Регион

 
69 регион Что делать? автор: Точка зрения
От редакции:
21 сентября на встрече редколлегии журнала «Точка зрения» возникла дискуссия о стратегии развития Тверской области. Идеями прозвучавшими во время дискуссии мы решили подлиться с читателями нашего журнала.

Андрей Клочков 
ООО «МАКОН» 

Нам давно говорят, что в регионах нужно создавать комфортные условия для развития малого бизнеса, преимущественно – новых малых производств. Но не секрет, что на сегодняшний день практически нигде для этого нет подходящих площадок (за исключением пресловутых бизнес-инкубаторов, где вся поддержка заключается в том, что начинающему предпринимателю выделяют комнату и телефон).

Чтобы создать малое предприятие, нужно купить или взять в аренду небольшой участок, перевести его в нужный статус, подтянуть коммуникации, получить несметное количество разного рода разрешений и согласований. Нет разницы по времени и по количеству бюрократических процедур при оформлении маленького или крупного участка земли. Существующие административные барьеры по плечу только большому и сильному бизнесу, а индивидуальный предприниматель тысячу раз подумает, стоит ли бросаться в этот омут.

Между тем решение проблемы лежит на поверхности, всё давно придумано за нас. В Германии почти в каждом городе обустроены специальные промзоны под малый бизнес. С виду – обычная улица, но вместо домов по обе стороны – небольшие цеха, производства, сервисы, каждый из которых занимает площадь не более гектара; по соседству – кафе, магазин, гостиница... Выходит, совсем не обязательно строить огромные и дорогие промышленные зоны! Можно просто взять несколько небольших участков, оформить должным образом, подвести к ним коммуникации и выставить такие обременения, которые исключили бы возможность спекуляции этой землей. Например, первое время не продавать, а сдавать в аренду с правом дальнейшего выкупа, чтобы не получилось так, что кто-то купил три участка, а потом объединил их и построил завод.

В свое время в отношении малого бизнеса уже были приняты грамотные решения: первые этажи жилых домов разрешили использовать под обустройство магазинов и упростили систему налогообложения для индивидуальных предпринимателей. Это стало реальным толчком для развития торговли. А теперь нужно сделать пару шагов навстречу промышленности: чтобы люди захотели вкладывать деньги в небольшие производства, надо создать инфраструктуру и убрать чиновничьи препоны. Ведь строить что-то свое всегда интереснее и выгоднее, чем годами скакать с места на место из-за растущей как на дрожжах арендной платы. Но вся беда в том, что, когда ты приходишь к чиновникам как коммерсант, они видят в тебе, в лучшем случае, – врага, а в худшем – дойную корову!

И еще. Я сторонник поддержки некоммерческих объединений: профессиональных союзов и ассоциаций. Решать глобальные отраслевые проблемы в одиночку невозможно – проще и логичнее браться за них «всем миром». К примеру, что мешает нам оказывать финансовую помощь учебным заведениям и участвовать при этом в разработке учебных программ, чтобы на выходе иметь те кадры, которые реально востребованы бизнесом? Это даст быстрый и нужный результат. Но только если власть станет помогать общественным организациям, перестав считать их врагами и попрошайками.

 

Виктор Грибалев 
ООО «Регионстрой»

Для того чтобы возводить здания, нужна земля. А строителям говорят, что ее нет! Думаю, это не совсем так: часть была продана предыдущей администрацией, а оставшуюся просто нужно серьезно готовить. Мне близка и понятна идея создания комплексных строительных площадок, оснащенных сетями и разбитых на лоты. Но на сегодняшний день это не что иное, как поле для спекуляций. Чтобы распределение земель под застройку происходило прозрачно и честно, нужны не аукционы (в которых может участвовать кто угодно, имеющий деньги и только одну цель, – во что бы то ни стало вложить их в землю, а потом ее перепродать), а конкурсы, в условиях которых можно прописывать конкретные требования к застройщикам (наличие у строительной организации истории, техники, людей).

Так можно было бы решить не только проблему занятости в строительной отрасли, но и шире – развития города в целом. Уверен, того контингента и количества профессионалов, которые сейчас имеются в Твери, вполне достаточно для того, чтобы строить. Но пока мы не видим перспектив и возможностей для роста: уже многие годы для всех нас каждая стройка – как последняя: что будет после сдачи объекта – неизвестно. Пока в Твери строился «Рубин», у многих предприятий были заказы. И если бы такие комплексы возводились один за другим, строительные организации четко понимали бы свои перспективы, а значит – модернизировались и развивались. Но, к сожалению, этого не происходит. Аукционов нет, земля не выделяется, а та, что уже перешла в частные руки, стоит бешеных денег. Когда я назвал одному своему коллеге цену, по которой в Твери покупают право аренды ? гектара, он с удивлением ответил, что за ту же сумму недавно приобрел в собственность целый гектар в спальном районе Петербурга!

Мне хотелось бы, чтобы новая власть определила, есть ли на региональном рынке игроки, которым можно доверять. И, возможно, дала бы им некие преференции. Не обязательно только местным, но всё же – лучше им, потому что «пришлые» – построили и уехали: ищи ветра в поле! А тверские строители останутся на этой земле и будут расти и развиваться, неся ответственность за то, что возвели.

Между властью и бизнесом должен быть диалог: как только он наладится, последуют и результаты. Сейчас нас в упор не видят (в Тверской области есть две «мифические» отрасли – лесная и строительная). Но на вопрос «Что делать?» я всегда отвечаю – «Строить!».

 

Павел Парамонов 
НП «Институт регионального развития»

Я не сторонник каких-либо преференций в принципе. Везде и во всём должна быть конкуренция. Аукцион выиграть просто: пришел, дал взятку и выиграл! Проблема, с моей точки зрения, глубже: в Твери нет сложившегося бизнес-сообщества, нет дееспособных отраслевых и гражданских объединений. Те, что есть, – сплошная профанация! 2000 общественных организаций, получающих бюджетное финансирование и спонсорскую поддержку, имеют на выходе ноль: за всё время своего существования они не произвели никакого продукта и не стали настоящей лоббистской структурой, которая отстаивала бы интересы отрасли и себя на этой территории.

В регионе и городе отсутствует стратегия развития как таковая. Она и не может родиться, потому что для этого, как минимум, все должны знать, куда мы движемся. А чтобы прийти к такому пониманию, нужен настоящий общественный диалог, когда от различных объединений (от медицины, от строителей, торговли, образования и т.д.) высказываются «эксперты» – авторитетные и уважаемые люди. В Твери сейчас нет подходящей площадки – даже Городская дума сформирована непонятно как! Людей, которые могли бы представлять реальные интересы населения или бизнеса, там нет. При этом очевидно, что 98% попыток насаждения даже самых замечательных проектов «сверху» заканчиваются провалом, потому что на местах никто не разделяет этих убеждений и идей. Ни «Завидово», ни накрывшийся проект Марата Гельмана не дадут ничего, пока не появится «точка отсчета» – пока мы не определимся с тем, каким мы хотим видеть наш регион или город.

Есть такая мировая тенденция: города вымирают. Эта участь не миновала даже известный американский центр автомобилестроения Детройт, который не сумел вовремя выскочить за рамки своего монопрофильного существования. Чтобы не повторить эту судьбу, нам как воздух нужна стратегия развития. А мы до сих пор вообще не имеем никакой информации, что и каким образом мы хотим создать в Тверской области. Сегодня, чтобы остаться на плаву, нужно четко понимать, что Тверской вагоностроительный завод уже превращается в ремонтные мастерские и что нам не нужен «Тверской экскаватор», если в регионе (или по соседству) будет построен завод «Хитачи». Главный вопрос, на который нет ответа: где и как люди будут зарабатывать деньги? Кто через пять лет сможет сделать покупки в «Рубине»?

Мы должны четко понимать: во что через 10–15 лет превратится город и регион? Ответ на этот вопрос могут дать представители профессиональных сообществ, которые понимают в своем деле и которым небезразлична дальнейшая судьба нашей области. А власть, со своей стороны, должна быть готова к такого рода обсуждениям. Пока же мы видим, что чиновникам не до стратегии. Гнать таких людей из власти! А с оставшимися – налаживать реальный диалог! При этом, откуда они – из Москвы, Рязани или Ханты-Мансийска – лично мне не важно.

 

Чхатвал Харминдер Сингх
ООО «Ритм 2000»

Как я понимаю, первоочередная задача для Твери – создание Генерального плана. Плохой или хороший, даст он нужный результат или нет – дело другое. Давайте его напишем и выполним. А что не будет получаться – скорректируем. Мы говорим об этом много лет, уже потратили на его разработку кучу денег и усилий и ничего в итоге не получили! Зато оплатили из бюджета области разработку проекта строительства конференц-зала в виде огромного яйца, которое архитекторы предлагают «воткнуть» в центре Твери возле драмтеатра! Самое удивительное, что самого проекта никто до сих пор не видел. Нам продемонстрировали лишь макет здания. Видимо, именно за него мы заплатили 900 миллионов рублей налогоплательщиков.

Сегодня, подписывая проект, к примеру, будущего микрорайона «Радужный», почему-то никто не задумывается, где поблизости будет располагаться магазин, поликлиника и школа, несмотря на то что заселить туда планируют до 100 000 человек! Эту нишу готов заполнить бизнес, но вдруг оказывается, что земли в округе нет, ее нужно переоформлять, получать разрешения и согласования. Т.е. предпринимателю изначально ставят палки в колеса, еще на стадии проектирования! Городские и районные архитекторы сменяют один другого, и каждый привносит в проект что-то свое, потому что задумка предшественника ему, видите ли, не нравится... Сейчас почти у каждой семьи есть автомобиль, но мы продолжаем строить многоквартирные дома без парковок! По адресу ул. Хромова, 25 сдан дом, во дворе которого не могут разъехаться две машины! Вопрос: кто подписывал этот проект?!

Бизнесу было бы интересно участвовать в разработке Генерального плана города, четко определяющего – где, что и каким образом будет построено в ближайшие 10–15 лет.

Другая сторона медали – отношение власти к бизнесу. Сегодня каждый может заниматься коммерцией, закон этого не запрещает. И, вроде бы, ничто и не мешает. Всё дело лишь в условиях, которые складываются на той или иной территории. Вы не представляете, как приходу моей компании рады в Новгородской и Псковской областях! А в Твери – я виноват в том, что расширяю бизнес и создаю новые рабочие места, т.к. со мной трудно кому-то конкурировать. И если вдруг обратишься к чиновнику за поддержкой и попросишь финансовой помощи, первый вопрос, который тебе зададут: «Почем продаешь бизнес?». Никто не будет помогать, никому не интересно, нужен ты экономике области или нет, и что будет с людьми, которые у тебя работают! У нас предприятия до сих пор банкротят только потому, что кому-то нужны его площади и помещения!

Москва – всего в часе езды на «Сапсане»! Численность населения неуклонно снижается, столица высасывает лучших… Для модернизации (того же Тверского вагонзавода, который мог бы выпускать «русские «Сапсаны») нужны люди. А их нет. Если мы хотим какого-то будущего, нужно понимать: есть объективные экономические показатели – можно подсчитать, где и сколько проживает людей, сколько требуется рабочих мест, квадратных метров торговых площадей для удовлетворения их потребностей и т.д. И всё это прописать в Генплане. Чем раньше, тем лучше: станет не так уж важно, кто сидит сегодня в администрации, кого назначат новым главным архитектором. Есть план, по которому все работают и от которого нельзя отклоняться. На мой взгляд, это очень важная вещь.

 

Владимир Просвирнин 
ООО «Норд-Авто»

Везде и во всём должна быть ответственность. А у нас ее нет и в помине!

Предположим, кто-то поставил подпись и печать, и теперь есть план, который должен выполняться. А если эта подпись была поставлена за взятку? Или – пришел новый архитектор и посадил очередную многоэтажку на маленькую и сильно изношенную сеть. Грозит ему что-то? Нет. Никто ни за что не отвечает.

Первое и главное, чего хотелось бы от новой администрации, – ужесточения ответственности. Чтобы каждый на своем месте знал: не сделал, не доглядел, не успел – будешь наказан!

 

Леонид Непряхо 
«Уралсиб»

У банков появились деньги, а в экономике худо-бедно начинают развиваться инвест-проекты. При этом в банковской сфере никто не знает, кого и как инвестировать.

К примеру, в этом году «Уралсиб» привлек большой кредит на западе – 100 миллионов долларов. И вот, руководство с нас требует: ребята, давайте клиентов, отличные ставки! Кого я могу прокредитовать в Тверской области? Только тех, кого я знаю. Предложили одному, второму, третьему – одному не ко времени, а другие уже взяли деньги в «Сбербанке». Всё. Куда идти?

Если бы в области был четкий план и стратегия развития предприятий, мы бы знали, кого кредитовать. А сейчас всё это происходит случайным образом. Инвестиции – сложный продукт, это не просто продавать в розницу кредиты населению! Сегодня средства ушли в другой регион. Тверь реально их потеряла!

Вторая актуальная тема, которую мы пытались поднимать и при прежней администрации, – создание Залогового фонда. Ситуации, когда у предприятия не хватает средств и имущества для обеспечения кредита, не редкость. В то же время у нас есть формальные акты, по которым мы без залога не вправе выдавать деньги. Существует понятная и четкая схема: если администрация региона считает, что некое предприятие или организацию нужно поддержать, она дает гарантию или залог; мы эти условия с удовольствием принимаем и кредитуем. Экономику области можно двигать совместными усилиями: есть административный ресурс и есть деньги банка. А у нас пока всё идет самотеком.

 

Дмитрий Окороков 
«Завидово Девелопмент»

С момента прихода в Тверскую область новой команды управленцев прошло всего три месяца – слишком мало, чтобы объективно судить о том, что она собирается делать. Предыдущая отработала почти восемь лет, и то, что власть сменилась, – наверное, хорошо. Хуже, если бы осталась, как у нас это бывает, еще лет на двадцать!

Проблема развития территории Тверской области – и это общепризнанный факт – долгое время никак не решается внутри самого региона. Если выделить область в отдельное государство и заставить ее жить с теми налогами, бюджетом и экономикой, которые мы имеем, наша недееспособность станет очевидной. С одной стороны, в казне нет денег на создание новой инфраструктуры, замену устаревших коммуникаций и сетей, на площадки для инвесторов и т.д. С другой, средства и не появятся, покуда не придет крупный бизнес и не начнет платить в бюджет большие суммы налогов. Получается замкнутый круг. Решение проблемы следует искать за пределами региона, рассматривая ее в качестве элемента большей и самодостаточной системы.

Реальный шанс для региона – создание московско-питерской агломерации. С чего начался расцвет Силиконовой долины? Со строительства нормальных дорог к мегаполисам! Как только они появились, территория (а расстояния там примерно такие же) почти мгновенно, всего за 10–15 лет, превратилась в то, чем она является сейчас.

Я считаю, что Федерация вносит существенный вклад в экономическое развитие Московской, Тверской и Новгородской областей, вкладываясь немалыми средствами в строительство платной автомобильной и высокоскоростной железнодорожной магистралей, которые свяжут Москву и Санкт-Петербург. Региону же остается только определиться со своей «нишей». Как в бизнесе: придумал что-то новое и на этом поднялся; ничего не придумал и плывешь по течению – рано или поздно тебя задавят. Самостоятельно определить свое предназначение регион не может: это задача не нашего уровня – скорее, правительственная. И новое областное руководство прежде всего должно запустить механизм федерального обсуждения разных моделей развития региона, естественно, при непосредственном и активном участии самих жителей области.

К примеру, известно, что в Твери есть много хороших вузов. Но лучшие их выпускники уезжают работать в Москву или за границу, и если мы не найдем грамотный механизм разделения труда в федеральном масштабе, очень скоро процесс станет необратимым. А что представляет из себя агломерация? Сумму промышленных, финансовых, медиа- и других «центров». Какие функции, не свойственные Москве и Петербургу, могут быть вынесены в пространство, находящее между ними? Первое, что приходит на ум, – «гуманитарная» и «образовательная». В мире очень мало примеров, когда крупные университеты располагаются внутри мегаполиса. Чаще всего они находятся на удалении – в 100–150 км от столицы. И здесь не обязательно говорить только о высшем образовании – с тем же успехом это могут быть колледжи и даже школы. На мой взгляд, в регионе была бы уместна и некая венчурная тема – как логическое продолжение образования: рождение ноу-хау, внедрение их и развитие региона в качестве своеобразного межрегионального бизнес-инкубатора.

 

Станислав Петрушенко
ООО «ЭнергоТверь» 

К новому правительству Тверской области у меня есть один вопрос: к чему говорить о привлечении к управлению регионом местных кадров, если по факту на работу в администрацию принимается порядка 70 человек из Рязани и Москвы? Складывается ощущение, что здесь живут одни идиоты. Мне эта политика непонятна.

Что происходит в Твери? Строим 9- и 17-этажные дома. Разве мы живем в Нью-Йорке или в Гонконге? Почему не строим 5-этажные, 4-этажные дома с нормальными придомовыми территориями и парковками? Потому что каждый покупает пятачок и пытается по максимуму извлечь из него прибыль!

Хотелось бы, чтобы новое региональное правительство повсеместно установило понятные и прозрачные правила игры – для всех, без исключения. Но готовы ли мы сами, каждый из нас, принять эти правила? Или всё-таки хотим преференций?

О каком развитии региона можно спорить, если цены на энергоносители у нас до сих пор самые высокие в России? Возьмем Иркутскую область, которая не участвовала в приватизации по Чубайсу: тариф для населения там составляет 45 копеек, для юрлица – 2 рубля 50 копеек. То есть любое энергоемкое производство сегодня выгоднее увести из нашего региона и разместить в Иркутске, даже с учетом трат на перевозки это будет в разы выгоднее!

Если мы заводим в город «ЛеруаМерлен», «Ашан» и прочие гипермаркеты, значит, предпочитаем развиваться по американскому сценарию. А если хотим стать частью Европы, то должны понимать, что магазинов такого формата там нет и никогда не было.

Почему на стадии проектирования, к примеру, микрорайона «Радужный», не были предусмотрены первые этажи как нежилые? Это ведь тоже создание инфраструктуры, но не на средства муниципалитета, а за счет развития малого бизнеса! Пусть люди сами решат, что больше нужно – парикмахерская или галантерейная лавка. Если один человек создал два рабочих места – слава Богу, придут лишние деньги в бюджет! Только так можно развиваться, другого пути я не вижу.

Мы соскучились по нормальной, внятной политике – как на местном, так и на федеральном уровне. Чтобы всё было понятно, прозрачно и без «чемоданов». Надо только решить, в какую сторону мы развиваемся (как индустриальный, гуманитарный, интеллектуальный или какой город), и в дальнейшем подходить к решению любых вопросов исключительно в рамках концепции развития.

А при существующей сегодня системе управления перспектива у региона одна: через несколько лет на территории Тверской области Москвой будут построены мусоросжигательные заводы – просто потому, что площадки в Подмосковье стоят дорого.

 

Андрей Белоцерковский 
Тверской государственный университет 

Для превращения тверского региона в центр первоклассного образования, студенчества, науки и инноваций российского значения есть многое: хорошие, проверенные временем, конкурентоспособные на национальном рынке вузы, большое количество кадров высшей квалификации, выгодное географическое расположение, изумительно красивая природа, обилие земли, хорошая экология, красивый и спокойный город. Это то, что ценится выше всего образованными людьми. Достоинством является близость к нашим «пригородам», двум столицам. Доступность для приезда по любому поводу и достаточная удаленность во избежание суеты, шума, пробок и других проблем мегаполисов. Мегаполисы хороши для размещения там финансовых и культурных центров. Служение науке и образованию не терпит суеты. В развитых странах университеты и крупные научные центры никогда не строятся в больших городах, но всегда неподалеку. Нужно извлечь максимум из богатства, данного нам природой и географией. Чего же не хватает и что нужно сделать? Если коротко, то необходим серьезный подъем всей образовательной системы, благоприятные условия для привлечения (удержания) лучших молодых кадров и зрелых ученых, развития инновационного и наукоемкого производства и сферы услуг. Это включает в себя несколько элементов:

1. Повышение квалификации школьных учителей. Высшие учебные заведения (а следовательно, и регион) кровно заинтересованы в повышении уровня школьного образования и готовы серьезно заняться этим вопросом путем участия в повышении квалификации учителей-предметников, особенно в естественнонаучных и физико-математических областях, оказывая методическую и организационную помощь.

2. Региональная программа поддержки обучения наиболее способных выпускников (с максимальным баллом ЕГЭ) в тверских вузах, которая, к моему большому удовлетворению, начинает в этом году реализовываться в виде областной стипендии для таких талантов.

3. Профориентация для выбора будущей профессии. Знание своих способностей и наклонностей, степени пригодности к различным видам деятельности чрезвычайно полезно при выборе как образовательной области, так и будущей профессии. Для этого, в рамках специальной программы, можно профессионально протестировать и сориентировать всех школьников Тверской области.

4. Региональная программа реальной и понятной поддержки малых инновационных предприятий в самой различной форме – от грантов до предоставления региональных льгот.

5. И, наконец, самое главное: программа сохранения действующих, привлечении молодых и успешных научно-педагогических кадров. В нынешних условиях сами университеты, в силу ограниченных финансовых возможностей, эту задачу решить не могут, поэтому и происходит тихая деградация научного потенциала. Должна быть разработана внятная региональная программа поддержки молодых ученых (жилье, доплаты за степень) и вполне сформировавшихся научных кадров. Например, предоставление на льготных условиях участков для индивидуального жилищного строительства с подготовленной инфраструктурой. «Коттеджные поселки» молодых и зрелых ученых тверских вузов – вот лучший элемент городской среды, доказывающий серьезность отношения общества и власти к перспективе роста. Хорошим проектом могло бы стать превращение зданий Морозовских казарм в межвузовский городок студентов, аспирантов и молодых ученых. Региональная программа могла бы ввести доплату к ежемесячной зарплате каждого ученого, скажем, в размере 10 тыс. рублей за единицу индекса Хирша (объективный наукометрический показатель публикаций и цитирований в международно признанных журналах), а также поощрять ежегодные публикации в международно цитируемых журналах (что также регистрируется независимыми объективными показателями).

6. По аналогии с программой индустриализации, запущенной в нашей стране более 80 лет назад, необходимо запустить программу интеллектуализации всей страны, т.е. резкого повышения ее образовательного, научного, технологического и управленческого ценза. От нас зависит ее региональная составляющая. Здесь, как и во многом другом в современном быстро меняющемся мире, выигрывает тот, кто раньше начинает. Я бы не стал утверждать, что, стоит нам ввести предлагаемые выше меры, так сразу же наступит улучшение. Нет, результат потребует многих лет целенаправленного труда для подъема всей образовательной системы. Вот только если мы не будем этого делать, негативный результат наступит почти сразу. Если мы считаем себя созидателями, то должны сосредоточить все силы региона на построении интеллектуального плодородного слоя и тем самым – на повышении конкурентоспособности региона. Сказав «инновации», «инвестиции», «рост», «конкурентоспособность», нужно приступать к делу, т.е. серьезно вкладываться в образование и науку. 

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК