Налоговый инспектор

 
К вопросу о совершенствовании налогового механизма,
или Мысли перед путешествием в юность
автор: Владимир Полежаев
Вчера позвонил бывший одногруппник по Томскому государственному университету и поставил меня перед фактом: «Дружище, прошло ровно двадцать лет, как мы распрощались с нашей аlma-mater. Есть предложение встретиться!». Заволновался я: с каким «багажом» поеду на встречу, буду ли я интересен моим любимым однокашникам? Судьба разбросала нас по бескрайним просторам нашей матушки-России, а Сашка Кан вообще живет и трудится в Канаде…
А я? А что я? После окончания университета и службы в рядах Вооруженных сил уехал в Красноярск, женился и поступил на государеву службу в налоговые органы. Это было в 1990 году. Так что становление и развитие налоговой системы России прошло при моем непосредственном участии, вначале в роли рядового госналогинспектора, а теперь в должности руководителя областного налогового управления.
 
Российская система налогообложения плохо выполняет фискальную функцию и почти не выполняет стимулирующую, распределительную и социальную функции. Она не способствует развитию производства, росту благосостояния и снижению социального расслоения общества.
 

20 лет! И все 20 лет все ругают налоговую систему. Существующей налоговой системой недовольны и предприниматели, и налоговики! С одной стороны, это объективный процесс. Нет ни одной страны, даже очень благополучной в экономическом и социальном плане, где бы все были довольны налоговой системой!

С другой стороны, как профессионал с 20-летним стажем, могу ответственно заявить, что российская система налогообложения действительно плохо выполняет фискальную функцию и почти не выполняет стимулирующую, распределительную и социальную функции. Она не способствует развитию производства, росту благосостояния и снижению социального расслоения общества. Наша система налогообложения сложна, запутанна и противоречива. Она позволяет легко уклоняться от налогов и даже провоцирует на это.

Справедливости ради нельзя не признать, что проведенная на рубеже веков налоговая реформа позитивно повлияла на социально-экономическую ситуацию в России. Несмотря на снижение налоговых ставок, отмену ряда налогов и общую либерализацию налоговой системы, консолидированный бюджет Российской Федерации имеет устойчивую тенденцию к росту.

Запас прочности налоговая система России продемонстрировала и во время последнего экономического кризиса, дав бюджету необходимые средства и при этом не обременив чрезмерно хозяйствующие субъекты. Так, с территории Тверской области, экономика которой не зависит от нефтедобычи и является широко диверсифицированной, мобилизовано налогов во время кризисного 2009 года даже на 6% больше, чем в 2008 году. Положительные темпы роста налоговых платежей наблюдаются и в первом квартале текущего года. В консолидированный бюджет поступило 8,1 млрд. руб., что составляет 112,3% к первому кварталу 2009 года.

В то же время, вышеназванные изъяны российского налогообложения усугубились в условиях кризиса. Понимая это, правительство наряду с общеэкономическими антикризисными мерами принимало определенные шаги по совершенствованию налогового механизма. Целый ряд важнейших новаций, включая снижение ставки налога на прибыль и введение НДС-рассрочки, был оперативно принят в конце 2008 года.

Делегировано право региональным властям уменьшать ставку налога при упрощенной системе налогообложения с 15% до 5%. Решен вопрос об увеличении порога для применения «упрощенки» до 60 млн. руб. Отменен единый социальный налог, взамен которого установлены страховые взносы в государственные внебюджетные фонды с одновременной отменой регрессивной шкалы налогообложения и введением пороговой величины доходов физического лица для начисления страховых взносов в размере 415000 рублей. Введен заявительный порядок возмещения НДС.

Не снят с повестки дня вопрос уменьшения и унифицирования ставок НДС. «Вмененщики» добились «благословения» властей на отмену кассовых аппаратов. На самом высоком уровне дан очередной импульс для перехода к налогообложению недвижимости на основе рыночной (кадастровой) оценки. Кризис внес поправки в налогообложение природных ресурсов, в т.ч. нефти. Кроме чисто фискальных антикризисных мер с 1 мая 2009 года введен «антипроверочный закон» (Федеральный закон №294 от 28.04.2009 г.), направленный на защиту прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля.

Все эти административно-финансовые меры носят антикризисный характер, но не обладают безусловной позитивностью. Эффективный путь видится не в простом снижении налоговых ставок, а в «тонкой настройке» налогового механизма, которая бы позволила повысить экономическую активность хозяйствующих субъектов.

К сожалению, в настоящее время такой «тонкой настройки» налогового механизма не наблюдается. Наоборот, в угоду сиюминутным интересам бизнеса происходит разбалансировка налоговой системы. Например, какое поведение будет у хозяйствующих субъектов при снижении ставки налога на прибыль и одновременном увеличении налогового бремени на фонд оплаты труда при планируемом переходе на страховые принципы администрирования взносов в государственные внебюджетные фонды с ростом ставки до 34%?

Естественный выбор таков: надо снова прятать заработную плату в «серые» схемы. Никто не может отрицать, что в последние годы происходил медленный, но верный вывод зарплаты из тени. Наряду с улучшением налогового администрирования этому способствовала и сама конструкция налоговой системы. Так, ставка налога на прибыль 24% соответствовала ставке ЕСН 26% с возможностью применения регрессии. Не было особого стремления уклоняться от ЕСН и НДФЛ, т.к. рост ЕСН и НДФЛ относился на расходы предприятия и минимизировал налог на прибыль. Таким образом, наблюдался фискальный баланс: увеличивался ЕСН и НДФЛ и почти в такой же сумме уменьшался налог на прибыль.

И вот ставка налога на прибыль снижена до 20%, причем сама прибыль в условиях кризиса снижается по объективным причинам. Но одновременно растут начисления на ФОТ… В этом случае несложно спрогнозировать, что мотивация вывода зарплат из тени будет снижаться, налоговые риски в связи с выплатой зарплат «в конвертах» будут затмеваться возрастающей экономической выгодой при экономии на зарплатных налогах…

На мой взгляд, следовало бы гармонизировать налоговые ставки по зарплатным налогам и налогу на прибыль, чтобы разновекторность этих налогов снижала мотивацию на применение схем по уклонению от налогов, и при меньших ставках увеличивался бы фискальный потенциал всей налоговой системы. Так, если будет усиливаться мотивация бизнеса на уход от зарплатных налогов (НДФЛ и отчисления во внебюджетные фонды), то потери будут компенсированы расширением налоговой базы по налогу на прибыль. Для этого ставки должны быть примерно одинаковы. Расчеты показывают, что эффективными могут быть ставки в размере 24% по налогу на прибыль и не более 26% (а уж никак не 34%) по взносам во внебюджетные фонды.

Очевидно, что если не внести до 2011 года изменения в законодательство по гармонизации ставок налогов, мы получим разбалансировку всей налоговой системы и уменьшим ее совокупный фискальный потенциал. Безусловно, это приведет к росту теневой экономики.

Являясь последовательным приверженцем теории синергизма в налогообложении, когда в налоговой системе сочетаются интересы бизнеса и государства, считаю также назревшей проблему возвращения инвестиционной льготы по налогу на прибыль, упраздненной с введением в действие 25-й главы Налогового кодекса РФ. Полагаю, что возвращение этой льготы важно не только в интересах бизнеса, заинтересованного в модернизации своего производства и внедрении инноваций, так необходимых экономике России, но и для повышения совокупного фискального потенциала всей налоговой системы.

Справедливости ради надо сказать, что после отмены инвестиционной льготы был предложен «суррогат» в виде амортизационной премии по новому оборудованию, которая, по сути дела, лишь откладывает во времени уплату налога на прибыль, но не влечет сокращение налоговой базы в целом, и, как следствие, не может привести к увеличению стоимости чистых активов налогоплательщика.

Указанный инструмент не является привлекательным фактором, способствующим инвестированию средств в развитие производства, а выполняет лишь задачу временного пополнения оборотных средств налогоплательщика, который потратился на приобретение объектов основных средств. В налоговом законодательстве вопрос о предоставлении амортизационной премии не увязывается с вопросом о том, куда налогоплательщик направляет высвободившиеся оборотные средства, таким образом, не мотивирует его на модернизацию на основе технологических инноваций.

Полагаю, что необходимо возвращаться к прямой инвестиционной льготе, когда часть налоговой базы освобождается от налогообложения, если инвестируется на расширение или восстановление основных средств производственного назначения по заданным законодателем направлениям, еще и потому, что это будет способствовать расширению налоговой базы и более полному раскрытию фискального потенциала всей налоговой системы.

Практика показывает, что в настоящее время прибыль предприятия перестала быть основным источником расширенного производства, так как существующее налогообложение прибыли искажает ее, заставляя налогоплательщиков искать пути минимизации прибыли в целях налогообложения. А это, в свою очередь, приводит к сокрытию прибыли от акционеров и не отображает реальную финансовую картину на предприятиях для инвесторов, препятствуя процессу капитализации рынка, необходимого в условиях трансформируемой экономики России.

Дело в том, что под видом оптимизации налогообложения прибыли организуются такие схемы движения товарно-сырьевых и финансовых потоков, при которых прибыль растворяется в посреднических аффилированных структурах с ограниченным количеством учредителей, в том числе за пределами Российской Федерации. Сколько угодно можно привести примеров, когда прибыль прячется не только от налогообложения, но и от акционеров, и от инвесторов. Таким образом, вуалируется основной легитимный источник расширенного воспроизводства. Основным источником капвложений становятся заемные средства у тех же аффилированных структур, прежде выведенных из-под налогообложения и аккумулированных, как правило, на заграничных счетах.

Почему так происходит? Да потому, что действующая модель налогообложения прибыли мотивирует налогоплательщиков на сокрытие прибыли, тем более что это не сложно сделать, искусственно завысив расходы или применив трансфертное ценообразование через группу соподчиненных лиц с участием фирм-однодневок.

Введение же инвестиционной льготы замотивирует налогоплательщиков не выводить прибыль из предприятия, увеличивая налоговые риски, а законным образом получить возможность уменьшить свои налоговые обязательства при условии направления этой прибыли на инновационные инвестиции. Учитывая также то, что в поведении налогоплательщика уменьшится мотивация на сокрытие прибыли в целях налогообложения и на отражение в отчетности виртуальных убытков, в конечном итоге повысится инвестиционная привлекательность предприятия и расширится возможность доступа к кредитным ресурсам. Государство же в этом случае получит коммерческие, а не бюджетные ресурсы для модернизации экономики и расширение налоговой базы.

Примеры с инвестиционной льготой по налогу на прибыль и с гармонизацией ставок по зарплатным налогам и по налогу на прибыль красноречиво свидетельствуют о том, как необходимо совершенствовать налоговый механизм на основе создания позитивной мотивации поведения налогоплательщиков с целью раскрытия фискального потенциала налоговой системы в целом. Важно, что раскрытие фискального потенциала и решение проблемы налогового уклонизма решается экономическими, а не административно-полицейскими методами.

 В развитие этой мысли хочется рассмотреть еще одну ситуацию. В настоящее время большой проблемой в налоговом администрировании является нежелание граждан платить налоги с доходов, полученных ими от аренды жилья. Несмотря на то что сами арендаторы и бдительные соседи часто «сигнализируют» о фактах сдачи квартир в аренду, налоговым органам проблематично привлечь таких арендодателей к уплате подоходного налога.

Налоговой пропагандой и организацией «полицейской» слежки проблему также не решить. Но ведь можно законодательно установить налоговый вычет для лиц, нанимающих жилье, в размере 30% от суммы уплаченной арендной платы, аналогично вычету по строительству и приобретению жилья, а также социальным вычетам на обучение и лечение. Гражданин, не имеющий своего жилья, получит возможность вернуть часть подоходного налога из бюджета. Но для получения такого вычета ему придется заключить формальный договор с арендодателем, который, в свою очередь, станет безусловным аргументом для налоговых органов к привлечению арендодателя к декларированию и уплате соответствующей суммы налога. Таким образом, будет достигнута не только фискальная цель, но и социальная.

Важно понять, что, принимая те или иные налоговые новации в части администрирования одного из налогов или одного из специальных налоговых режимов, необходимо сохранить баланс всей налоговой системы. Только тогда экономика будет иметь импульсы к развитию, а налоговая система более полно раскроет свой фискальный потенциал.

Итак, налоговая система будет экономически эффективной, социально справедливой и незатратной в администрировании в случае, если при ее построении будет соблюдаться принцип синергизма, или сочетания экономических интересов бизнеса и государства. Достичь этого можно, создавая мотивационные механизмы поведения налогоплательщиков к добросовестной уплате налогов, а не к уклонению от них.

Вот какие мысли посетили меня накануне моей поездки в город моей юности, на встречу с 953-й группой экономического факультета Томского государственного университета 1990 года выпуска!

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК