Культура

 
Цирк да и только? автор: Татьяна Куюкина
В последнее время в Твери активно устанавливаются новые памятники, мемориальные знаки, стелы. Как правило, они посвящены одной теме. Создается впечатление, что, кроме как своей военной историей XX века, нашему городу больше нечем гордиться. Неискушенному обывателю может показаться, что в иные времена Тверь как бы и не существовала: на этот счет в своем нынешнем виде наш город не дает никаких «исторических» подсказок. А где же императорская или средневековая Тверь? Сегодняшние улицы не носят знаменитых тверских имен из прошлого. Главные архитектурные достопримечательности — трехлучие и «единая фасада» набережной — неухожены, а их функциональная нагрузка хаотична. Исторические памятники тонут под грузом крикливой рекламы. О том, что Тверь — один из старейших и красивейших городов России с богатой драматической и славной историей, остается только догадываться...
Комментарии
 
Андрей Белоцерковский
Ректор ТвГУ
Я считаю, что каждый новый план реконструкции городской среды не должен исходить из разрушения среды уже существующей. Конечно, на чистом листе легче рисовать, но город – с его многообразием стилей и субкультур – слишком сложный организм, чтобы каждый раз его выстраивать по?новому. Так не происходит в сложных природных экосистемах, так не происходит и в европейских городах. На карте Парижа, например, в названиях улиц и площадей сегодня мирно сосуществуют имена Бурбонов с Робеспьером и Бонапартом, несмотря на смертельное противостояние этих исторических лиц в прошлом и разное к ним отношение в прошлом и настоящем. Поэтому, на мой взгляд, правильнее не разрушать или переносить существующие памятники, а ставить новые. Единственное требование – чтобы это было красиво и обогащало довольно скудную нашу городскую среду. В первую же очередь, на мой взгляд, необходимо сделать то, что больших средств не требует. Навести чистоту, покрасить фасады и посадить много-много цветов. Визуальная среда очень важна. Поддерживая ее, дальше заниматься более крупными инфраструктурными и архитектурными проектами. Грязный, пыльный и неухоженный город не может быть красивым при любом количестве и расположении памятников. Засаженные травой газоны, цветы и чистота – это необходимый минимум уважения к самим себе и соседям. Это, еще раз повторяю, не требует больших финансовых затрат, но требует немалых усилий и изменения отношения.
Комментарии
 
Владимир Боярский
Директор Тверской областной академической филармонии
Уже долгое время буквально во всём люди и власть не могут найти общего языка. В городе один за другим появляются памятники, и их установка вызывает много вопросов. К примеру, «воткнули» Лемешева на Трехсвятскую – разве это место для такой фигуры? Неужели нельзя было посоветоваться? Та же история вышла с Кругом. Теперь заговорили о том, куда бы пристроить стелу в честь Города воинской славы – на Театральную площадь или рядом с памятником Карлу Марксу? На мой взгляд, оба варианта неприемлемы. Ставить военный памятник рядом с бюстом Пушкина, напротив театра и филармонии, – просто немыслимо! Кстати, он смотрелся бы напротив здания Законодательного собрания.
Что касается исторического центра, необходимы две вещи: специальный закон, до мельчайших подробностей прописывающий правила содержания памятников архитектуры, и появление в городе настоящего Хозяина, готового навести порядок в прямом и переносном смыслах – так, чтобы людям было удобно и уютно.

Свою точку зрения – как сделать «работу над ошибками» – изложила «ТЗ» директор Тверской областной картинной галереи Татьяна Куюкина.

– Каждому жителю Твери со школьной скамьи известно, что мы живем в городе, отстроенном в камне по приказу императрицы Екатерины Великой лучшими архитекторами XVIII века – с эталонной планировкой, которая есть лишь в Риме, Версале, Санкт-Петербурге и…

– Да, но это превратилось в некий штамп, расхожую фразу, произносимую автоматически и не ставшую поводом для гордости за уникальность и красоту родного города, а тем более – импульсом к сбережению этой самой красоты и уникальности. Кроме узкого круга специалистов, в настоящее время, к сожалению, мало кто понимает, как (и почему не иначе) была спланирована когда-то Тверь, что она из себя представляла когда-то, и кому мы должны поклониться за всю эту красоту.

Страшный пожар 1763 года был большой бедой для нашего города, но благодаря амбициям Екатерины II и таланту зодчего П. Никитина обернулся неожиданной удачей. Тверь, обретя новую «внешность», стала символом модернизации страны, европеизации ее облика, образцовым городом для губернских городов России, и если хотите – с этого момента начался новый расцвет города, поддержанный впоследствии четой Ольденбургских и длившийся не одно десятилетие.

Любой город застраивается по определенной логике: функциональные и смысловые пространства старых русских городов были организованы разумно и удобно в соответствии с главным законом градостроительства и архитектуры, объединявшим в единое целое «пользу, прочность и красоту». Эта классическая формула Витрувия, кажется, подзабыта сегодня в новой России, хотя могла бы быть нам весьма полезной сейчас.

К нынешнему дню выжили «единая фасада», «трехлучие» да названия улиц, связанные в основном с рабочими профессиями: Рыбацкая, Серебряная, Медниковская… Когда?то здесь жили и занимались своим ремеслом люди соответствующих профессий. Но большинство старых наименований утрачено. Древнюю традицию было бы неплохо поддержать и сегодня – как минимум, вернув улицам их исторические названия и установив памятные доски знаменитым тверичам. И это, я думаю, «расширило» бы историческую часть города, сделало бы ее более информативной, понятной – одним словом – «читаемой», что ли.

Свою историю надо уважать в целом, не вырывая из нее отдельные страницы, которые по какой-то причине нам не нравятся сегодня или кажутся не важными. На мой взгляд – это аксиома.

– Сейчас власть, вроде бы, пошла по пути преобразований: реставрируется Императорский дворец, обещают отремонтировать набережную Степана Разина, ищут инвестора для реконструкции Речного вокзала. Памятники получат новую жизнь – некое новое смысловое наполнение, функционал. А как можно было бы использовать главную архитектурную ценность Твери – «трехлучие»?

– Это большая территория, внутри которой люди могут проводить время, и, следовательно, здесь должно быть связано воедино многое – по моим ощущениям, в первую очередь всё то, что касается культуры, искусства, комфорта. Хочется, чтобы центр города был не будничным и отчасти даже беспечным, чтобы были небольшие пятачки для уличных музыкантов, зеленые зоны – не только Городской сад, но и небольшие цветущие островки между строениями с одной-двумя скамейками, где человек может присесть и отдохнуть, задуматься, что?то вспомнить…

К тому же нужно дать людям некие подсказки, где и какой досуг они могут найти: тут – библиотека, театр, там – кафе, клуб, филармония, а в соседнем квартале – музей и сувенирная лавка. И каждый, кто попадает сюда, сможет свободно ориентироваться. Европейские города, послужившие прообразом Твери, поступают именно так.

Пространство «трехлучия» должно быть наполнено теми учреждениями и фирмами, которые не только отвечают максимально широкому спектру культурных потребностей горожан, но и поддерживают своими услугами прекрасный облик его архитектуры. В идеале, здесь неплохо было бы ввести некий особый «режим использования», своего рода «режим ограниченного усовершенствования» или хотя бы ужесточить контроль над тем, что происходит со смысловым содержанием и внешним видом исторических улиц.

Понятно, что все стремятся обосноваться в центре, но когда мы теряем императорскую Тверь за бесконечными «империями плиток, белья и обуви», это неправильно. Здесь должна быть высокая арендная плата, возможно, конкурс по содержанию и имиджевому соответствию и, конечно, единый для всех фирм и организаций принцип – «не навреди архитектуре».

Необходимо прекратить впихивать все подряд памятники в эту часть города. Она уже сейчас достаточно насыщена объектами монументальной пропаганды. Не буду говорить об их художественных достоинствах – как правило, они носят типовой, а не уникальный характер, в отличие от того городского пространства, в котором поставлены (сейчас муссируется очередная такая идея установки типовой стелы в честь звания Города воинской славы между бюстами Маркса и Пушкина!).

Но заметьте, что среди пластических объектов центра нет ни одного памятника, который бы напоминал о создателях классической части Твери. Поэтому отступлением от этого моратория должен, на мой взгляд, стать памятник Екатерине Великой, исконное место которого – в «трехлучии». Именно здесь когда-то благодарные горожане и устанавливали памятники императрице. До 1917 года их было четыре, сменивших друг друга. Первый уничтожил, став императором, ненавидевший мать Павел I – тоже пытался переписать историю!.. Да и Никитина с Росси не лишне было бы вспомнить.

А пока, к нашему стыду, память об императрице и замечательных зодчих, отстроивших Тверь, хранят лишь экспонаты музейных коллекций: Екатерининский дворец обветшал, улица, носившая ее имя, переименована в Советскую, и в открытом пространстве города нет ни одного памятного знака тем, кому мы обязаны уникальной архитектурой и богатейшим историческим наследием нашего края. Зато в исторической части города есть памятник Михаилу Кругу: поклонниками которого был ограниченный круг специфической публики, да и родился то он, и жил в другом месте!

А Пролетарка? Там, насколько помнится, кроме подписания «Договора тысяч» происходили и другие славные события. Или, к примеру, Московский район, на территории которого расположено старинное Смоленское кладбище. На нем похоронена почти вся Тверь XIX века – огромное количество известнейших людей, оставивших след в нашей истории! Среди них герои войны с Наполеоном и солдаты, освобождавшие Калинин в декабре 1941 года. Так почему же новый мемориал так жестоко рассортировал лежащих в этой земле? Только потому, что участники войны 1812 года не могут сегодня ходить по кабинетам и ходатайствовать об установке памятника ее ветеранам? Или потому, что потомки, и в первую очередь те, кто чтит воинские традиции Отечества, забыли о своем долге? Очевидный пример того, как стирается память, если ею пренебрегать.

Новые районы нуждаются в своих символах ничуть не меньше центра, как мне кажется.

– В процессе любого планирования очень важно понимать, за что браться в первую очередь, в какой последовательности продолжать, к чему в итоге нужно прийти…

– Масштабные проекты, как правило, требуют серьезной подготовки и больших усилий во всех смыслах этого слова. Ведь неслучайно в последние годы провинциальные города так настойчиво «поднимают» в своей истории всевозможные памятные даты – под них можно соединить разные источники финансирования, привлечь, в том числе и федеральные, средства. Денег «на всё» не хватает никогда.

Но есть вещи, которые не требуют больших затрат или которые можно осуществлять последовательно, постепенно. В этом смысле я бы как раз выделила такие, как наведение порядка в наружной рекламе, освещение исторического центра, подсветка наиболее значимых памятников архитектуры в вечернее время, разработка и постепенное осуществление мемориальной программы и неукоснительные требования к собственникам зданий о приведении в порядок фасадов.

За тем, что делается в центре города, необходим профессиональный контроль, в том числе и за направлением расходования средств. Мне, например, трудно представить себе архитектора-профессионала, который разрешил установить в центре старого города эти немыслимые оранжевые урны, способные оживить разве что дворик, где прогуливаются арестанты. Вроде бы, мелочь, но зачем тратить средства на то, что портит вкусы и нравы?

Старинный город может просвещать людей сам по себе – но только если сохраняет соответствующие знаки. И если мы относимся к истории уважительно, то каждый находит свою причину для того, чтобы его любить. Сейчас в Твери почти нет этих «подсказок» – их уничтожил XX век, а мы со свежей страстью подхватили этот процесс и, более того, – создаем новые, ложные, всё больше запутывающие нас символы. Ведь в той или иной степени Тверь запечатлела все этапы развития Российского государства, но многие ли из ныне живущих в городе способны это прочесть?

– Город – как культурное пространство: чего не хватает, что есть, но функционирует не так, как должно?

– Существует двойная проблема, а вернее, обстоятельства лишь отчасти объективные.

Времена изменились, люди устали, появилась определенная леность. От обилия проблем, от количества страшных событий, которые происходят в России и мире, люди стараются «уйти в раковину», и выходов в общественное пространство становится всё меньше. В обществе очевидна новая тенденция – на смену стремлению к культуре приходит жажда развлечений. Это, конечно, временно, но если сегодня спросить у тверитян, куда они готовы пойти в выходной день, большинство ответит: «В цирк».

С другой стороны, за спиной учреждений культуры несколько десятилетий, в течение которых на них не обращалось никакого внимания, не вкладывалось денег в реконструкцию, оснащение, новые технологии, в обновление музыкальных инструментов или музейных экспозиций и т.д. Для того чтобы быть устойчиво интересными публике XXI века, необходимо создавать и постоянно обновлять формы общения с публикой, а у нас подчас, кроме сайта, нет для этого никаких инструментов.

Все учреждения культуры экономят на рекламе. Мы не можем позволить себе больших баннеров и «флажковых километров», настойчивой рекламы в СМИ. За это нужно отдать немалые суммы так трудно заработанных денег. (Входной билет для школьников в наши музеи стоит 10 рублей; дешевле только пачка спичек. А посетителей, имеющих право бесплатного входа, более 40?% из общего числа.)

Сегодня за впечатлениями мы отправляемся в дальние путешествия, по видимому, полагая, что здесь их не найти. Любопытство к новым берегам для населения еще недавно столь закрытой страны вполне естественно. Но Тверь в историческом или культурном смысле ничем не уступает любому европейскому или южному городу. Мы проигрываем лишь в плане туристической инфраструктуры: не хватает гостиниц разного класса, разностильности кафешек, информации, событийности, есть проблемы с транспортом и т.д. Иногда это становится решающим, например, если поздно вечером не на чем добраться от филармонии до дома…

– Что ищет в чужих краях человек, уезжающий за прекрасным? Качества жизни, «красивой обложки» или чего?то большего?

– Красивой обложки?то у нас нет точно, к тому же «там хорошо, где нас нет». Долгое время мир был закрыт от нас, и теперь мы испытываем к нему вполне естественные интерес и любопытство. Но я заметила: даже не очень образованные граждане, приезжая, скажем, в Испанию, обязательно отправляются в музей смотреть Сальвадора Дали – потому что его все знают. А о том, что на самом деле художников гораздо больше и что они есть и у нас, и не худшего уровня, люди просто не догадываются.

– То есть должна вестись пропаганда города для горожан?

– Конечно. Особенно в наше время, потому что раньше эти вещи в обществе воспитывались, а теперь никто этим не занимается. В Твери есть все страницы российской истории, их просто нужно отметить! Тогда и «трехлучие», и район Белой Троицы, и Отроч монастырь, и знаменитый леонидовский Дворец пионеров, и всё остальное будет говорить само за себя!

Еще пару десятилетий тому назад в городе существовала замечательная организация, называвшаяся «Калининское бюро путешествий и экскурсий». Деятельность его была многообразна, но в контексте нашего разговора особенно хотелось бы вспомнить одно направление: немыслимое количество экскурсий и тематических маршрутов, которое проводили его сотрудники в нашем городе для любых категорий слушателей. Эта услуга существовала не только для гостей города, но прежде всего – для его жителей. А школы использовали эту возможность в своих программах в обязательном порядке.

В дневное время я не помню площадь Революции пустующей. Сейчас в тех сотнях туристических агентств нашего города много ли мы найдем людей, способных хоть пару слов рассказать о Твери, не говоря уже о том, чтобы привезти сюда группы туристов? Не сомневаюсь, что традицию живых рассказов о живой истории необходимо возрождать. Например, попробовать сначала в День города собрать желающих, затем ввести в школьные программы по краеведению или истории…

– Ощущения директора музея: после многих лет застоя что?то начинает меняться?

– Да сдвиг очевиден. Последние 15 лет мы только и слышали: «Подождите, отреставрируем дворец, займемся вашими филиалами…», и ничего не происходило, за исключением бесконечных интриг, ставшего дурной традицией недофинансирования или неосвоения средств, усложнения музейного бытия в рушащихся зданиях и километров переписки.

Сейчас мы ведем проектирование по своим филиалам, планируем строительство специализированного фондохранилища для нас и объединенного музея, продвигаем эти проекты, и даже в давней истории с реставрацией Императорского дворца и деньгами Всемирного Банка появилась определенная конкретика. На сегодняшний день наш дворец включен в программу сохранения исторического и культурного наследия Международного банка реконструкции и развития, и областная администрация уже начала осуществлять свою часть этой программы – реставрация офицерского корпуса практически завершена.

Недавно во всех музеях страны были завершены проверки, которые подтвердили необходимость создания единого Государственного электронного каталога музейного фонда России. Мы в этой связи уже открыли свой региональный центр – он даст нам великолепные возможности по учету, контролю и юридической защите коллекций, хранящихся на территории нашей области. Учимся по-новому работать с посетителями, особенно с детьми. Но по-прежнему катастрофически не хватает выставочных площадок, особенно в районах области, есть проблема с кадрами.

– Что будет происходить с дворцом: когда жители города смогут зайти, скажем, хотя бы в левое крыло?

– Я думаю, сразу во все помещения дворца посетители смогут зайти не позднее 2015 года, когда будет не только отреставрировано здание, но и полностью восстановлена экспозиция, оснащенная новым оборудованием. Пока же большая часть вещей уйдет в фондохранилища. Но мы рассчитываем подобрать в Твери рабочую площадку, на которой будем проводить выставки. Планируем много ездить и показывать коллекцию за пределами области, сейчас ищем возможности организации музейных выставок в наших районах.

Вопрос переезда и перемещения коллекции встанет ребром, видимо, в начале следующего года – серьезная ситуация, справиться с которой нам помогут специалисты Всероссийского художественно-научного реставрационного центра им. академика Грабаря. Мы завершим к этому времени подготовку экспонатов к транспортировке. Пока нет полной ясности с помещением, в которое будем переселяться, но, думаю, в ближайшее время определимся и с этим.

– Сейчас в России происходит активная миграция чиновников – их перебрасывают с места на место, полагая, что топ-менеджер может решать проблемы любой сложности в любом месте. Должен ли человек быть хорошо знаком с историей и культурой региона, которым он руководит? Уровень наших чиновников позволяет им понимать, чем они управляют?

– Часто – нет, хотя бывают разные. Ведь сегодня «менеджер» – это как раньше «инженер». Подразумевай что хочешь. К тому же они часто меняются, не успеваешь запоминать фамилии. Конечно, постоянная ротация необходима, но мне кажется, что в управлении нужно находить какое?то равновесие между людьми коренными и извне. Думаю, неплохо бы при приеме на работу проводить некое тестирование по истории того края, в который они приходят работать, чтобы им же было легче взглянуть на область не снаружи, а изнутри. Знание чиновниками истории, культуры и «традиционного характера», присущего территории, я считаю важным.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК