Образование

 
Апрельские тезисы о главном автор: Андрей Белоцерковский
Единственное, что мешает моему обучению, – мое образование.
Альберт Эйнштейн

Признаком наступления весны является не только облегчение гардероба окружающих или обогащение его цветовой гаммы, или, скажем, изменение режима естественного освещения и исчезновение снежного покрова. Одна из характерных весенних черт – возрастание общественного интереса к высшему образованию. Причина возникновения этой сезонной волны вполне прозаическая: пора принимать окончательное решение о выборе вуза (группы вузов), направлений, форм обучения.
 
Образованный человек тем и отличается от необразованного, что продолжает считать свое образование незаконченным.
Константин Симонов
 

В этот процесс втянуты не только потенциальные студенты, но и их родители, родственники, друзья, знакомые, коллеги. В целом – немалая часть населения страны. В области образования многие считают себя специалистами, поскольку имеют за плечами собственные впечатления от обучения и последующей работы. С одной стороны, это хорошо, поскольку образование, как и медицина, – области, весьма консервативные, в них главенствует принцип «не навреди», поэтому опыт прошедшего времени может быть полезен и в настоящем. 

С другой стороны, сегодняшняя жизнь очень быстро меняется, и опыт прошлого может оказаться неприменимым. Образование всегда немного отставало от жизни («инертен, отсюда устойчив») и всегда пыталось ее догнать. Парадокс состоит в том, что скорость изменения жизненного уклада также определяется образованием, точнее, уровнем образовательного ценза общества. Чем он выше, тем быстрее происходят изменения. Таким образом, образование вначале порождает изменения, а затем пытается их догонять. 

Берусь утверждать, что нынешняя ситуация абсолютно беспрецедентная в истории: никогда жизнь так быстро и так «далеко» не убегала, поэтому и догонять ее приходится изо всех сил. Да и отставание уж очень велико. Это накладывает отпечаток на всю современную систему образования и на то, чем она может стать в ближайшем будущем. Эта «гонка преследования» – всемирная, происходит повсюду с разной степенью успешности. Кто-то начал гонку раньше, кто-то продвинулся дальше других. Надо сказать, что мы прилично засиделись на старте, поэтому и двигаться нам нужно значительно энергичнее. Что же такого особенного случилось в мире, что поставило вопрос о необходимости быстрого и серьезного реформирования образования?

В конце XX– начале XXI века с появлением и очень быстрым распространением компьютеров, интернета, мобильных сетей, беспримерного в истории роста их производительности произошла грандиозная технологическая революция. Особенность сегодняшних изменений состоит в их скорости. Средневековый Ренессанс или индустриальная революция, явления сопоставимого масштаба изменений, происходили в течение столетий, а сегодняшняя революция происходит за несколько лет. В 80-е годы XXвека явно обозначился переход развитых стран в стадию, когда главной производительной силой выступили наука и новые технологии. Высшее образование стало массовым. Соответственно, возникло понятие «общество, основанное на знаниях». Вместе с тем в условиях глобализации резко усилилась конкуренция в сфере образовательных услуг.

Новые идеи и концепции возникают со всё возрастающей скоростью. Во многих областях объем знаний удваивается каждые несколько лет. В некоторых областях знания, которые получает студент, устаревают еще до окончания им университета! Типичный выпускник вуза, скорее всего, будет менять профессиональную область деятельности несколько раз в течение жизни и, в частности, заниматься тем, что сейчас еще просто не придумано. Университетское образование становится лишь первой ступенькой в процессе образования в течение всей жизни. 

Способность приспосабливаться к изменениям становится наиболее важным умением. Общая проблема современного образования заключается в том, что до сих пор образовательные системы больше ориентировались на воспроизводство, а не на развитие. Первоначально университеты и создавались как хранилища знаний для их передачи последующим поколениям. Сегодня скорость генерации новых знаний стала такой, что идея хранилища сразу же морально устаревает, нужно нечто совершенно другое. 

Можно выделить две парадигмы образования. Согласно первой парадигме, студента готовят к профессиональному решению задач, исходя из конкретных знаний и навыков. Характер такого обучения репродуктивен. Работа преподавателя направлена прежде всего на сообщение известных ему знаний и способов действия, которые передаются студентам в готовом виде и предназначены для воспроизводящего усвоения. Преподаватель является единственным инициативным действующим лицом в учебном процессе, роль студентов – пассивно-воспринимающая. Знакомо, не правда ли? Мы все так учились и зачастую продолжаем учить. 

Согласно второй парадигме (креативного и инновационного образования), студент должен быть готов ставить и решать принципиально новые задачи, постоянно модифицируя круг своих знаний и опыта. Первая парадигма нацеливает наобразование-просвещение. Вторая – наобразование-вовлечение и ставит на первое место не содержательную часть знаний, которая в современных условиях быстро устаревает и нуждается в постоянном обновлении, а технологию получения знаний. Целью образования становится выработка у обучающегося системного междисциплинарного критического мышления, приспосабливающегося к требованиям научно-технического прогресса. Задачей становится «научить учиться» в течение всей жизни. 

Иначе говоря, дать начальный импульс и научить самого студента «догонять» стремительно «убегающую» технологическую организацию жизни. Эта идея является одним из главных приводных ремней в реформировании образовательных систем. Процесс очень непростой, ведь сказать «сменить парадигму» намного легче, чем фактически это сделать. Люди, на плечах которых держится современная система образования (и которым за это низкий поклон), не могут меняться так же быстро, как производительность и объемы памяти современных микропроцессоров. Здесь становится критической способность к инновациям, готовность к восприятию нового – как у студентов, так и у преподавателей. 

Если студенты, в силу молодости, в принципе настроены на восприятие новизны, то у большинства преподавателей с возрастом эта готовность ослабевает. А мы знаем, каков нынче средний возраст преподавателей российской высшей школы после того, как по ней прокатился «каток» 90-х и начала нулевых. Причем, например, в нашем университете ситуация со средним возрастом профессорско-преподавательского состава неизмеримо лучше, чем в вузах Москвы и Санкт-Петербурга, где всё среднее поколение ушло в другие сферы деятельности в 90-е. С этой точки зрения инновационный потенциал сегодняшних ведущих региональных вузов существенно выше абсолютного большинства столичных, что и демонстрируется результатами различных национальных конкурсов и рейтингов.

Итак, главная задача сегодня – научить учиться, с тем, чтобы учиться в течение всей жизни и, по возможности, получать от этого удовольствие. Как этого добиться? Один из способов давно известен. Его смысл – образование через науку, интеграция обучения и исследовательской деятельности. Это, как минимум, требует наличия активной научной деятельности в самом вузе, высокого научного потенциала его профессорско-преподавательского состава, который постоянно держит руку на пульсе науки и технологий, находится на переднем фронте знаний. 

Чем выше уровень научной активности в вузе, тем, безусловно, лучше этот вуз. Недаром многие международные рейтинги вузов строятся именно на измерении научной активности. Кто-то может сказать, что не видит прямой связи между качеством образования и уровнем научной активности, особенно если студент не планирует в будущем заниматься наукой. Вот в том-то и штука, что там, где преподаватели вовлечены в исследовательскую работу, фундаментальную или прикладную, неизбежно растет качество образования. Если выстроить мировые или российские вузы по наукометрическим показателям, этот рейтинг во многом совпадет с рейтингом качества образования, измеряемым экспертными оценками. Поэтому:

рекомендация №1. Выбираем для поступления вуз с учетом рейтинга его научной активности. Российский рейтинг 474 государственных вузов, построенный по поручению Общественной палаты РФ на основе объективных наукометрических параметров, можно, например, посмотреть здесь http://www.hse.ru/org/hse/sc/. Он приведен как по абсолютной шкале, так и по категориям вузов.

Не менее актуальной в формировании навыков освоения и генерации нового сегодня является возможность интеграции образования и инновационной деятельности. Наличие инновационной инфраструктуры, пояса малых инновационных предприятий вокруг вуза является косвенным индикатором инновационной активности. Возможность работать на предприятии при вузе, созданном для коммерциализации результатов интеллектуальной деятельности, само по себе является исключительной образовательной возможностью погружения в мир реальной наукоемкой экономики, за которой, хочется надеяться, – будущее в нашей стране, провозгласившей о переходе на инновационные рельсы развития. Поэтому:

рекомендация №2.Выбираем для поступления вуз, имеющий или развивающий инновационную инфраструктуру. Список таких вузов можно посмотреть здесь http://mon.gov.ru/pro/ved/infr/7609/.

Как уже отмечалось выше, способность к самостоятельному критическому анализу, обучению и самообучению является одной из самых универсальных и важных компетенций, формируемых системой образования. В определенной степени развитию этой компетенции способствует кредит-система. Кредит-система – это технология организации учебного процесса, чаще именуемая в нашей литературе кредитно-модульной системой. 

Одной из острейших проблем сегодня является массовизация образования, когда в вузы поступают (а вузы принимают) около 80 процентов выпускников школ, в том числе и тех, кто совсем недавно считался неспособным к освоению вузовской программы. Эта тенденция только обостряется с демографической ситуацией. В одной учебной группе, сохраняющейся до конца обучения, оказываются люди с совершенно разными уровнями начальной подготовки, стилями и темпами освоения материала. В принципе, они должны двигаться различными, индивидуально подогнанными образовательными траекториями. Другая проблема, связанная с первой, состоит в возникающем высоком проценте отсева. Во многом это результат поточно-групповой и линейной организации учебного процесса. Достаточно отсутствия даже одного зачета по какому-либо предмету для пропуска сессии и автоматического отчисления. Здесь же проблема «хвостистов», дополнительных сессий, бесконечных пересдач. 

Традиционная технология организации учебного процесса вступает в противоречие с потребностями конкретного студента в выборе дисциплин, преподавателей и наиболее удобного для себя расписания. Эти, как и многие другие, проблемы может решить кредит-система с индивидуально ориентированной организацией учебного процесса. В ней, в отличие от поточно-групповой системы, потоки и группы создаются на один семестр для изучения конкретных учебных дисциплин под руководством конкретного, как правило, выбранного студентом, преподавателя, и каждый студент имеет индивидуальное расписание посещения групповых занятий. Может быть проведена некоторая аналогия между первыми технологиями массового производства автомобилей начала XX века, например, конвейером Форда – «вы можете заказать автомобиль любого цвета, при условии, что этот цвет черный» (аналог поточно-групповой организации), и современными технологиями массового производства с индивидуальным заказом широкого спектра опций (индивидуально-ориентированная система). Поэтому:

рекомендация №3.Выбирая для поступления вуз, интересуемся, реализуется ли в нем балльно-рейтинговая и кредитно-модульная система, есть ли возможность построить индивидуальную образовательную траекторию.

Есть еще одно следствие быстро изменяющегося технологического уклада современной жизни, сопровождающегося изменением «поля» профессий. Оно состоит в том, что всё менее определенной становится ранняя профориентация. Безусловно, существует небольшой процент счастливых людей, у которых рано проявляется ярко выраженный талант в какой-либо области деятельности. Большинство же принимает решение о выборе профессиональной области для обучения, так или иначе, исходя из доступной информации и грубой оценки собственных склонностей типа «технарь» – «гуманитарий». Даже не рассматривая явную ненадежность таких оценок в раннем возрасте выпускника школы, обратим внимание на принципиальную недостаточность сегодняшней информации для прогноза поля профессий на 5–10 лет вперед в силу огромной скорости изменений. Что же делать? 

Ответ достаточно очевиден. Нужно выбирать наиболее универсальную и общую подготовку на этапе бакалавриата с последующим уточнением образовательной траектории при обучении в магистратуре. В этом случае выбор более узкого направления откладывается на четыре года, в результате чего повысится определенность в отношении состояния рынка труда и, главное, оценке собственных предпочтений, исходя уже из собственного опыта. 

Я как-то уже писал на страницах настоящего журнала, что главное в первом уровне образования – его «трудность». Сложное для своего получения образование развивает универсальные для любого вида деятельности навыки критического мышления, логики, способности постановки сложных задач, умения выражения своих мыслей в устной и письменной форме, владения основными современными источниками получения и распространения информации и, главное, стремления к самообучению. В очень большой степени этим требованиям удовлетворяют физико-математические направления. Фундамент, заложенный в этих областях, позволяет дальше специализироваться почти в любой другой области, поступая, например, в магистратуру по экономике или менеджменту. Действительно, очень нелегко дойти до финишной черты в физико-математических направлениях, а кто сказал, что задачи, которые в будущем будет ставить жизнь перед выпускником, будут легкими? Мы с вами знаем, что это не так. Поэтому лучше учиться преодолению серьезных препятствий в контролируемых условиях вуза, чем начинать это обучение в неконтролируемой реальной жизни. Достоинством физико-математических направлений сегодня является и относительно большое количество бюджетных мест, выделяемых государством, что серьезно повышает шансы учиться за счет средств федерального бюджета. Поэтому:

рекомендация №4. Поступаем в бакалавриат на самую трудную образовательную программу наиболее общего характера для развития универсальных умений. Специализацией лучше заниматься на уровне магистратуры.

Как бы некоторые из нас ни ворчали о том, что развелось слишком много вузов и наблюдается перепроизводство людей с высшим образованием, огромный общественной интерес к получению высшего образования как необходимого стартового условия выхода на рынок труда есть, на мой взгляд, огромное благо и вселяет надежду по поводу будущего нашей страны. 

Наша молодежь с ее «образовательным драйвом» находится вполне в русле мировой тенденции развитых стран. Претензии должны предъявляться не к количеству высшего образования, а к его качеству, и именно над этим нужно серьезно работать. Безусловно, готовность к современной изменчивой жизни может дать только качественное образование. Когда диплом есть у всех, нет никакого смысла гордиться самим фактом наличия диплома. Важно, что и как человек знает и умеет, как он справляется с решением нетиповых задач, а к этому в большей степени можно подготовиться (если захотеть) только в хорошем вузе. Мне кажется (а я сужу по постоянно растущему конкурсу в наш университет вопреки «демографической яме»), это становится понятным всё большему количеству людей. 

Здесь хотелось бы отметить другое – то, что, в отличие от молодежи, наше старшее поколение отстает от мировой тенденции. Образование в течение всей жизни касается всех, в том числе и тех, кто уже получил диплом о высшем образовании некоторое время назад. В развитых странах доля взрослых людей, имеющих высшее образование и посещающих какие-либо формы переподготовки или повышения квалификации в виде соискания более высокой академической степени или различного вида программ дополнительного образования, составляет около 50 процентов. Мы знаем, что у нас эта доля не превышает 15 процентов. 

Мне кажется, что, подумав и обсудив с родственниками, знакомыми, коллегами вопрос о выборе образовательной программы первой ступени высшего образования для своих детей, пора подумать и о продолжении собственного образования. Нет ничего более эффективного, чем инвестиции в собственную конкурентоспособность. Сегодня имеется широкий выбор программ дополнительного образования, реализуемых в самом различном формате – очно, дистанционно, очно-дистанционно, с содержанием, максимально подгоняемым под конкретные образовательные нужды взрослого человека. 

Мы у себя в университете для этой цели даже создали институт непрерывного образования, программы которого пользуются большим спросом. Да и другие ведущие вузы, уверен, предлагают хорошие программы дополнительного образования. Нужно включаться в образовательную «гонку» за быстро меняющимся технологическим укладом жизни, вне зависимости от области деятельности, возраста и предшествующего образования. Чем быстрее мы будем двигаться в этом направлении, тем выше наши шансы избежать судьбы динозавров в быстро меняющейся высококонкурентной среде. 

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК