Город

 
Цивилизация – это канализация
(моя версия национальной идеи)
автор: Михаил Флигельман
Крайняя чистота в отношении себя есть предварительное условие моего существования, Я погибаю в нечистых условиях.
Ф.Ницше
 
Нам не доверяют избирать губернаторов, мэров. В результате система не дренируется, и люди вынуждены справлять политическую нужду на кухне, на работе, а кто побуйнее, те и на улице.
 

Позволю себе очень амбициозное заявление: Николай Гоголь не совсем прав: дураки и дороги – не главные беды России, главнее – канализация и туалеты, а дураки с дорогами – уже следствие.

Мы коснемся очень деликатной темы, почти табуизированой в понятии обывателя. Между тем, это то, без чего невозможна человеческая жизнь, и те или иные аспекты этой темы без всякого стеснения освещаются в научной литературе. Существует Всемирная Туалетная Организация, Российское туалетное общество, множество других подобных организаций, их цель – бороться с предрассудками, говорить о важнейшем деле открыто и профессионально.

Канализация – система для удаления твердых и жидких продуктов жизнедеятельности человека, хозяйственно-бытовых отходов, дождевых и сточных вод с целью их очистки от загрязнений. Схожие понятия – дренирование, сток, то есть удаление ненужной жидкости. Чтобы не погрязнуть в терминологических тонкостях, отнесем всё это к понятию «канализация». С туалетом тоже примерно ясно: там происходит некое сакрально-физиологическое действо, результатом которого является очищение человеческого организма.

Без канализации и туалета человек и окружающая его среда просто не выживут, захлебнувшись в собственных отходах, если не сказать по-другому. И это относится абсолютно ко всему. Очищать нужно тело, душу, жилище, город, природу, общество… По существу, очищение – вопрос цивилизации и цивилизованности. Человеку, вовремя не посетившему туалет, не до чистоты помыслов, он элементарно плохо соображает, – дурак, одним словом. Понятно, что и хорошую дорогу без канализационно-дренажной системы не построишь, иначе – выбоины, колдобины, вечный ямочный ремонт.

С древнейших времен во всех концах света люди пытались усовершенствовать туалет и создать канализацию. Самый известный древний туалет, причем общественный, был в античном Риме. Сводился он к коллективному восседанию знатных мужчин на креслах-стульчаках, расположенных над жолобом, нечистоты из которого через специальный наклонный канал попадали в Тибр. В Средневековье во дворцах пользовались различными вариантами ночных горшков, простые же люди по существу справляли нужду где попало, города утопали в нечистотах и источали зловоние. Кинематографическая идеализация быта наших предков, мягко выражаясь, – историческая неточность.

Коренным образом ситуация меняется только во второй половине позапрошлого века. В 1846 году талантливый деревенский слесарь с севера Англии Томас Креппер изобрел и запатентовал прообраз современного унитаза с U-образным коленом и водной пробкой, что обеспечивало хороший смыв и отсутствие плохих запахов. В Европе и Северной Америке начинается массовое внедрение унитазов. России это счастье цивилизации достается только на рубеже веков лишь избранным – обитателям дворцов, особняков и дорогих квартир в центре крупных городов. В 1912 году во всей России при тогдашнем населении в 160 миллионов человек было продано около 60 тысяч унитазов. Большинство же населения пользуются нужниками, сортирами, толчками и прочими отхожими местами с выгребными ямами. Многих русских интеллигентов коробила такая ситуация. Чехов писал: «Несколько слов об отхожем месте. Как известно, это удобство у большинства русских людей находится в полном призрении..» .

Андрон Кончаловский в своем предисловии к книге доктора искусствоведения Александра Липкова «Толчок к размышлению, или Все о туалете» выдвигает такую версию дурного отношения к туалету в России. При огромных просторах, на которых было мало городов, и люди жили в основном в деревнях, россиянину не надо было задумываться, где найти уединенное место и как содержать его в чистоте. Позволю себе не согласиться с великим режиссером. Звучит, конечно, загадочно и где-то даже романтично – просторы, естество, удаль… Но, по-моему, дело тут как раз, наоборот, в большой тесноте и скученности. А это от бедности. Основная масса населения России всегда жила либо скромно, либо бедно, либо очень бедно. Но при этом всегда был небольшой слой очень, а иногда и сказочно богатых людей, которые могли позволить себе не то что унитаз, а золотой унитаз. Граждан же, живших просто зажиточно, обеспеченно, которые могли бы установить обыкновенный фаянсовый унитаз, в процентном отношении всегда было мало.

Стесненные жилищные условия большинства россиян никак не располагали к благоустройству туалетов. Крестьяне жили в одной избе по семь-восемь, десять, а то и больше человек. И нужду они справляли не в долах и лесах, а всё тут же, в доме, точнее, на мостках между жилым помещением и хлевом. Скученность же рабочего и прочего малоимущего городского люда была просто катастрофической. Подвалы и полуподвалы, фабричные казармы, бараки…

Советская власть внесла достойную лепту в уплотнение населения и коллективное пользование самыми приватными удобствами. Конечно, строились новые дома с современной канализацией, но по традиции и по причине перенаселенности люди продолжали относиться к туалету как к отхожему месту и содержать их соответственно. «На тридцать восемь комнаток всего одна уборная…» – при этом Высоцкий сильно не гиперболизировал, бывали дома, где на сто жильцов дома приходился один деревянный сортир «типа М – Ж» во дворе.

 Отдельная история – армейские туалеты. Хотя их и драили круглосуточно, иногда даже с помощью зубной щетки, и высыпалась тоннами карболка, солдатская нагрузка на одно очко-место давала себя знать не лучшим образом. Про лагерные, так сказать, туалеты, которые – не надо забывать – посещали несколько миллионов наших сограждан, вообще говорить как-то даже неприлично.

Вот с таким базисом страна подошла к массовому заселению в отдельные квартиры, так называемые «хрущевки». Теперь на один туалет приходилось в среднем три-четыре человека, причем родных человека. Прогресс несомненный! Только на два неудобства доброжелательно жаловались жильцы: совмещенный санузел и проходная комната, если, конечно, было больше одной комнаты. Человек быстро привыкает к хорошему. После казарм, бараков и коммуналок очередей в полном смысле этого слова за удобствами уже не было, но совпадения в желаниях случались.

Партия и правительство пошли навстречу пожеланиям трудящихся, следующие серии малогабаритных квартир – «брежневки» – строились уже с раздельными комнатами и раздельным санузлом. Опорожнение в одном помещении, водные процедуры – в другом. Вроде бы все логично, сделано для удобства людей. Но тем самым в подсознание проникало понятие: «там грязно». Не то чтобы помещение, где находился унитаз, содержали в антисанитарном состоянии, но как-то второстепенно, надо так надо, нужник, одним словом.

По мере освоения отдельных квартир у некоторых советских людей появилось желание заниматься благоустройством «своего гнездышка», иногда фантазии простирались и до ванной с туалетом. Однако возможности были более чем скромные, не хватало материалов, площади и денег. У многих же не пробуждалось и самого желания что-либо улучшать, тем более в туалете: не течет бачек, и ладно. И когда бывало тёк, тоже не делали из этого трагедии. Одним словом, застой, продукты жизнедеятельности удаляются уже более-менее цивильно, но еще как-то не мажорно.

И вот наше время. Буйство глобалистического предложения: фейерверк сантехнической мысли, феерия водной техники! И люди поддались: рушатся стенки раздельных санузлов, втискиваются джакузи, всеми цветами радуги сияют унитазы невиданных форм, ставшие теперь ровней в ванной комнате! Перебор? Потребительская эйфория? Да, но это лучше, чем средневековый недобор. Физиологические потребности справляются теперь раскрепощенно и гигиенично. Всё – мы цивилизованная страна! Ура!

Рано, господа, радоваться. Есть повод задуматься. Во-первых, далеко не всех россиян обогатила нефтегазовая лихорадка, скорее, деньги появились от доступности кредитов с одним м-а-а-леньким нюансиком: кредиты нужно возвращать с бешеным процентом и вдобавок в кризисное время. Во-вторых, большинству вообще не до новых квартир и евроремонтов – хватило бы на еду, лекарства, коммунальные платежи и одежду. Вопрос бедности с повестки дня пока еще не снят.

Сегодня, скорее, можно говорить о переломе в отношении людей к туалетной теме, чем о полной и окончательной победе над старым неприглядным сортиром.

Чистый и красивый туалет в квартире – это не самоцель, но критерий. Это лишь первый шаг в эволюции, дальше человек, по идее, должен задуматься о чистоте и эстетике подъезда, двора, города, о природе, о судьбе Родины, о будущем человечества… Смешно, нереально? Про Родину и человечество – пока да. Но ведь подъезды стали в последние годы опрятнее. Дворы – вопрос. А город? Например, наш город.

Благоустройство Твери, как и любого другого российского города, зависит уже не от сознательности, усилий и вкусов граждан, а от администрации города, которая на прямую не ответственны перед гражданами. Но тема выборности – это, как говорится, немного другая история. Однако у властей и без выборности есть колоссальный стимул (и обязанность одновременно) благоустраивать город – освоение средств. Пока их было много, благоустройство шло ударными темпами. Фонтанов, газонов, клумб за последние 5 лет было устроено больше, чем, пожалуй, за предшествующие лет пятьдесят. Но при этом как-то странно рядом с благоухающими цветами видеть покоробленный, как после землетрясения, асфальт или полное его отсутствие; целые улицы, залитые после любого мало-мальски приличного дождя. Мы настолько к этому привыкли, что чаще всего даже не замечаем всей несуразности этой диспропорции.

Представляется логичным и целесообразным сначала отремонтировать жизненно необходимые коммуникации, в частности, проезжую часть улиц, тротуары, причем с современной дренажной системой и ливневой канализацией (к вопросу о дорогах). А уже потом или параллельно можно заниматься эстетикой. То, в каком порядке это делается сейчас, аналогично ситуации, когда владелец квартиры делает модный косметический ремонт, но при этом в квартире не работает канализация, нет воды, а подъезд и двор загажены.

Я не прослеживаю тут какого-то злого умысла людей, ответственных за обустройство нашего города. Люди, принимающие решения, если не считать их преимуществ в административном ресурсе, по своим этико-эстетическим установкам такие же, как и большинство сограждан. Еще совсем недавно они жили в коммуналках и малогабаритках с соответствующим бытом и нравами, и они тоже хотят всё быстрее украсить.

Если же говорить абсолютно серьезно, то настоящий ремонт дорог кроме компетентности и желания людей упирается еще и в финансирование. А его всегда не хватает. Следовательно, нужно очень тщательно выбирать приоритеты в расходовании средств.

Для обустройства общественных туалетов денег требуется значительно меньше чем на дороги. Зато необходимо четко и ясно представлять, что город, где человек не может цивилизованно удовлетворить насущную физиологическую потребность, нельзя считать цивилизованным. В каком положении оказывается человек, которому «срочно нужно», а поблизости нет туалета? Он не выдерживает и идет за ближайший угол. Его, очень вероятно, могут забрать в милицию, оштрафовать на основании Административного кодекса, а еще его там могут унизить вольно или невольно. И получается парадокс: нормальный человек, вопреки своим морально-этическим установкам, гадит в родном городе; мало того, что он сам себя за это корит, но еще и наказывается морально и материально. Конечно, я говорю о нормальных людях, хам и за угол не завернет. Но их и в милицию забирают редко.

Как обстоят дела с общественными туалетами в нашем городе? Крайне неудовлетворительно. На улицах, в парках и скверах осталось с десяток стационарных туалетов, возведенных много десятилетий назад. И практически все они – не функционируют. Специфические сооружения зияют пустыми дверными проемами, сантехника изъята или разбита, войти туда решиться не всякий. Причем эти бывшие туалеты находятся в красивых скверах с цветами и постриженными кустарниками (например, около памятника жертвам политических репрессий, на набережной Афанасия Никитина между двумя волжскими мостам, на городском пляже). Видимо, устроители ландшафтов посчитали, что развалюхи придадут окрестному пейзажу ностальгическую грусть по советскому времени.

Если сравнивать ситуацию с другими городами России, то она приблизительно одинакова в большинстве областных центров, в районных – еще хуже. В столицах чуть-чуть лучше. Так, в Москве насчитывается около 300 стационарных общественных туалетов, в Санкт-Петербурге – около 200. В Северной столице принята даже специальная программа по увеличению числа и повышению уровня общественных туалетов, ведь она не только «Северная», но одновременно и «культурная».

Надо заметить, говоря об общественных туалетах, мы имеем в виду стационарные, с основательными стенами, а главное – с подведенной канализацией. Городские власти нашли им замену, устанавливая будки-биотуалеты. Лучше, чем совсем ничего, но всё равно плохо. Конечно, как выход из положения при массовом скоплении людей на стадионах, на больших празднествах – это логично. Но в Твери повадились ставить их стационарно в скверах и парках, а персонала для уборки к ним не приставили, в результате эти голубоватые монстрики, источая амбре, вносят свою лепту в уродование городской среды.

Но самое несуразное и позорное явление – платные туалеты. Они еще имеются в нашем городе. Взимание денег за право человека удовлетворять естественные физиологические потребности противоречит и самому здравому смыслу, и нескольким статьям Конституции РФ, гарантирующим охрану здоровья россиян.

Люди, что-то делающие, например, ставящие биотуалеты, очень любят праведно спросить у людей пишущих и критикующих: «А что вы, собственно, предлагаете?!» А предлагаю я следующее. Банально обратиться к опыту зарубежных стран. Не всех, конечно. Есть же такое полуанекдотическое понятие как «туземный туалет (ТТ)», он состоит из двух палок – одна втыкается в землю, и за нее держатся, а другой – хищников отгоняют. Туземцам есть чему у нас поучиться, но в данном случае речь идет о высокоразвитых странах. Ну, ничего тут не поделаешь – опережают они нас в этом деле. Мы, собственно, идем их путем, просто надо идти быстрее. И дело не в том, что у них в общественных местах стоят чистые и красивые туалеты в разы в большем количестве, чем у нас. Хотя приятно, собирая грибы в километре от ближайшего жилья, наткнуться в лесу на скромный снаружи деревянный туалет, внутри которого – городские удобства с одноразовыми полотенцами. Я лично был пользователем такого туалета в южной Финляндии.

 Дело в другом: что считать общественным туалетом? У них таковым считается любой туалет, находящийся вне частного жилья. В магазине, на бензозаправке, в ресторане, в банке, в поликлинике, в полицейском участке, в библиотеке… То есть гражданин может зайти в любое открыто функционирующее учреждение только с одной простой целью: реализовать свою естественную надобность. При этом ему не надо что-либо покупать, заказывать, быть арестованным или быть читателем (кстати, фраза «Как пройти в библиотеку?» сразу приобретает другой смысл). Ему, гражданину, достаточно просто хотеть. Никто не удивится и не осудит. Что вполне естественно, потому что естественно само желание.

А что у нас? У нас переходный период. В новых кафе и ресторанах, на некоторых заправках появились чистые и красивые, иногда даже шикарные, туалеты. Пустят ли в них «постороннего»? Скорее всего, не выгонят, но так еще не принято делать, люди чего-то стесняются. Очень интересная ситуация в торговых центрах, по крайней мере, в Твери. По проекту, понятно, туалеты для посетителей запланированы, проекты ведь современные, многие заимствованы «у них». Но администрация почему-то стесняется запускать их в полную силу.

Когда открылся ТЦ «Олимп», в нем функционировало четыре туалета – два «Ж» и два «М», работали они строго по расписанию, треть времени отводилась на уборку, хотя чистотой они не блистали. Теперь осталось два – по одному для представителей каждого пола, попасть в них стало еще труднее. В ТЦ «Карусель» сейчас четыре туалета, пока чистые, но настораживающая тенденция появилась: какой-нибудь один из четырех всё чаще закрыт без объяснения причин. В трехэтажных ТЦ «Южный» и ТЦ «Дюна» туалетов для посетителей вообще нет. Невозможно найти туалет и во многих других больших магазинах, офисных центрах, государственных и муниципальных учреждениях.

О милиции не может быть и речи, даже страшно подумать, что будет, если спросить у дежурного – можно ли зайти в туалет? Но везде, где нет туалетов, можно увидеть местных сотрудниц, сумрачно и напряженно идущих с ключом к таинственной двери и гордо, с чувством с чувством облегчения и превосходства над окружающими, возвращающихся оттуда. Мне очень интересно знать: когда они приходят в чужое учреждение, и им приспичило, что они делают – предъявляют удостоверение, терпят или идут на улицу?

Похоже, нам просто не доверяют, не доросли мы, что ли? Должностные лица – доросли, а мы – нет. Вспоминается анекдот. Брежнев инспектирует дурдом, ему показывают просторные палаты, чистые туалеты (!), столовую с вкусной и здоровой пищей, рассудительных спокойных больных и в довершение всего – бассейн, правда, без воды. А психи туда прыгают. Леонид Ильич подозвал одного больного, спрашивает, что, мол, вы делаете? Тот отвечает: «А главврач сказал: «Научитесь плавать – пущу воду». Получается, мы должны научиться… ходить в туалет? И кто будет принимать экзамен – комиссия, состоящая, собственно, из кого?

Политический экзамен мы уже провалили, нам не доверяют избирать губернаторов, мэров. В результате система не дренируется, и люди вынуждены справлять политическую нужду на кухне, на работе, а кто побуйнее, те и на улице.

 И вот еще что примечательно: когда речь заходит об иностранном опыте, часто можно услышать аргумент: ну, у них там все по-другому. Что по-другому-то? Организм по-другому работает?

Кстати, о работе организма. Особый разговор – поликлиники и больницы. Эти учреждения по самой своей сути должны стоять на страже гигиены и соблюдения физиологических норм. Можно предположить, что все они выполняют нормы своего министерства по количеству унитазов и умывальников на количество больных, хотя и закрадываются сомнения. Но что уж можно сказать наверняка, так это то, что справлять физиологические потребности в учреждениях здравоохранения не под силу даже здоровому человеку. Ну, представьте себе больного со швами после операции или инфарктника, или человека в гипсе, пытающихся взобраться с ногами на унитаз. А если без ног, то придется каждый раз идти мыться, а с душем в больницах еще хуже, чем с туалетами. В Твери есть даже поликлиники, где туалет для пациентов отсутствует вообще! И при этом – те же таинственные двери без опознавательных знаков и медперсонал с ключами в руках.

Я видел красивые, удобные туалеты в больнице, без специфических запахов и с исправной сантехникой. Это была столичная клиника. Другое финансирование? Да, теперь – другое, но я хорошо знаю историю этой клиники. Главврач, возглавивший ее в очень тяжелое время двадцать лет назад, начал модернизацию с ремонта туалетов, чтобы больным было хорошо, а инвесторам было бы понятно, на что (в том числе) ушли их деньги. Так что, как писал еще один классик, разруха не в туалете, а в головах.

Можно рассмотреть еще много примеров состояния туалетов – в детсадах, школах, вузах, на производстве… Ситуация приблизительно ясна – переходный период. Благоуханья еще нет, но уже воняет не сильно. Люди стремятся к цивилизованности в этом деле, многое меняется к лучшему, но что-то остается на уровне худших образцов прошлого века. Все зависит только от самого человека, устраивает его жить по законам пещерного общества – так и будет там жить, ощущает себя современным человеком – создаст нормальные удобства. И неважно где – в своей частной квартире или во вверенном учреждении. И дело, по большому счету, вовсе не в туалете. Туалет – это лишь символ отношения человека к самому себе, вопрос личного достоинства.

Я уверен, что в Сколково чистые и красивые туалеты. Иначе новая национальная идея – модернизация – просто бессмысленна. Цель модернизации не в том, чтобы кого-то догнать и перегнать, а чтобы в конечном итоге люди жили хорошо.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК