Образование

 
Об образовании замолвите слово автор: Андрей Белоцерковский
Приближение выборов любого уровня всегда резко увеличивает как количество тем для публичного обсуждения, так и количество желающих их обсудить. Кандидаты от различных партий выступают с программами улучшения дел в сельском хозяйстве, промышленности, ЖКХ, различными вариантами поддержки социально незащищенных слоев нашего общества. Степень кардинальности предлагаемых решений различна, так же как и обещаемые улучшения.
 
Все кандидаты в депутаты беспокоятся больше всего о социально незащищенных слоях населения. Надо понимать, что, заботясь только о них, мы их постоянно и воспроизводим. Нужно думать и о тех, кто создает будущее, т.е. о научно-педагогических и инновационных кадрах региона.
 

Меня не покидает ощущение, что чем радикальнее предлагаемые преобразования, тем дальше они от реальности, тем ближе к области фантазий, часто, впрочем, весьма популярных. Оставляю на совести кандидатов фантастичность предлагаемых проектов, даже допускаю, что они искренне верят в возможность их реализации.

Просто некоторым из них никогда ничего подобного в реальной жизни не приходилось делать. Ведь реальная жизнь имеет свои законы, системные и ресурсные ограничения, которые проявляют себя опытным путем, а без опыта могут быть просто неизвестны конкретному человеку. «Снизим тарифы, повысим зарплаты, пенсии, социальные выплаты и льготы, накажем чиновников, поднимем промышленность» — и все это в короткое время в отдельно взятом, не изолированном от страны регионе.

Я уже не один раз, в том числе и на страницах этого журнала, говорил о том, что незнание или непонимание законов не освобождает от их неприятных последствий, какими бы наилучшими и искренними намерениями мы ни руководствовались в нашей деятельности. Непонимание или незнание законов не освобождает от ответственности не только в юриспруденции, но и в физическом или социально-экономическом мире. Например, незнание третьего закона Ньютона не избавит от неприятных ощущений во лбу, если им стукнуться об стену.

Точно так же незнание простого экономического закона о соотношении цен и конкуренции не избавит от неприятных и неожиданных последствий административного регулирования цен. Цена служит лакмусовой бумажкой состояния конкурентной среды. Если цена завышена — это сигнал о проблемах в конкурентной среде, наличии каких-то административных барьеров или помех. Правильная реакция — искать и ликвидировать эти барьеры. Вместо этого мы бросаемся на лакмусовую бумажку и в приказном порядке запрещаем ей менять цвет. Не возникает неприятных ощущений во лбу? Законы нужно знать — как физические, так и экономические, только это позволяет двигаться вперед. Вне зависимости от того, приятны они или нет.

Всегда вспоминаю пример Аристотеля — великого древнегреческого философа и ученого. Им была создана физика — наука о движении, которая очень логично и интуитивно понятно постулировала основные законы мироздания. Его учение не подвергалось сомнению и признавалось всеми почти 2000 лет, вплоть до средних веков. Интересно, что при этом оно было абсолютно ошибочным во всех постулатах! Только гений Ньютона навел в этой области знаний порядок, что, кстати, сразу дало толчок цивилизации машин и механизмов, основанной на открытых им законах классической механики.

Господствуй до сих пор воззрения Аристотеля, мы и сейчас ходили бы пешком. Точно так же и с экономическими и общественными законами. Это является областью науки и образования. Вот, собственно, об этом и хочется сказать в настоящей статье. Именно состояние образования в регионе, его количественный и качественный уровень, определяет успешность (или отказ от пустой траты сил) социально-экономического развития региона, его конкурентоспособность на российском рынке.

Конкурентоспособность — это самое главное, что сегодня определяет потенциальный уровень благосостояния в регионе, и всю энергию необходимо направлять именно на ее повышение. А это как раз то, что создается образованием и наукой. Поэтому я бы вместо многих предложений в разных областях основное внимание посвятил именно первоочередным вопросам развития образования и науки в нашем регионе, понимая, что именно это может системно изменить ситуацию и во всех других областях. Кроме того, при всём разнообразии тем, об образовании как раз никто и не говорит.

А что вообще можно сделать на региональном уровне? Ведь возможности для маневра в регионе ограничены, с одной стороны, федеральными законами, а с другой, — региональным бюджетом. Это, конечно, очень небольшая степень свободы, именно поэтому здесь никакие радикальные изменения и не возможны, они упрутся или в первое, или во второе ограничение. И все-таки даже на региональном уровне изменение ситуации возможно, если использовать теорию «малых дел». Приведу несколько примеров таких малых дел в области образования, которые при систематическом применении могли бы дать ощутимый результат в обозримом будущем. А, как я уже говорил, изменив ситуацию в образовании, можно ее менять и во всём остальном.

Итак, у нас в регионе нет ни нефти, ни газа, ни других ценных полезных ископаемых. У нас, правда, есть прекрасная природа, много земли. В Японии, например, ситуация намного хуже. Там нет ни полезных ископаемых, ни земли. Население — равное населению России, разместившееся на маленьких островах, две трети которых покрыты горами и не пригодны для жизни и экономического использования. Да еще высокая геологическая активность, постоянные землетрясения, цунами (японское слово), тайфуны (тоже японское слово).

В чем же секрет этой страны, до второй мировой войны даже не входившей в число великих держав, сильно пострадавшей в этой мировой войне, более того, ее с позором проигравшей? В ставке на качество «человеческого капитала», что в современной экономике играет решающую роль. А качество это достигается беспрецедентным вниманием к образованию и прикладной науке. Высшее образование в Японии де-факто уже давно стало всеобщим. Там очень давно построено свое «Сколково», наукоград Цукуба, имеющий филиалы во всех крупных университетах и исследовательских подразделениях компаний. Именно ставка на образование, постоянное повышение его количества и качества в сочетании с прагматизмом и трудолюбием, — вот секрет успеха страны, казалось бы, обреченной историей и географией на прозябание. Кстати, теория «малых дел» — тоже японский термин, вошедший в языки мира как кайдзен.

От чего зависит качество высшего образования? Конечно, от уровня государственных требований, от уровня конкретного университета, его кадрового и научного потенциала. Но только ли от этого? ТвГУ — старейший и крупнейший классический университет региона — всегда делал ставку на качество подготовки своих выпускников, их «трудоустраиваемость» и конкурентоспособность. Так вот эти параметры напрямую зависят от качества наших студентов на входе, т.е. от уровня их школьной подготовки.

Университет (а следовательно, и регион) кровно заинтересован в повышении этого уровня и готов серьезно заняться этим вопросом путем участия в повышении квалификации учителей-предметников, особенно в естественнонаучных и физико-математических областях, оказывая методическую и организационную помощь. У нас есть для этого находящиеся на переднем фронте науки кадры, методические разработки, современное оборудование, инфраструктура, а главное — мотивация. Чего же не хватает? Региональной программы, финансируемой из регионального бюджета, целью которой явилось бы, например, измеряемое повышение среднего балла ЕГЭ, скажем, на 5 пунктов в течение двух-трех лет.

Что бы ни говорили о ЕГЭ, в среднем его значение объективно (и не всегда лицеприятно) отражает уровень подготовки в конкретной предметной области в регионе, районе, школе. В такой программе университет с удовольствием бы поучаствовал. Сегодня даже желающие прийти к нам на переподготовку школьные учителя не могут этого сделать, т.к. существует специально созданный областной институт повышения квалификации, не обладающий университетскими кадрами. В существовании такой структуры ничего плохого нет, только в интересах региона нужно не просто ставить галочку о прохождении курсов повышения квалификации каким-либо учителем, а реальное — наблюдаемое и измеряемое — повышение среднего балла ЕГЭ. Без региональной целевой программы это остается невозможным, и мы вынуждены доучивать наших первокурсников по школьной программе, теряя драгоценное время.

Даже если бы нам удалось резко поднять уровень ЕГЭ в регионе и выбиться в лидеры, возникает следующая проблема. Наиболее сильные выпускники школ с высоким баллом ЕГЭ уезжают в Москву и Санкт-Петербург, легко поступая в ведущие вузы. Демографическая «яма» и низкий конкурс облегчают эту задачу. Хорошо это или плохо? Для ребят, может быть, и неплохо, если они поступают в МГУ, МФТИ, МИФИ, ВШЭ или СПбГУ. А вот многие другие московские и питерские вузы по различным параметрам и рейтингам уступают ТвГУ и некоторым другим сильным региональным вузам. Иначе говоря, более качественное образование можно получить в Твери.

Например, средний балл ЕГЭ поступивших на факультет ИЯМК в ТвГУ в 2010 г. оказался выше среднего балла ЕГЭ поступивших на факультет иностранных языков СПбГУ. Средний балл ЕГЭ на нашем юридическом факультете выше, чем в знаменитой Московской юридической академии им. Кутафина. Это признание качества ТвГУ. Но ребята всё равно уезжают, привлекаемые огнями мегаполисов. Еще раз говорю: для некоторых ребят это, может быть, и неплохо. Только вот в регион они вряд ли когда-нибудь вернутся, отдавая свои способности и знания в каком-либо другом месте. Иначе говоря, это потеря для области наиболее способных кадров. Надо либо создавать условия для привлечения способных и талантливых из других регионов, либо не отпускать своих. Лучше, конечно, и то и другое.

Что же делать? Нужна региональная программа поддержки обучения наиболее способных выпускников (с максимальным баллом ЕГЭ) в тверских вузах. Это может быть реализовано в виде областной стипендии для таких талантов, присуждаемой на основе набранных баллов ЕГЭ. Еще одно «малое дело», которое бы работало и на престиж регионального образования, и на сохранение талантов.

Другое «малое дело», касающееся профориентации или выбора будущей профессии. Все мы имеем разные врожденные способности и таланты, различные стили, темпы, способности к обучению. У всех есть сильные и слабые стороны. Знание своих способностей и наклонностей, степени пригодности к различным видам деятельности чрезвычайно полезно при выборе как образовательной области, так и будущей профессии. Если бы какой-то волшебник мог объяснить каждому школьнику — на что он способен, в каком направлении он добьется наибольшего успеха в жизни!

Очевидно, многие из нас стали бы более успешными, в полной мере реализуя свои способности и склонности. И регион от этого только выиграл бы. Вот только где взять такого волшебника? Ответ известен — в ТвГУ! В нашем центре «Профкарьера» используются самые передовые в мире на сегодня методики психологического тестирования, диагностирования и консультирования. Все, кто проходит эту непростую и длительную процедуру, узнают о себе много нового и полезного. Для того чтобы можно было профессионально протестировать и сориентировать всех школьников Тверской области, нужна небольшая региональная программа. Ее реализация повысит качество человеческого потенциала нашей области.

Это мы рассматривали ситуацию на входе в университет. В такой же степени на качество образования влияет спрос на хороших выпускников, т.е. ситуация на выходе. Качество образования стимулируется спросом на высококвалифицированных специалистов. Высококвалифицированные специалисты требуются в наукоемком производстве. Т.е. университет (а следовательно, и область) кровно заинтересован в создании спроса на высококвалифицированные кадры, т.е. в развитии наукоемкого производства и бизнеса. В том числе — путем создания малых инновационных предприятий.

У нас их уже создано три, на подходе еще несколько, только вот условий для их успешной деятельности нет. Необходима региональная программа реальной и понятной поддержки таких предприятий в самой различной форме — от грантов до предоставления региональных льгот. Это, конечно, наиболее сложный вопрос. Дело, скорее, в отсутствии внятной долгосрочной стратегии развития региона, на основании которой можно было бы планировать опережающую подготовку кадров.

Постановка задачи, разработка научной и экспертной апробации и официального принятия такой стратегии — одна из важнейших региональных задач. Обсуждаемый в настоящее время проект «Гуманитарное Сколково» в Твери и авторитет его автора М. Гельмана, подтвержденный успешной реализацией предыдущих проектов, мне лично очень нравится как реальное и перспективное направление развития нашего города.

Как я уже говорил, в странах, успешно развивающихся при полном отсутствии природных ресурсов, основная ставка сделана на образование и науку. В этой схеме основным элементом становится наличие первоклассного университета, в котором осуществляется как генерация новых знаний и технологий их применения и распространения, так и подготовка «рабочей силы», готовой новые знания осваивать и использовать. В нашей стране наиболее ярко выраженным примером региона, сделавшего ставку на науку и образование, является Томская область. Хотя, для чистоты сравнения, все-таки придется признать, что в том регионе есть еще и полезные ископаемые, добыча и переработка которых вносит вклад в ВРП.

«Первоклассность» университету обеспечивает высокое качество профессорско-преподавательского состава, их активная вовлеченность в фундаментальные и прикладные исследования и разработки. Это качество создается десятилетиями и является, пожалуй, одним из самых ценных и легко растрачиваемых фундаментальных элементов хорошего университетского образования. Иначе говоря, наличие активно действующих в науке преподавателей является критическим для функционирования всей системы образования, науки и инновационного развития региона. Да, мы знаем — «кадры решают все». Речь идет о сохранении действующих, привлечении молодых и успешных научно-педагогических кадров.

В нынешних условиях сами университеты, в силу ограниченных финансовых возможностей, эту задачу решить не могут, поэтому происходит тихая деградация научного потенциала. Если провести аналогию с добывающей отраслью, это как износ насосов, качающих нефть. При всем богатстве месторождения добыча падает, и в конце концов — с полным износом насосов — прекратится. В нефтегазовой области всем понятно, почему нужно поддерживать в порядке оборудование — в этом кровно заинтересованы регионы, куда идут налоговые поступления, пропорциональные добыче. В абсолютно аналогичной ситуации, когда вместо нефти — вещь куда более важная в XXI веке — знания и кадры, регионы смотрят на износ основных фондов спокойно. Если регион понимает, что его будущее прямо зависит от деятельности «добывающей» знания инфраструктуры, он в эту инфраструктуру должен вкладываться.

Все кандидаты в депутаты да и наши властные структуры беспокоятся больше всего о социально незащищенных слоях населения. Надо понимать, что, заботясь только о них, мы их постоянно и воспроизводим. Обязательно нужно заботиться и о тех, кто создает будущее, т.е. о научно-педагогических и инновационных кадрах региона. Здесь тоже должна быть внятная региональная программа поддержки молодых ученых (жилье, доплаты за степень) и вполне сформировавшихся научных кадров. Научная и публикационная активность сегодня измеряется независимыми наукометрическими показателями, здесь никого не обманешь. Региональная программа могла бы ввести доплату к ежемесячной зарплате каждого ученого, скажем, в размере 10 тыс. рублей за единицу индекса Хирша (объективный наукометрический показатель публикаций и цитирований в международно признанных журналах).

Это очень небольшая нагрузка на областной бюджет (поскольку у нас в регионе ученых с индексом Хирша больше нуля можно сосчитать по пальцам) была бы направлена на закрепление и привлечение способных к науке людей. Сегодня цепочка — от фундаментальной науки к реальному сектору — страдает не только от отсутствия соответствующей инфраструктуры. Главным образом она страдает от отсутствия идей, т.е. слабости самой науки. Действительно, многие способные люди занимаются другими областями деятельности (что, безусловно, хорошо для этих областей) или уезжают из нашего региона в поисках большего признания своих научных достижений. 

Я бы не стал утверждать, что, стоит нам ввести эти меры, сразу же наступит улучшение. Такое утверждение было бы в духе выступлений многих сегодняшних кандидатов в депутаты, щедрых на обещания и не очень богатых конкретными примерами достижений в реальном, не теоретическом, мире. Нет, результат потребует десятилетий целенаправленного труда в этом направлении. Научные школы, как плодородный слой, создаются очень долго. Разрушаются же почти мгновенно. Если мы считаем себя созидателями, то должны сосредоточить все силы региона на построении такого интеллектуального питательного слоя и тем самым — на повышении конкурентоспособности региона. И давайте забудем про те секторы экономики, которые никогда не станут конкурентоспособными в современных условиях без огромных внешних затрат.

Такие затраты как раз и будут пустой тратой ресурсов, т.е. свидетельством нашего низкого количественного и качественного образовательного ценза. Вместо субсидирования дня вчерашнего давайте лучше инвестировать в завтрашний.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий