Искусство управления

 
Короли и капуста автор: Дмитрий Зеленин

«Когда я выйду на пенсию, то абсолютно ничего не буду делать.
Первые месяцы просто буду сидеть в кресле-качалке.
— А потом?
— А потом начну раскачиваться».
 Ф. Раневская

 

В большинстве регионов России качественный скачок может произойти лишь на голом энтузиазме какой-то выдающейся личности. Появится такой человек в Твери – что-то сдвинется с мертвой точки.

 

– Дмитрий Вадимович, как вы оцениваете свою деятельность на посту губернатора Тверской области теперь, спустя год после вашей отставки? Что считаете победами и что – поражениями?

– Наверное, об этом нужно спрашивать не меня, а исследователей... Или жителей Тверской области, вместе с которыми мы прожили все эти годы. Мое мнение на этот счет – не более чем личностная оценка, которая может показаться кому-то не слишком объективной. Тем не менее она, конечно же, существует.

Главной заслугой я считаю то, что нам удалось серьезным образом изменить бюджет региона. В 2004–2005 гг. по размеру средней заработной платы Тверская область занимала девятое место в Центральном федеральном округе. Теперь наше место – шестое (а в этом году, возможно, и пятое). Одновременно снизилась стоимость «потребительской корзины» – с третьей позиции в ЦФО до седьмой. В 2008–2010 гг. мы стали лидерами по инвестициям, опередив даже Калужскую область с ее знаменитым «автомобильным кластером». Всё вместе позволяет утверждать, что в экономике области произошли серьезные структурные изменения, которые носят долгосрочный характер.

Важное завоевание в социальной политике – создание единой системы социальной защиты: сегодня в любой точке области бюджетники получают одни и те же деньги и льготы (и, условно, жители Жарков больше не обижаются на жителей Конакова). В регионе стало гораздо больше социальных объектов: к примеру, был один Ледовый дворец, а теперь – восемь (не знаю, сдан ли уже девятый, в Ржеве). Построили перинатальный центр – тоже дело нешуточное. Говорить о достижениях можно долго... Главное – область зазвучала.

– А что не получилось?

– Действовать быстрее. Всё это нужно было сделать за четыре года, а понадобилось семь. Но если люди оценили перемены, значит, мы работали хорошо.

– Чисто по-человечески, что изменилось в вашей жизни: рабочий график, окружение, ресурсы, мировоззрение, цели?

– Всё это меняется не тогда, когда человек занимает очередную должность или покидает какой-то пост, а в зависимости от общеэкономической ситуации. За последний год российское общество стало совсем другим, и это играет значительную роль. Изменился род занятий, а рабочий график остался прежним. Я стал больше бывать в Москве, но из шестидневной рабочей недели 2–3 дня провожу в Твери. А мировоззрение осталось прежним.

– Вас интересуют предстоящие выборы в Тверскую городскую думу?

Разве в том смысле, что за ними будет интересно наблюдать. 

– Это значит, что лично вы ни в каком виде не собираетесь в них участвовать?

– Если будет чье-то желание, готов оказать содействие. Но сам – не вижу никакого смысла.

– А каковой, на ваш взгляд, могла бы быть актуальная предвыборная программа некоего условного кандидата?

– Всё зависит от того, на что рассчитывает тот, кто идет на выборы.

Полагаю, что новый состав Городской думы будет столь «разношерстным», что о достижении каких-либо компромиссов придется только мечтать. Новый депутатский корпус окажется не в состоянии договариваться по стратегически важным вопросам, и проблемы, беспокоящие горожан, останутся нерешенными. Человек, идущий на выборы, должен это осознавать.

Обещать «что угодно» можно, только если отрабатываешь популизм. Кажется, сегодня вообще никто не понимает, как исправить ситуацию с водой, с теплом, с дорогами и т.д. – нам не предлагают конкретных решений. А ведь политики всего лишь олицетворяют то, что нужно тому или иному социальному слою граждан, которые их поддерживают...

Я бы посоветовал не участвовать в этих выборах вообще. Именно потому, что в эту Думу нужно идти с конкретными предложениями (я не готов озвучивать их для печати) и готовностью учиться договариваться с политическими оппонентами, а мы не умеем этого делать! Ну каким образом Дума может принять решение вложить огромные деньги в городские теплосети? Кто примет на себя ответственность оторвать их от детских садов, больниц и ремонта дорог? Где эта сила или кто эта Личность? Каждый предпочтет остаться в стороне, занимаясь какими-то своими, мелкими вопросами...

– Иными словами, проблем в городе станет еще больше? Ситуация будет ухудшаться до тех пор, пока в нее не вмешаются из федерального центра?

– Да. Но у федерального центра достаточно других проблем, и до прямого вмешательства, полагаю, не дойдет. Мы все видим, что в Твери ужасные дороги, но есть города, где дела обстоят еще хуже.

– Какой, на ваш взгляд, сегодня должна быть политика федерального центра по отношению к регионам?

 – Невозможно думать о развитии какой-либо территории, если она живет исключительно за счет дотаций. Значит, нужна другая система налогообложения и распределения доходов федерального бюджета. А пока в большинстве регионов России качественный скачок может произойти лишь на голом энтузиазме какой-то выдающейся личности. Появится такой человек в Твери – что-то сдвинется с мертвой точки.

– Что вы думаете по поводу возвращения губернаторских выборов?

– За годы их отсутствия в России было потеряно время для формирования новой политической элиты. Лично я считаю это решение давно назревшим: нужны новые фигуры, люди, которые могли бы брать на себя ответственность за ситуацию в городах и регионах. Но быстро они не появятся, нам придется подождать 3–4 года.

Полагаю, что решение о возвращении прямых выборов губернаторов было принято для того, чтобы переложить ответственность за происходящее с федерального центра на регионы.

Давайте вспомним: выборы были отменены тогда, когда экономическая ситуация позволяла политикам действовать весьма раскованно (и федеральный, и региональные бюджеты росли как на дрожжах, и управлять было весьма комфортно!). Тогда и было принято решение «зажать ситуацию» – с тем, чтобы суметь придать единообразие управлению страной. Сегодня, после кризиса, положение совсем другое: нужно отдать часть полномочий «вниз», потому что многие ресурсы исчерпаны, и целый ворох проблем уже не решается «через центр». Таким образом, решение о возвращении выборов – правильное. Но посмотрим, как будет работать «фильтр»...

– Вы хотели бы еще раз попробовать себя в качестве губернатора Тверской области?

– Так вопрос не стоит. Что значит «хочется»? Хочется – если надо. Я имею в виду, не мне.

– А каковы ваши планы – региональные, федеральные и т.д.?

– Чуть-чуть подправить личное хозяйство, запущенное за последние восемь лет, потому что не было времени им заниматься.

Помимо отдельных бизнес-проектов можно говорить о работе в Ассоциации менеджеров. Об «АЛЮТЕРРе» – компании, специализирующейся на строительстве современных фасадов домов: уникальные конструкции делаются на заводе в Ржеве, там уже работает полторы сотни человек (для сравнения: на заводе «Хитачи» будут трудиться 130). А вообще, здесь, в Тверской области, мои интересы в первую очередь связаны с сельским хозяйством – с развитием предприятия «Саначино-Агро».

– Участвуете в государственных или региональных программах поддержки сельского хозяйства, пользуетесь дотациями?

– Пока нет. Но могу сказать, что сегодня уровень поддержки сельского хозяйства в России и, в частности, в Тверской области, достаточно высок. Чего стоит одно только топливо по льготной цене (учитывая большие расстояния и не всегда эффективное хозяйствование). Отлично работает «Росагролизинг»: вся техника в «Саначино-Агро» приобретена под 2,5% годовых – хорошая ставка! Мы подали документы на участие в региональных программах поддержки (по удобрениям, средствам защиты, по вспашке земель и т.д.) и надеемся на положительное решение.

– Все-таки, почему сельское хозяйство?

– Надо быть ближе к земле! (смеется – ред.)

– Аналитически?

– По-человечески. Надо испытать себя в наиболее сложной отрасли.

– Хотите доказать, что при эффективном менеджменте даже в средней полосе оно может быть рентабельным?

– Конечно. Знаете, сколько предприятий в год берут технику в «Агролизинге»? Три! Что, никому не нужен кредит под 2,5%?

– Боятся, что не получится, не сумеют наладить сбыт?

– Да.

– А куда сбывает свою продукцию «Саначино-Агро»? Как продать выращенную картошку мелкому фермеру (по фамилии Иванов, а не Зеленин)?

– Мы торгуем по всей России. Продать можно всегда, весь вопрос в цене. Покупатель ищет то, что ему выгоднее: по объему, по цене, по качеству или по всем трем параметрам сразу. Понятно, что частнику трудно удовлетворить требования большой сети, да и ей самой удобнее обратиться к оптовикам или в крупное хозяйство. Значит, нужно давать такие конкурентные преимущества, которые обеспечивают любовь именно к тебе.

– Вы занимаетесь благотворительностью?

– В этом году исполняется девять лет фонду «Доброе начало», эта деятельность продолжается. Как депутат лихославльского Собрания я много работаю в поселениях Стан и Толмачи. А если в целом говорить о благотворительности или спонсорстве, то я всегда предпочитал не давать деньги наличными, а предоставлять людям возможности для перехода на качественно новый уровень жизни. Этому принципу подчинены любые проекты, в которых я участвую (неважно, будут ли это тест-полоски для больных диабетом, оплата лечения или какая-то иная помощь при сложных семейных обстоятельствах, помощь многодетным и т.д.).

– Ваше видение: что нам делать с разбегающейся, спивающейся и деградирующей деревней и сотнями гектаров заброшенной земли?

– У нас нет государственных земель, все поля давно кому-то принадлежат, и этот «кто-то» просто не хочет их обрабатывать! Это огромное количество людей, которые когда-то работали в сельской местности и получили паи. Часть из них – те, кто, по-видимому, никогда и не планировал заниматься сельским хозяйством, – уже продали свои наделы. А на остальных земля висит мертвым грузом.

Ситуация изменится, как только появятся люди, которые хотят работать на земле – все пустые пространства обязательно заполнятся. Земля сельскохозяйственного назначения стоит очень недорого – от 100 до 150 рублей за сотку, что подразумевает самые широкие перспективы.

Возьмем для примера производство картофеля. Вспахать поле, закупить посадочный материал, посадить, вырастить и собрать урожай на одном гектаре стоит приблизительно 120 000 рублей. А восстановить поле, заросшее кустарником – 4000 руб. (тысячу из которых вернет вам Правительство Тверской области). Т.е. проблема не в том, что поля заросли, – предпринимателю вообще без разницы, растет ли в поле кустарник...

– В последние годы на поддержку села в Тверской области тратятся миллиарды рублей, а результата как не было, так и нет. Сегодня, уже будучи «в теме», вы пересмотрели бы объемы и принципы распределения этих денег?

– Сельское хозяйство – самая консервативная отрасль экономики: любой сигнал о предстоящем изменении правил игры (даже если оно по сути своей – положительное!) тут же дает отрицательный результат. Таким образом, главный принцип – не менять коней на переправе. А если другого пути нет, каждый шаг нужно делать очень аккуратно и обдуманно.

Бороться за голые цифры на селе очень проблематично. Предположим, по итогам года на животноводческом предприятии нет прибыли, но при этом резко возросла численность скота. Как рассматривать последнее – как «прибыль» или как «головы»? Если фермер привык считать «по головам» – значит, ему так удобнее. Его нужно учить, консультировать, помогать, но не переделывать.

Помогая селу, власти следует прежде всего заботиться о том, чтобы люди, хозяйствующие на земле, могли выигрывать конкурентную борьбу.

А заброшенные поля по пути из Москвы в Петербург мы видим не потому, что в стране нет сельского хозяйства, а потому, что им никто не хочет заниматься!

– Год за годом Россия теряет свои малые города: областные центры высасывают из них лучшие силы и умы, там почти не осталось ресурсов, нет больших потоков мигрантов, еще острее демографический кризис, ничего не происходит, и нет никаких перспектив. Что с этим делать? Мне интересно ваше мнение...

– Если говорить о государственной политике на это счет – прежде всего, нужно пересмотреть систему распределения бюджетных средств. Чтобы территория работала, у нее должны быть деньги на решение жизненно важных вопросов. Их отсутствие и определяет дальнейшую деградацию.

Второй, имеющий принципиальное значение момент: каждой территории нужны свои предназначение и идеология! Если идею совместить с деньгами, город будет жить, а население – гордиться своей малой родиной.

Никогда не упадет Вышний Волочек с его знаменитой водной системой (прим. ред. – водный путь, созданный при Петре Первом, впервые соединивший бассейны Волги и Невы для бесперебойного снабжения С.-Петербурга). И никогда не станет деградирующей Старица, потому что там есть Свято-Успенский монастырь, Волга и масса других достопримечательностей.

 – Вопрос в том, кто придумает и сформулирует такую идеологию, условно, в Лесном районе? Оттуда давно уехали все умные и активные...

– Эта история началась в 1861 году: люди стали уезжать из деревни сразу после отмены крепостного права и продолжают покидать ее просто потому, что качество жизни в крупных городах заметно выше. Обратите внимание: важные стратегические решения всегда применялись властью на окраинах страны (для элементарной сохранности границ туда всегда вливались немалые средства). А центр России последние полторы сотни лет неуклонно уменьшался в численности, в этом нет ничего нового.

Выход известен: нужно создавать новые, интересные и хорошо оплачиваемые рабочие места. Но первично при этом появление на той или иной территории активных и заинтересованных людей.

К примеру, все знают о замечательном гостиничном комплексе «Ривер-Клаб» в Конакове. Идея использовать под строительство заброшенную советскую военную станцию слежения пришла в голову Марку Каганскому: он сумел преодолеть невероятное количество трудностей и, несмотря ни на что, воплотил ее в жизнь. Был бы на его месте другой – ничего бы не получилось.

Следует искать и поддерживать активных людей, на энтузиазме которых могут развиваться территории. И заниматься этим должны в первую очередь муниципалитеты.

Беседовал Константин Саломатин

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:

Чтобы Д.Зеленин не говорил, но его личное правление сделало Тверскую область ещё более убогой. Или если сказать мягче, регион при Д.Зеленине остался без шансов на развитие. И теперь Д.Зеленин с удивительным бесстыдством утверждает, что он "герой" и существующая в области разруха не его рук дело. И теперь он решил " чуть-чуть подправить личное хозяйство…", потерпев жестокое фиаско как руководитель...
Польза от интервью в том, что Зеленин сам себя высек и выставил на посмешище, давая "советы и рецепты", которым сам никогда не следовал.
Приезжаешь в Тверскую область и … попадаешь в совок, в город где люди ненавидят свою землю, пройдитесь вдоль набережной и посмотрите на мусор везде. Попадаешь на 10 лет назад, в мир где нет дорог и где разруха стала нормой, о область ( в субъект Российской Федерации) где все транзитные преимущества экономики превратились, во многом благодаря Д.Зеленину, в свою противоположность – в деструктивный фактор – проиграна борьба за комфортную среду обитания и, соответственно, за человеческий капитал, лучшие уезжают искать лучшей доли.
И смысл всего сказанного Д.Зелениным прост, призыв к федеральной власти дать денег: " Их отсутствие и определяет дальнейшую деградацию". Ключевое слово – "…дальнейшую …", признаётся в "авторстве" предшествующей и существующей "деградации". Браво! ДАМ прав, назначив другого.

Waler.waler2011@yandex.ru

Критик
19.09.2012

Что бы не говорили всякие доморощенные критики и политаналитики "от сохи", Зеленин - грамотный управленец. И я не понимаю, как можно критиковать его и поливать грязью сейчас, спустя год после прихода команды Шевелева - уверен, результаты ее работы мы увидим в скором времени.

При Зеленине социально незащищенные люди вовремя получали пособия, единый проездной билет стоил 65 рублей, для инвесторов был создан отличный климат - и они охотно шли на Тверскую землю (в т.ч., и доверяя авторитету Зеленина как бизнесмена). Именно при Зеленине раскрылся туристический потенциал Тверской области.
Плоды этой огромной работы сейчас пожинает новая губернатораская команда, выдавая за свои.

Спасибо за интервью, Дмитрий Вадимович. И спасибо, что остались в регионе в отличие от всех известных мне за 30 лет службы пришлых чиновников, которые исчезают сразу после ухода с поста.

Ivan.petrov

11.10.2012

Только "слепой" не видит разрухи в области. А "разруха" появилась не за год. С разрухой борются год! И остался Дмитрий Вадимович по прозаической абсолютно меркантильной причине - лично он крупнейший "латифундист" в Тверской области и недвижимость в городах и весях областных имеется. Социалка - святое! Но. Инвесторы "шли", а когда пришли выяснилось, что газа нет. "Старые", на базе предприятий-банкротов, площадки ещё начинают "подниматься" за счет "советских" коммуникаций и лимитов, а новопостроенные все в простое. Инвестор, это не "лохи" с мешком денег в подарок, это "акулы" капитализма готовые "сожрать" всех и вся за свою прибыль. Чему радуемся? За что благодарим? За тарелу с сахаром? Читайте журнал, здесь много умных авторов.

Waler.waler2011@yandex.ru

Критик
13.10.2012

Оставить свой комментарий