди; считаю, что у них тоже есть возможность внести свою лепту в дело развития города.

Проблем, которые нужно решать в срочном порядке, – море. К примеру, тупиковая ситуация в транспортной сфере. Понятно, что чудес не бывает: пробки в городе не исчезнут 1 января 2013 года. Но есть вполне конкретные вещи, которыми можно заняться уже сегодня: например, начать обустраивать парковки и стоянки. Так, уже обсуждается новый, общий для всех стандарт обустройства придомовых территорий, без соблюдения которого новые дома попросту не будут приниматься в эксплуатацию. Чтобы не случалось казусов, как в Радужном: приняли многоэтажный дом, перерезали ленточку, похлопали в ладоши, заселили туда людей, и вдруг оказалось, что ни пройти, ни проехать к дому невозможно – нет ни дорог, ни даже тротуаров! Когда люди спрашивают, как такое возможно, у меня нет ответа на этот вопрос.

– Вы заняли кресло главы Твери по решению депутатов Гордумы. Как вы относитесь к идее прямых всенародных выборов мэра?

– Как последовательный сторонник этой идеи!

Я внимательно слежу за публикациями в СМИ и дискуссиями в Интернете и знаю: очень многим людям не нравится действующая система управления городом. Что об этом думают горожане, совершенно очевидно. Кстати, за 16 лет мы почему-то ни разу не воспользовались правом провести городской референдум, хотя лучшего способа прислушаться к мнению населения и быть не может...

Сейчас первоочередная задача – выполнить предписание прокуратуры и привести Устав города в соответствие с федеральным законодательством. Если депутаты меня поддержат и примут соответствующее решение, уже в ближайшее время поправки в Устав города дадут жителям право выбирать главу на всенародных прямых выборах.

Не факт, что горожане выберут человека, который действительно ратует за развитие города: мы же все понимаем, что такое всенародные выборы (тут и серьезные политические амбиции, и большие деньги из Москвы и Санкт-Петербурга).

Но мнение горожан игнорировать нельзя: в Твери более трехсот с лишним тысяч избирателей, решение которых в любом случае более объективно, чем решение тридцати трех депутатов Городской думы!

– Шанс попасть в анналы истории выпадает очень немногим, а глава города – это исторический персонаж. Давайте поговорим о вашей личной миссии: какую память о себе в виде конкретных дел вы хотели бы оставить людям?

– К ответам на такие вопросы я всегда подхожу с большой осторожностью.

На самом деле я никогда не мечтал об этом кресле, и, вероятно, предпочел бы его не занимать вовсе. Сейчас я каждый день учусь, советуюсь, изучаю самую разную документацию, поражаюсь объему и количеству накопленных проблем. Поэтому, когда меня спрашивают: «Как вы собираетесь решать транспортную проблему?», я прошу дать мне какое-то время (месяц, два, «100 дней» или год). Я же не Золотая Рыбка – не могу сделать всё и сразу, по щелчку! Но если откровенно, мне бы хотелось, чтобы след от моего пребывания в должности главы Твери был... позитивным. И выражался в очень простых, прагматичных и близких каждому вещах. Конечно, если получится (а может и не получиться).

– Недавно я читал статью об энергосберегающих системах, которые используют в разных странах мира. К примеру: в Японии автострады освещаются за счет технологии, позволяющей аккумулировать электричество, вырабатываемое  в результате трения колес о дорожное покрытие. А у нас в городе нет ни одной улицы с нормальным дорожным покрытием. При существующей сегодня скорости распространения информации и технологий мы в сравнении с японцами живем, как неандертальцы по отношению к людям эпохи Возрождения. Вас как главу города данное несоответствие качества жизни XXI веку как-то тревожит?

– Хороший вопрос.

А вы знаете, что в Твери вообще нет какого-то одного человека, с которого можно было бы спросить за существующий бардак на дорогах? Более того – непонятно, с кого вообще спрашивать: с глав районов, с руководителя департамента или его замов. Спросите меня, кто он – этот самый главный «дорожно-коммунальный злодей», и я вам не отвечу! Всё настолько неправильно структурировано по вертикали, что ни один человек не может мне объяснить, почему на улице Орджоникидзе вообще не предусмотрена ливневая канализация! И почему на всю Соминку – одна «ливневка», которая выходит прямиком в Тверцу.

Я часто бываю в Финляндии (там, правда, не вырабатывают свет за счет трения шин об асфальт, но у них и задачи такой не стоит, в отличие от японцев): качеству дорожного покрытия в этой стране завидует полмира. Известно, и как тщательно их строят. А у нас – кинули полметра песка вместо метра, недосыпали 30 см гравия, и так – на каждом этапе, потому что никому до этого нет дела!

 – А где прокуратура, где контролирующие органы?

– Вопрос. Я вообще-то человек не жесткий, но когда вник в дела одного тверского некоммерческого партнерства и увидел, что по факту выполненных работ были лишь устные (!) отчеты, обратился в прокуратуру. Я в должности всего две недели и успел «влезть» только в одно НК...

Знаете, почему японцы демонстрируют всему миру высочайшие технологии (экологичные, энергосберегающие и т.д.)? Да потому что у них ничего нет! 127 миллионов человек живут на маленьких островах, которые всё время трясет... Их жизнь заставляет! А у нас – газ, нефть, алмазы, золото и т.д. И менталитет, увы, таков, что пока есть то, что можно быстро и дорого продать, никто шевелиться не будет.

– Чтобы провести первую масштабную модернизацию России, Петру I пришлось пригласить огромное количество иностранцев. Быть может, нам следует поступить так же? Позвать канадцев и финнов – строить дороги, немцам поручить департамент промышленности, шведам – соцобеспечение, итальянцам – архитектуру и т.д. «Сити-менеджер» из Норвегии не будет являться родственником, другом детства или товарищем по партии кого-либо из местной элиты...

– Быть может, в этом действительно есть смысл. А может, наоборот: лучше начать прививать ответственность местным управленцам. Ведь у нас уже был печальный опыт, при прежней администрации. Я сам был на совещании в мэрии с господином Тиботом (специалист по стратегиям развития городов с мировым именем, представитель компании Colliers International Ричард Тибот – ред.), где ему все кивали, и он кивал всем в ответ, а потом он просто взял и пропал...

Полагаю, иностранцев нам все-таки не нужно. Толкового сити-менеджера можно найти и в родном отечестве. Другое дело, что сама «двухголовая» конструкция управления городом, как показывает практика, не так уж хороша. Вспомните период работы Александра Белоусова: что-то критиковали, с чем-то спорили, но в целом люди были им очень довольны! Он ходил на работу пешком, здороваясь с горожанами за руку, и всем это очень импонировало. Управлял городом практически единолично, и у него получалось. Что изменилось? Разве что количество машин на улицах...

– Пропорционально изменилось количество чиновников. Один из шести миллиардов бюджетных рублей «съедают» мэрия, Дума, администрации районов, МУПы и т.д. Вам не кажется, что эту армию пора сокращать?

– Согласен. Полгода назад мой предшественник Владимир Бабичев сократил аппарат Думы на 10%, а глава администрации Валерий Павлов свой – на 15%. В 2013-м численность чиновников тоже будет уменьшена, в сумме – на 30%, уже нормально.

– Все институты в Америке работают одинаково хорошо при какой угодно власти. А СССР Сталина, Хрущева, Брежнева и Горбачева – совершенно разные государства. По-видимому, такова наша особенность: личность правителя играет огромную роль, и очень многое становится возможным исключительно благодаря его воле. На что хватит духу у вас?

– Помните классическое определение власти? Это способность подчинять волю и деятельность людей воле: а) одного человека, б) группы лиц, в) всего общества. Я работаю в команде. Чего бы мне хотелось достичь, я уже объяснил, а вот получится или нет – вопрос другой.

Первое, за что я планирую взяться, – Западный мост. Уже сейчас мы заложили деньги в бюджет и договорились с губернатором, что за год будет сделан проект моста. Это совсем не просто, и, вероятно, выйдет дороже, чем планировалось изначально. Полная стоимость моста, я думаю, составит 8–12 миллиардов, а не 7, но 90% суммы возьмет на себя федеральный бюджет. Кстати, я считаю, что мы проявляем очень мало инициативы: сейчас федеральный центр охотно дает деньги на самые разные проекты на условиях софинансирования, а мы даже не пытаемся что-то предлагать.

Второй момент. Жители города очень недовольны тем, как расходуются средства, выделяемые на благоустройство придомовых территорий: мол, денег потрачено много, а результат – нулевой. Мне бы хотелось, чтобы в Твери появилась хотя бы минимальная инфраструктура: парковки, тротуары, велосипедные дорожки.

Третья актуальная лично для меня тема – Двор Пролетарки. Сегодня остро стоит вопрос с переселением оставшихся девяти семей, проживающих в одном из зданий этого исторического комплекса: люди не хотят выезжать туда, куда мы им предлагаем, но и оставлять их в аварийном доме тоже невозможно. Но если посмотреть на проблему шире, придется ответить на вопрос: а что вообще делать с этим историческим комплексом? Городу нипочем не осилить реставрацию такого масштаба. Не говоря уже о том, что даже юридически там очень всё непросто: земля – городская, а памятники – в областной собственности. И что со всем этим делать, никто не знает. На мой взгляд, ответ очевиден: нужно искать инвестора и без всякого страха отдавать комплекс в частные руки, с обременением, прописав, что там должен появиться хороший жилой комплекс со всей инфраструктурой – школой, детским садом и т.д.

И последнее, на чем мне хотелось бы остановиться, – Генеральный план Твери. Ни для кого не секрет, что сейчас в городе кипит работа над новым вариантом этого документа, предложенным Андреем Барковским. Казалось бы, всё идет как по маслу: проект уже прошел десять публичных обсуждений, по два в каждом районе, специалисты и горожане внесли свои коррективы и предложения... Я внимательно изучил этот документ: среди прочего в нем говорится, что через 27 лет мы построим 400 с лишним новых улиц, что в городе будет семь мостов и т.д. Я прагматик, и, если честно, меня это сильно смущает. Я не верю в то, что мы сможем реализовать такие планы и что численность населения Твери вырастет до полумиллиона человек! Вообще, лично у меня создалось впечатление, что нам предлагается расширенный и углубленный вариант Генплана образца 1991 года. Не готов сегодня говорить об этом более подробно, но буквально на днях буду обсуждать этот документ с независимыми специалистами. Пока есть ощущение, что всё не так уж здорово...

– Принципиальный вопрос, которым почему-то совсем не озадачивались ваши предшественники в Думе: каким образом город мог бы заработать больше денег? Депутаты всегда предпочитали спорить о том, как и на что их потратить...

– Согласен. И могу добавить, что тупо продавать муниципальное имущество, как это происходит сейчас, – совсем не выход. Ответ лежит на поверхности: нужно создавать предприятия, которые работали бы на город – быть может, и не со стопроцентным городским капиталом, но хотя бы с контрольным пакетом акций. Да и с тем, что уже есть, тоже нужно серьезно разбираться.

К примеру, в сфере частных пассажирских перевозок ситуация такова, что из всех существующих маршрутов легально работают только два, а остальные не имеют разрешений, и значит, огромные деньги проплывают мимо!

Другой парадокс: вы никогда не задумывались, почему на нашем автовокзале кассиры предлагают пассажирам приобрести более дешевый билет... у частного перевозчика (например, фирмы «Парус»)? Ведь очевидно, что деньги идут в чей-то карман!

Третий момент. Не знаю, как вам, а лично мне очень не нравится, что у нас до сих пор так сильно развита «ларёчная» торговля. На мой взгляд, время ларьков давно прошло: у нас достаточно разных (доступных и дорогих, маленьких и больших) современных магазинов, на полках которых покупатель может без труда найти тот же самый или более качественный товар. При этом все прекрасно понимают, как работают в ларьках и на мини-рынках: сколько денег проходит мимо кассы. Очевидно же, что цивилизованная торговля городу выгоднее в разы!

Я не готов прямо сегодня делать программные заявления относительно цивилизованного развития города, но потихонечку, шаг за шагом, буду разбираться с происходящим и составлять собственное мнение по каждому вопросу.

Отдельная большая тема – управляющие компании и «Тверьтепло»: никто не может сказать, куда уходят деньги...

– Есть масса вопросов, которые никто не хочет обсуждать. К примеру, взаимоотношение между городом и предприятием «Водоканал»...

– Верно, больной вопрос. Но о нем тоже пора говорить вслух. Ничего не поделаешь: решением депутатов Тверской городской думы этому монополисту было отдано буквально всё, и назад пути уже нет. Один из выходов – в создании предприятия-конкурента. Сложно, и никто из тех, с кем я говорил, пока не готов это делать. Но какие-то контрмеры принимать в любом случае придется. Как и с «Тверьтеплом»: кроме силового воздействия вряд ли что-то поможет.

– В Твери есть сильно запущенный исторический центр; несколько музеев, из которых светлое будущее ожидает разве что Путевой дворец; три театра, на спектакли которых мало кто ходит, и т.д. По большому счету, всё это никак не влияет на жизнь горожан. Мы не ведем соответствующей политики, и, на фоне происходящих миграционных процессов, русскоязычная культура медленно, но верно сдает свои позиции. Чтобы убедиться в этом, достаточно пройтись пешком по центральным улицам или зайти в вечернее время в Городской сад...

– Скажу банальную вещь: все начинается с духовно-нравственного и патриотического воспитания. Но именно до него всегда не доходят руки! Мы с вами целый час говорили о дорогах, генплане, деньгах и «портфелях»... В теории, у нас есть все необходимые программы – культурные, образовательные и т.д. Но это удовольствие стоит денег, которых, как все знают, в казне попросту нет. Давайте спустимся с небес на землю. О чем можно говорить, если нянечке в детском саду – вы только вдумайтесь! – мы доплачиваем до минимальной зарплаты – до 4466 руб.!

Губернатор поставил перед муниципалитетами задачу: в 2013 году полностью ликвидировать очереди в детские сады. Сделать это трудно, но возможно. На самом деле в следующем году в Твери откроется только один детский сад (103 места, на базе школы). А очередь – более 1400 человек! Можно организовать старшие детсадовские группы на базе средних школ (тоже не лучший вариант). Помочь частной инициативе.

Недавно в Твери провели (я, быть может, скажу крамольную вещь сейчас) первый по-настоящему цивилизованный День культуры народа Дагестана. Впервые на праздник собрались представители всех тверских диаспор; приехали депутаты Госдумы, министры образования и культуры Дагестана и т.д. И всё получилось так красиво и хорошо, что я даже по-хорошему позавидовал! Один очень известный и уважаемый в диаспорах человек рассказал, что, когда он приезжает в незнакомый город, он всегда выходит из машины и идет по улицам пешком, спрашивая у прохожих – дорогу, который час, как дела и т.д. И таким образом составляет собственное мнение о том, как местное население относится к дагестанцам. Проделав это в Твери, он понял, что здесь живут на удивление внимательные, культурные и толерантные люди. И очень хвалил нас за это. А я в ответ сказал, что это первые слова благодарности за те две недели, которые я нахожусь в должности главы города: до этого момента меня все ругали – за отсутствие горячей воды, тепла, за ямы на дорогах и т.д. Это простой пример, но, думаю, вы поняли, что я хотел сказать.

Мы будем слышать мат на улицах до тех пор, пока нынешнее «НТВ» не уступит первую строчку в рейтинге каналу «Культура» (или «Discovery», если угодно). В последнее десятилетие мы много об этом говорим и... ничего не делаем. В России 200000 уклонистов от армии: о каком патриотическом воспитании идет речь, где его плоды? В Твери уклонистов – 1450, всего по области – около 2000.

А алгоритм простой: проблема – ресурсы/деньги – результат.

– Исторический вопрос: что делать?

– Старинный русский вопрос... Учиться действовать по алгоритму, о котором я говорю. Полагаю, что только на восстановление той системы духовно-нравственного воспитания, которая у нас когда-то была, может потребоваться пять-десять лет. Конечно, нужны какие-то новые формы: классический приход ветерана в школу сегодня вряд ли сработает. Но когда по телевизору Швыдкой обсуждает фильм «Штрафбат» со всеми, кроме тех, кто воевал в этих батальонах (а они еще живы, их можно послушать!), – тоже история показательная.

Беседовал Константин Саломатин

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий