Город

 
Собачье дело автор: Михаил Флигельман

Меня укусила сука. В буквальном смысле этого слова. Я поднимался на третий этаж к родственнице, параллельно со мной шла местная собака. Она уже несколько лет после тяжелой помоечной работы отдыхала в подъезде на правах хозяйки: полаивала на двуногих, причем так серьезно полаивала – не «тяв-тяв», а громким голосом, оскаливая солидные клыки. В сочетании с клокастой шерстью, не знававшей моющих средств, и ростом 50–60 сантиметров в холке – зрелище не из приятных. А тут иду я, не проявляя никаких признаков зоофобии. Но я ей всё равно не понравился, и она укусила меня за ногу. Хорошо, что за ногу.

В масштабах города событие не весть какое. Но для отдельно взятой покусанной личности, поверьте, крайне неприятное происшествие. Так как на моем месте каждый день рискует оказаться любой житель города, произошедшее считаю общественно значимым событием и просто обязан поделиться неожиданно появившимся опытом.

После укуса собаки обязательно надо делать прививки от бешенства. В течение трех месяцев вы ходите в больницу и получаете не самые безопасные инъекции. При этом вы даете расписку, что не употребляете алкоголь. Ни одного грамма. В дачно-шашлычный период это не очень приятно.

Есть другой путь. Вы можете отыскать покусавшую вас собачку и в течение десяти дней наблюдать за ее здоровьем. Если она за это время не помрет, значит, она не бешеная, и вы можете заканчивать колоться и начинать праздновать счастливое избавление. Правда, сначала надо найти обидчицу. При наличии свободного времени это теоретически возможно: стая бездомных собак, как правило, держит территорию в 8–10 гектаров, и если грамотно ходить, то вы обязательно встретитесь. Не забудьте вооружиться, чтобы не быть покусанным во второй раз. При этом не превышайте пределы самообороны – враг нужен живой! Иначе как узнать, было у собаки бешенство или нет?

Мне было проще – я знал место дислокации противника с точностью до подъезда. Вооружившись спецсредствами, я уже собрался было на боевую вахту, но вдруг подумал: а что это я самодеятельность горожу, возможно, в ХХI веке в областном центре, находящемся в трех часах езды от столицы страны и центра её модернизации – Сколково – есть какая-то эффективная профессиональная система, если не по предупреждению, то, по крайней мере, локализации последствий укусов граждан бешеными животными. То есть я захотел, чтобы собакой занялись ветеринарные спецслужбы. Меня часто посещают нереальные фантазии.

Я начал искать. Звонил в районную администрацию и РОВД, центр гигиены и эпидемиологии, в различные ветеринарные службы, в собачьи питомники… Со мной разговаривали, как с идиотом. Не могли понять, кто бешеный – собака или уже я. В межобластной ветлаборатории сказали, что имеют дело только с трупами, а на станции по борьбе с болезнями животных заявили: «Нас физически не хватает на свиней в районе, а вы хотите, чтобы мы еще городской собакой занимались!» Я же хотел только одного: отловить собаку и сдать ее под наблюдение профессионалов.

В результате интенсивных поисков с привлечением высокопоставленных знакомых собаку изловила группа МЧС и доставила ее в городскую ветеринарную лечебницу на улице Скворцова-Степанова, где она проходит карантин по бешенству, а я ношу ей корм, чтоб не подохла от голода. Теперь у меня проблема: что делать с животным через десять дней, если она не скончается от бешенства. Выбор невелик: или дать согласие, а заодно и денег, на ее умерщвление, или забирать обратно в подъезд. Если я не приму решение, то за меня решат ветеринары – выпустят животное на свободу, и – с вероятностью больше пятидесяти процентов – через пару недель она снова будет в родном подъезде. «У попа была собака – он ее…»

Но хватит деталей, поговорим масштабно. То, что по городу ходят многие сотни, а возможно, и тысячи бродячих собак, распространяя заразу, и довольно часто нападают на людей, что у нас нет службы по их отлову, приютов для их дальнейшего содержания, писано-переписано. Отношение людей к животным – от полного обожествления до садистской ненависти – можно изучать психиатрам (взять хотя бы «мой» случай – агрессивная, грязная псина несколько лет живет в пятнадцатиквартирном подъезде).

Практически никто не следит за исполнением административного кодекса, предусматривающего ответственность граждан за неправильное содержание животных. Городские власти всех каденций на протяжении десятилетий не замечают «собачьей проблемы». У них веский аргумент: они заняты горячим водоснабжением, благоустройством дорог, общественным транспортом, а собаки…

Рефлексия слабонервных граждан их не интересует, они заботятся о нас в глобальных масштабах. Между тем, только в прошлом году в Тверской области покусано около тысячи человек (это только те, кто обратился в больницы), для тридцати человек встреча с собакой закончилась летальным исходом.

Напрашиваются очень неутешительные выводы.

1. Власти не видят проблемы, поэтому и не решают ее. Как же они тогда могут увидеть многие другие проблемы города и горожан?

2. Власти видят проблему, но не могут ее решить, потому что она им не под силу. Тогда под силу ли им решить более «крупные» проблемы города?

3. Власти видят проблему, но не «парятся», так как лично их она не касается – передвижение на машине от подъезда к подъезду исключает, как они, по всей видимости, думают, нападение собак.

Других вариантов просто нет. Любое из трех предположений не делает чести власти. Однако относительно пункта 3 хотел бы дать пояснение-предостережение. Это большое заблуждение, что можно отгородиться от социума «районированным» жильем, персональным транспортом, личной охраной и т.д. Бешеному животному на это наплевать (а слюна опасна), может наброситься на кого угодно и в любом месте. В прошлом году перед предполагаемым посещением Президентом РФ Дмитрием Медведевым тверской гимназии №?12 в рамках режимных мероприятий была отловлена стая одичалых собак, обитавших вокруг учебного заведения. Президент школу так и не посетил, на месте отловленных животных теперь обитает новая стая. Видимо, до следующего визита.

Какой россиянин не закипает гневом, когда слышит поклеп на нашу страну – мол, у них там медведи по улицам ходят. А если вдуматься, такой ли это поклеп: чем бездомные одичалые собаки лучше медведей? Просто у нас глаз замыленный, и мозг не фиксирует вопиющих дикостей: собаки на улице и в подъезде, помойки в лесу, дыры на асфальте… И очень невысокий уровень уважения к человеческой личности. А уж о собачьей говорить не приходится.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий