Ситуация

 
Об аномалиях и норме
С Новым годом, с новыми рисками!
автор: Андрей Белоцерковский
Хаос – это порядок, который нам непонятен.
Генри Миллер
 
Обратите внимание на сообщения о количестве погибших в наводнениях, скажем, в Германии и Пакистане или в землетрясении одинаковой силы в Китае и Японии. В Гаити землетрясение уносит жизни 250 тысяч человек, а землетрясение точно такой же силы в Лос-Анджелесе – 10 человек.
 

Наступает сентябрь, месяц особый во многих отношениях. Для меня, как и для всех тех, кто связан со сферой образования, это начало нового учебного года. Нового во всех отношениях. Для остальных сентябрь – это возвращение из отпусков, переезд с дачи, смена тактики работы с клиентами, отправка детей в школу или вуз, наконец, возврат к реальности после летнего снижения темпа жизни. Недаром во многих культурах (как и когда-то на Руси) первым днем нового года считалось 1 сентября. Хочу поздравить всех с Новым годом, или, как говорят и пишут политкорректные американцы по поводу любого праздника, сезонные поздравления! Сезон новый, а во многом – просто возврат к норме, в том числе, и климатической. Вот как раз отклонение от климатической нормы, наблюдавшееся в минувшем июле-августе, а также вызванные этим отклонением последствия, и навеяли несколько соображений, которыми бы хотелось поделиться.

По современным представлениям, развитие открытых сложных нелинейных систем, к которым можно относить социально-экономические и экологические системы, проходят через последовательность точек ветвления (бифуркаций). В точке бифуркации возникает критическое рассогласование между меняющимися внешними воздействиями и способностью системы их отрабатывать, происходит частичное разрушение и реорганизация системы, состояние, описываемое математическим хаосом, когда малые отклонения параметров приводят к непредсказуемым структурным изменениям. В этом состоянии из множества возможных хаотически генерируемых структур отбираются наиболее устойчивые к новых условиям, самые жизнеспособные. Как правило, этот «естественный отбор» соответствует усложнению системы. 

С обновленной структурой система функционирует до возникновения следующего рассогласования с внешними условиями, т.е. до следующей точки бифуркации. В этом смысле хаос – необходимый элемент развития сложных систем. В какой-то степени сложность (или устойчивость к изменению внешних условий) системы может измеряться количеством точек бифуркации, через которые пришлось этой системе пройти. С этой точки зрения, всякие природные аномалии – это движитель эволюции, тестирующий жизнеспособность систем и постоянно отбирающий наиболее сложные и устойчивые конфигурации. Человечество обязано своему появлению глобальному изменению климата, постоянно подстегивающего эволюцию и выметающего с поверхности нашей планеты менее сложные и приспособленные виды. Динозавров, например. Безусловно, отрезки времени между соседними точками бифуркации, т.е. периоды относительной стабильности, равновесия между внешним воздействием и реакцией системы, также являются необходимым элементом «линейного» развития (в отличие от нелинейного хаотического). Например, последние 6000 лет климатические условия на нашей планете были достаточно стабильными, что явилось одним из условий значительного развития цивилизации. 

Конечно, благодаря беспрецедентному научно-техническому прогрессу в последние два столетия мы сейчас живем в существенно более устойчивом к природным катаклизмам мире, наши знания, наши способности к адаптации, наша энерговооруженность, инфраструктура делает нас всё менее зависящими от прихотей погоды. И всё же точки бифуркаций возникают. Климат, как и другие геофизические условия, менялся всегда (как я уже говорил, это один из природных инструментов для «подстегивания» эволюции), и это вызывалось различными естественными причинами. Происходящее сейчас изменение климата отличается от того, что происходило в последние тысячелетия, существенным наложением хозяйственной деятельности человека, заметно ускоряющего этот процесс. Индустриальная революция, получение доступа к запасам дешевых энергоносителей, заложенных в земную кору миллионами лет углеродных циклов, всё это сделало человечество производителем такого количества парниковых газов, которое сопоставимо с природными планетарными возможностями. Что из этого глобального изменения климата следует? То, что где-то на планете будет становиться теплее, а где-то, наоборот, холоднее, но везде будет возрастать вероятность и частота возникновения аномальных погодных явлений. Таких, как жара и засуха этого года на европейской территории России, или ливневые паводки в Центральной и Восточной Европе, или штормы и ураганы, или периоды экстремально низких температур. 

Такие погодные аномалии проверяют на прочность инфраструктуру и нашу способность к адаптации. Приближают возможную точку бифуркации. С последующим возможным состоянием хаоса и непредсказуемой реорганизации систем. В первую очередь, природные аномалии сразу же выявляют нашу неготовность, уязвимость, слабые места. Многие из этих слабых мест являются результатом чьей-то халтуры или халатности, на всех этапах, начиная от образования и подготовки кадров, кончая проектированием, финансированием, исполнением, организацией, управлением, контролем качества и т.д. Риски, связанные с неконтролируемыми нами природными аномалиями, будут расти в связи с глобальным изменением климата, накладываясь на риски, связанные с человеческим фактором, которые в нашей стране весьма высоки. Я бы сказал, что комбинация этих рисков создает реальную угрозу национальной безопасности. Может быть, более серьезную, чем все остальные факторы. Именно поэтому следует серьезно заниматься минимизацией этих рисков.

Стратегия реагирования на природные аномалии обычно сводится к трем составляющим: предупреждение, борьба за снижение негативных последствий и адаптация. Способность к точному предсказанию наступления катаклизмов зависит от уровня знаний, технологий наблюдений и адекватности моделей и является в настоящее время глобальной проблемой, весьма далекой от практически значимого решения при большой заблаговременности прогноза. Как-либо целенаправленно управлять наступлением природных катастроф на сегодня вообще не представляется возможным. Мы эти катастрофы умеем только провоцировать, обычно – неожиданно для нас самих.

 Попытки активных воздействий на атмосферные процессы в масштабе даже отдельного облака (вызывание/ослабление осадков) нельзя признать экономически целесообразными, т.к., по международной статистике, суммарные затраты на реализацию превышают достигаемый полезный результат (эффективность воздействия не преодолевает порог в 70%). В масштабе же синоптического процесса (циклон, антициклон) решение этой задачи в обозримом будущем просто нереально. Вот то, что целиком зависит от нас, – это смягчение последствий и адаптация. И здесь, очевидно, у нас огромные резервы для роста. Давайте взглянем на жару минувшего лета и одно из ее тяжких последствий – лесные и торфяные пожары, нанесшие колоссальный ущерб экономике страны (по некоторым оценкам – в размере около 1% ВВП).

Как известно, пожары происходили всегда и происходят на всех континентах, кроме Антарктиды. Наиболее яркие примеры последних лет – это пожары в Калифорнии и в Австралии. В обоих случаях, так или иначе, лесные пожары являются сочетанием результатов хозяйственной деятельности человека и неблагоприятных природных факторов. В Калифорнии, где губернатор Шварценеггер вводит чрезвычайное положение уже несколько лет подряд, главной причиной является освоение заболоченных и лесных территорий под жилищное строительство. 

Что делает население и бизнес для смягчения последствий возможных пожаров? Страхует имущество. Страховые компании «заряжают» большие страховые взносы, поскольку вероятность пожаров высока, правительство штата участвует в снижении рисков страховых компаний. Страховые взносы могут быть также снижены недешевыми мероприятиями по повышению пожаростойкости зданий и сооружений. В чем состоит действие властей? Защита инфраструктуры. Организация мониторинга, профилактические мероприятия, предупреждение и оповещение населения, его эвакуация (иногда принудительная), организация пожаротушения, восстановительные работы, получение грантов на чрезвычайные ситуации от федерального правительства. Несмотря на значительную стоимость страховки, высокий спрос на недвижимость в Калифорнии подталкивает девелоперов к освоению новых потенциально пожароопасных территорий.

Ситуация всё время усложняется: реальное повышение эффективности мер по профилактике и тушению пожаров сводится на нет постоянным расширением зоны риска. Прямой ущерб от пожаров составляет около 800 миллионов долларов в год (в 2003 г., когда пожары полыхали с особой силой, ущерб достиг 2 миллиардов долларов), имелись случаи гибели людей. В Австралии, также довольно часто страдающей от засухи и сильнейших лесных пожаров, в добавление к стандартным мерам реализуется программа активного вовлечения населения в борьбу с природной стихией. Программа включает массовое обучение жителей методам индивидуальной пожарной защиты домов и их соответствующего оборудования под девизом: «Готовься, оставайся, борись с пожаром или заранее эвакуируйся». В результате при лесных пожарах большинство жителей остается в своих домах даже при прохождении через них огневого фронта. При том же масштабе бедствия, что и в Калифорнии, в Австралии ущерб меньше в разы.

Кстати, сама по себе уязвимость к стихийным бедствиям является индикатором уровня развития страны. Очень показательным в этом смысле является бассейн Карибского моря. Поблизости, в экваториальной Атлантике, зарождаются тропические ураганы, которые затем обрушиваются на страны Карибского бассейна и юго-восточные штаты США, неся по пути сильнейшие разрушения от ураганного ветра, торнадо, ливневых паводков, селевых потоков. Один и тот же тропический ураган в течение двух-трех дней проходит по разным странам, нанося при этом совершенно разный ущерб. Типичной является примерно такая сводка новостей: на Гаити погибло несколько тысяч человек, ущерб составил 100 миллионов долларов, в штате Флорида, США, погибло 2 человека, ущерб составил 2 миллиарда долларов. Разница в ущербе обычно свидетельствует о развитости инфраструктуры: чем она выше, тем больше страховая стоимость разрушенного. Именно страховая, т.е. возмещаемая владельцам. Развитую страну с высокой степенью устойчивости к стихийным бедствиям всегда отличает относительно меньшее количество жертв. Обратите внимание на сообщения о количестве погибших в наводнениях, скажем, в Германии и Пакистане, или в землетрясении одинаковой силы в Китае и Японии.

У нас в стране очень эффективно работает МЧС, оно хорошо организовано, обеспечено оборудованием и квалифицированными кадрами. Однако расчет только на специализированные спасательные службы и органы государственной власти, даже самые эффективные, при большой площади распространения бедствия себя не оправдывает. Международный опыт показывает необходимость серьезного вовлечения населения в профилактику и борьбу со стихией. Я бы выделил четыре составляющие, введение которых могло бы повысить нашу устойчивость к стихийным бедствиям, в том числе на региональном уровне.

1)      Информационная. Создание региональной системы мониторинга и оперативного публичного оповещения о стихийных бедствиях в Интернете со свободным доступом. Создание такого портала позволило бы сводить воедино оперативные данные наземных, авиационных и спутниковых инструментальных наблюдений, прогнозы развития ситуации с учетом синоптической ситуации, а также помещать индивидуальные сообщения от граждан и специализированных служб в реальном времени. Сегодня это технологически легко реализуемо, только требуются определенные организационные и финансовые ресурсы, в том числе для получения данных с зарубежных специализированных геостационарных и орбитальных спутников.

2)      Волонтерская. В первую очередь, это создание постоянно действующих добровольных пожарных дружин, их обучение и тренировка. Эта мера, например, является основной в небольших городах и поселках США. Важно также научить всех, проживающих в зоне повышенного риска, принимать меры по повышению устойчивости зданий и сооружений к природной стихии и правильным действиям в условиях возникновения стихийного бедствия.

3)      Страховая. Стимулирование страхования гражданами и предприятиями своего движимого и недвижимого имущества. Страхование – это стандартный способ реагирования на риски, который в нашей стране вообще и у нас в регионе в частности используется неоправданно мало. Закон заставил страховать гражданскую ответственность при управлении автомобилем, банки – вклады физических лиц, а вот с добровольным страхованием всё обстоит намного хуже: лишь некоторая часть автовладельцев страхует автомобили, небольшая часть граждан – имущество, и это всё. Страхование – это, по сути, равномерное распределение во времени разовых затрат на преодоление последствий того или иного нежелательного, но возможного события. 

Почему мы, резко контрастируя с развитыми странами, так не любим страховаться? Причин здесь, наверное, несколько. Тут и расчет на «авось», и инфляция, и дороговизна страховки, и недоверие к страховым компаниям, и недостаточная гибкость страхового рынка, и, самое главное, традиционный патернализм, расчет на заботу государства, на власти. Де факто у нас федеральные и региональные органы исполнительной власти часто выступают в несвойственной им роли страховой компании, выплачивая компенсации в случае природных и техногенных катастроф, только делают это без каких-либо договоров с гражданами, а значит, с неоговоренными заранее условиями, суммой выплат и т.д. Куда правильнее было бы гражданам самим страховать жизнь, здоровье, движимое и недвижимое имущество, а компаниям – свой бизнес. Роль государства должна сводиться к обеспечению доступности таких страховок, в том числе – путем снижения рисков страховых компаний в случае крупномасштабных стихийных бедствий и создания добросовестной и массовой конкурентной среды в этой области.

 Кстати, различное общественное отношение к страхованию у нас и в европейских странах проявляется в разном отношении и к проблеме изменения климата. В Европе гипотезе антропогенного парникового эффекта, вызывающего глобальное потепление, в той или иной степени доверяют около 80% населения, а у нас преобладает массовое недоверие, в том числе и среди ученых, непосредственно климатологией не занимающихся. Дело в том, что наука никогда не может сказать стопроцентное «да», она может сказать только стопроцентное «нет». Принцип отвергаемости гипотез на основе эксперимента и составляет суть научного метода. Доказать абсолютную правильность какой-либо гипотезы наука не может, она может просто считать ее наиболее правдоподобной и не противоречащей сумме имеющихся данных до тех пор, пока не появится экспериментальное опровержение и новая гипотеза. 

Степень научной уверенности в гипотезе глобального изменения климата в результате антропогенных выбросов парниковых газов составляет на сегодня около 90%. Вот этот уровень риска по-разному трактуется массовым сознанием. В Европе меры по страхованию этого риска (Киотский протокол, налоги на выбросы, торговля квотами на выбросы, «зеленые» счета, поиск альтернативных источников энергии, повышение энергоэффективности) представляются абсолютно обоснованными, даже при их высокой цене. У нас в массовом сознании это просто заговор кучки ученых и политиков для извлечения выгоды, ведь гипотеза не доказана на 100%. Мне кажется, что нынешнее аномальное лето несколько изменит скептическое общественное мнение. И главное – заставит задуматься о страховании как основном методе индивидуальной защиты. В следующем году может произойти что-то совсем другое, например (не дай бог, конечно) ливневые паводки и ураганы. Или аномально холодная зима.

4)   Профилактика и научный подход. Это, пожалуй, самая важная часть. То, что происходит с окружающей средой, – результат недальновидной экономической стратегии, отсутствие глубокой научной экспертизы проектов или недостаток необходимых научных знаний. Осушая когда-то болота, никто не думал об издержках: считалось, что «нечего ждать милостей от природы, взять их – наша задача». Вот и взяли. Таких примеров «взятия» – огромное множество, и все – с плохими последствиями, потери от которых намного превышают первоначальную выгоду. Что-то мне подсказывает, что и нынешний проект обводнения болот, планируемый в Московской области, тоже не подвергался глубокой научной экспертизе, а поэтому может оказаться столь же катастрофическим по своим последствиям для окружающей среды в будущем, как и искусственное осушение.

Непонимание или незнание законов не освобождает от ответственности. Не только в юриспруденции, но и в физическом или социально-экономическом мире. Например, незнание третьего закона Ньютона не избавит от неприятных ощущений во лбу, если им стукнуться об стену. Точно так же незнание простого экономического закона о соотношении цен и конкуренции не избавит от неприятных и неожиданных последствий административного регулирования цен. Цена служит лакмусовой бумажкой состояния конкурентной среды. Если цена завышена – это сигнал о проблемах в конкурентной среде, наличии каких-то барьеров или помех. Правильная реакция – искать и ликвидировать эти барьеры. Вместо этого мы бросаемся на лакмусовую бумажку и в приказном порядке запрещаем ей менять цвет. Не возникает неприятных ощущений во лбу? 

Законы нужно знать, как физические, так и экономические, только это позволяет двигаться вперед. Вне зависимости от того, приятны они или нет. Всегда вспоминаю пример Аристотеля, великого древнегреческого философа и ученого. Им была создана физика, наука о движении, которая очень логично и интуитивно понятно постулировала основные законы мироздания. Его учение не подвергалось сомнению и признавалось всеми почти 2000 лет, вплоть до средних веков. Интересно, что при этом оно было абсолютно ошибочным во всех постулатах! Только гений Ньютона навел в этой области знаний порядок, что, кстати, сразу дало толчок цивилизации машин и механизмов, основанной на законах классической механики. Господствуй до сих пор воззрения Аристотеля, мы и сейчас ходили бы пешком. 

Точно так же с экономическими и общественными законами. Именно поэтому абсолютно необходимым элементом является передовая наука и образование, генерация и распространение новых знаний. Передовая – значит международно-интегрированная и признанная. О важности образования как основного фактора повышения конкурентоспособности страны, региона, человека я писал уже многократно, в том числе на страницах этого журнала. Недавно наткнулся на слова Барака Обамы в Twitter’е: «В трудные моменты истории, чтобы двигаться вперед как отдельному человеку, так и стране в целом, мы всегда на первое место ставим образование». Я бы поздравил народ, избравший человека с такой точкой зрения своим президентом. Всеобщее, основанное на передовой науке, качественное высшее образование, постоянно обновляемое в течение жизни, есть способ снижения рисков, связанных с природными и человеческими факторами. Если эти риски не снижать, соответственно будет расти уязвимость нашей страны в целом к природным и прочим катаклизмам.

Одним из важных шагов в реализации научного подхода явилась бы разработка региональной климатической программы. Она должна включать научный анализ рисков, связанных с изменением климата в Тверской области, и оценку того, как это изменение может повлиять на экономику, инфраструктуру, население и окружающую среду региона. Должны быть разработаны отраслевые и межотраслевые стратегии реагирования и адаптации, которые бы снизили уязвимость к аномальным погодным явлениям. Разработана программа информирования населения об опасностях, связанных с изменением климата, и о возможных стратегиях их снижения.

Взятый нашей страной курс на модернизацию не сводится лишь к модернизации промышленных технологий. Модернизация требуется во всех аспектах нашей жизни, в том числе и в подходах к управлению климатическими рисками.

Подводя итог, хочу еще раз подчеркнуть следующее. Аномалии – это неизбежный и необходимый элемент развития. Иначе говоря, аномалии – это норма. Если судьба динозавров нас не прельщает, давайте вооружаться. В первую очередь, знаниями, уважением к знаниям, умением добывать, пополнять и применять знания. И не будем допускать халтуру в зоне своей профессиональной ответственности.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК