Образование

 
Куда пойти учиться?
Советы инсайдера
автор: Андрей Белоцерковский
 
Совершенно необразованный человек может разве что обчистить товарный вагон, а выпускник университета может украсть целую железную дорогу.
Теодор Рузвельт
 

Приближается лето, а это означает, что наступает пора мучительных колебаний, волнений и тревог для выпускников школ, их родителей, близких и друзей. Нужно сделать выбор, который потом определит многое в жизни. Одна из важнейших точек ветвления: «налево пойдешь, направо пойдешь, прямо пойдешь…». Речь идет о выборе следующей образовательной, а значит, и жизненной траектории. Высшее образование стало абсолютно необходимым условием жизненного успеха, и большинство выпускников школ устремляется в университеты, академии и институты.

Выбор огромный, есть старые проверенные временем вузы, появилось много новых – массовый спрос породил предложение. Названия непривычные, хотя все выдают диплом государственного образца. Родители, чье мнение наиболее весомо при принятии таких серьезных решений, сейчас находятся в сложном положении, поскольку свой образовательный опыт трудно перенести на сегодняшний день. Слишком велика разница в граничных условиях. С другой стороны, благодаря «демографической яме», для абитуриента сегодня самое благоприятное время. Выбор вузов по-прежнему очень широк, а соискателей мест в них необычно мало, конкурс низок, что делает многое ранее недоступное практически возможным. Прием по результатам ЕГЭ ставит очень многих в положение выбора, т.к. можно быть принятым сразу в несколько вузов по нескольким специальностям. Куда пойти учиться, в какой вуз, на какую специальность? Как наилучшим образом подготовить своего ребенка к будущей самостоятельной взрослой жизни?

Как человек, много лет работающий в системе российского высшего профессионального образования, входящий в различные рабочие группы и советы Министерства образования и науки РФ, ЮНЕСКО и ВМО, в течение двух лет занимавшийся научными исследованиями и преподаванием в Японии, в течение трех лет профессорствовавший в США и поэтому хорошо знающий ситуацию изнутри как в российском, так и в международном образовании, выскажу свои соображения по этим актуальным для многих вопросам. Итак, начнем по порядку.

Каким должно быть получаемое образование?

Ответ кажется очевидным: хорошим, качественным. Давайте определимся с самим понятием качества образования.Разные заинтересованные стороны понимают под этим совершенно разные вещи. Например, менеджеры под качеством подразумевают степень соответствия норме (задаваемой образовательным стандартом). Преподаватели – уровень знаний, академическую успеваемость. Студенты – конкурентоспособность на рынке труда, способность к адаптации и карьерному росту, добавленную стоимость на рынке труда, принесенную образовательной программой. Работодатели – готовность к решению практических задач, существенный вклад в работу компании. Государственные органы – отдачу на единицу вложений. И всё это – правильно, всё это компоненты качества. О какой бы грани качества мы ни говорили, всегда присутствует связь качества продукта (в том числе образовательного) с затратами на его производство. Поэтому хороший продукт не может быть дешевым, хотя, как мы знаем, совсем не обязательно самый дорогой продукт оказывается самым качественным.

Если же свести многопараметрическую задачу качества к одному простому признаку хорошего образования, то это будет сложность и трудоемкость его получения. Хорошее образование очень тяжело дается. Причем чем тяжелее, тем оно лучше. Хорошее образование учит много работать и всего добиваться только своим трудом. Хорошее образование учит не сдаваться, если что-то не получается, и часто создает ситуации, когда что-то может не получиться, учит ставить и решать задачи. Главное качество, развиваемое хорошим образованием, это способность учиться и переучиваться самостоятельно в течение всей жизни. Я хочу упомянуть одно существенное различие между студенческой жизнью у нас в России и в США. У нас это традиционно самый счастливый и радостный период в жизни каждого человека. В США это один из самых тяжелых периодов: у студентов очень большая нагрузка, да еще и работать на двух-трех работах надо. Если судить по результатам, то «тяжелая» модель более эффективна. Таким образом, не следует искать легких путей. Идти нужно туда, где учиться тяжело. «Тяжело в ученье, легко в бою».

Какая специальность?

Хочу высказать одну крамольную мысль: специальность по образованию и область профессиональной деятельности совсем не обязательно должны совпадать. Более того, наиболее успешные люди работают вообще «не по специальности». Скажите, по специальности своего первого образования работает Президент РФ? А премьер-министр? А губернатор Тверской области? А председатель Законодательного собрания Тверской области? А другие успешные государственные деятели и бизнесмены? Этот список можно продолжать и продолжать. Я вот тоже работаю не по специальности, ректором, а не физиком-исследователем, как записано в моем дипломе о высшем образовании. Кстати, если посмотреть на анкеты самых богатых и успешных людей в России, то абсолютное большинство из них в качестве первого или основного высшего образования имели или физико-математическое, или естественнонаучное, или техническое образование в хорошем («сложном») вузе. А физики в этом списке вообще доминируют. Интересно, почему? Дело, во-первых, в сложности освоения образовательной программы («учиться тяжело»). Во-вторых, программа развивает логику системного и критического мышления. В-третьих, развиваются навыки решения нетиповых задач. Нужные в любой сфере профессиональной деятельности «мозговые мышцы» заведомо развиваются у тех, кому удалось преодолеть все преграды на пути освоения физико-математической образовательной программы.

Безусловно, эти «мышцы» могут быть развиты образовательными программами и в других областях, но только при обеспечении определенного уровня сложности преодоления или самим содержанием осваиваемой области, или созданными искусственными преградами в виде задач, исследований, проектов и т.д. Именно глядя на статистику успешности, я бы посоветовал обратить внимание именно на физико-математические и естественнонаучные специальности в качестве первого базового высшего образования. Да, это тяжело, да, это порою кажется ненужным и непреодолимым, но зато потом «легко в бою», в том числе и при дальнейшем освоении других дисциплин и курсов в постоянно меняющейся профессиональной жизни. Из-за демографической ситуации поступление на эти ранее труднодоступные специальности сейчас возможно. Уникальный шанс! Должен отметить и все еще высокое по международным меркам качество физико-математического образования и науки в России. Хочу напомнить, что практически все Нобелевские премии в области науки, когда-либо получаемые российскими учеными, присуждались в области физики.

Резюмируя: при выборе специальности не обязательно думать о конкретной будущей профессии. Нужно быть готовым ко многому. Конечно, есть счастливые (но статистически редкие) случаи полной профессиональной ориентации выпускников школ. С явно выраженными способностями, склонностями, интересом. Это здорово! В таком случае, необходимо воплощать свои способности и намерения с тем, чтобы заниматься любимым делом. Любимое дело всегда делается хорошо, и трудности, преодолеваемые в нем, не тяготят. Однако в массе своей выпускники школ профессиональный выбор не сделали, да и рано: личного опыта и знаний маловато. Поэтому необходимо думать о хорошем, т.е. сложном, образовании, максимально развивающем способности к труду, критическому мышлению, самостоятельному обучению и решению нетиповых задач. В дальнейшем на таком фундаменте можно будет достраивать любые профессионально ориентированные дополнительные образовательные траектории. Вне зависимости от профессиональной области, главное – делать свое дело хорошо, желательно – лучше всех, и тогда успех обязательно придет.

Дома или в столице?

Опыт США и ряда западных стран говорит: учиться в колледже надо подальше от дома, это развивает самостоятельность, тренирует жизнестойкость. Однако напрямую переносить этот опыт на нашу почву я бы не стал. Дело в том, что, во-первых, американцы заканчивают школу позже, в 18–19 лет, по контрасту с нашими 16–17. В таком раннем возрасте никому там в голову не придет отрывать ребенка от дома и отправлять в самостоятельное плавание. Кроме того, разница между организацией учебного процесса в старших классах американской highschool и первыми курсами колледжа не очень велика – та же самая кредитно-модульная система, большое количество индивидуальных и групповых проектов, много самостоятельной работы.

В наших условиях система организации школьных занятий принципиально отличается от вузовской, и эта разница требует от студентов младших курсов немалых усилий по адаптации. Лучше, когда этот нелегкий процесс происходит при участии и поддержке родителей. С этой точки зрения, первый уровень высшего образования у нас лучше получать, живя дома с родителями. С другой стороны, конечно, для молодых людей очень притягательны наши «тверские окраины», Москва и Санкт-Петербург, с огромным количеством самых разнообразных вузов и притягательными атрибутами «столичной жизни». Сегодня, в силу уже не раз упоминаемой демографической ситуации, столичные вузы стали намного доступнее. Если абстрагироваться от социальных аспектов жизни, каково сравнительное качество образования в столичных вузах по сравнению с региональными? Ответ совершенно неоднозначен.

Мы знаем, как финансировалась высшая школа в 90-е. Существование на грани выживания в течение почти десяти лет привело к сворачиванию научных исследований, вымиранию научных школ, отсутствию притока свежих кадров, моральному и физическому старению лабораторий и оборудования, да и самого профессорско-преподавательского состава. Всё это не могло не сказаться на качестве образования самым негативным образом. На это наложилась волна «массовизации» высшего образования, которая привела почти к утроению количества студентов в России. Для вузов появился способ зарабатывать на платных студентах и поправлять свой скудный бюджет. Нередко рост количества студентов приводит к снижению качества их подготовки.

Так вот, в среднем от этих негативных тенденций значительно больше пострадали столичные вузы. Средний возраст профессорско-преподавательского состава в столицах сегодня на 5–10 лет выше, чем в регионах. С одной стороны, отток кадров там был более интенсивным в силу больших возможностей по высокооплачиваемому трудоустройству. С другой стороны, основной наплыв платных студентов тоже пришелся на столицы в силу большего платежеспособного спроса. Поэтому сейчас, при том, что, конечно, и в Москве, и в Питере остались первоклассные вузы («высшая лига»), в среднем, крупные региональные вузы обладают лучшим кадровым потенциалом и часто предоставляют лучшее качество образования, чем столичные вузы «первой лиги».

Какой вуз?

Итак, как же выбрать вуз, как оценить его уровень, пользуясь какими-то объективными показателями? Есть несколько способов. Один из них – рейтинги вузов России. Сложность состоит в том, что таких рейтингов существует несколько, показывают они разные результаты в зависимости от составителя. По странному стечению обстоятельств, как только рейтинг разрабатывается при участии какого-то вуза, он в нем сразу же выходит на первые места. Поэтому доверять можно только независимым рейтингам, опирающимся больше на измеряемые показатели, чем на чисто экспертные оценки. Одним из наиболее серьезных на сегодня является национальный рейтинг лучших университетов России информационного агентства «Интерфакс» и радиостанции «Эхо Москвы». Этот рейтинг довольно широко опубликован и большинством специалистов признается, т.к. он построен главным образом на измеряемых величинах. В нем вузы проранжированы по разным категориям – таким, как образование, наука, имидж, бренд и т.д. Для целей нашего обсуждения важнейшим является образование. Результаты ранжирования по образованию в этом рейтинге можно посмотреть здесь: http://www.univer-rating.ru/rating_a.asp?rat=12&p=1. Кстати, там явно видно, как активно региональные вузы теснят столичные вузы. Единственный недостаток рейтинга Интерфакса состоит в том, что он пока не охватывает все российские вузы, а рассчитан лишь для лучших 50 университетов страны по данным Министерства образования и науки.

Есть еще один показатель, который позволяет узнать многое о вузе, причем любом. Это показатель его научной деятельности. Главное отличие высшего образования от школьного состоит в активной научной деятельности его профессорско-преподавательского состава. Научная активность прямо говорит о кадровом потенциале вуза. Кто-то может сказать, что преподавать и заниматься наукой – это разные вещи, но многовековой и универсальный международный опыт говорит, что уровень высшего учебного заведения (в т.ч. сложность получения в нем образования) тесно связан с потенциалом его научно-педагогических кадров. Этот потенциал в международной практике уже давно измеряется общепризнанными наукометрическими индексами. Сейчас такие индексы стали рассчитываться и у нас.

С введением системы российских индексов научного цитирования появилась очень простая и доступная каждому возможность лично оценить уровень любого вуза по запросу в Интернете на сайте www.elibrary.ru. Достаточно перейти на главной странице в раздел поисковых запросов. Набрав в строке «Что искать» название интересующего вас вуза, отметив галочкой в разделе «Где искать» название организаций авторов, отметив в качестве «Типа публикации» статьи в журналах и сняв галочки со всех остальных пунктов, можно получить общее количество публикаций сотрудников вуза и их цитирований за любой заданный период времени (наиболее показателен последний год) в международно признанных журналах с жесткой процедурой отбора публикаций. Этот объективно измеряемый показатель позволяет легко сравнивать уровень научного потенциала кадров. Весьма полезно при окончательном решении в случае набора проходного балла по ЕГЭ сразу в несколько вузов.

Бакалавр или специалист?

Сегодня, в связи с предстоящим всеобщим переходом российского высшего профессионального образования на уровневую систему,эта тема будоражит многих. Работодатель, в массе своей не знакомый с тем, что из себя представляет бакалавр, считает эту степень/квалификацию чем-то вроде недоученного инженера и при прочих равных условиях берет на работу специалиста (привычного «инженера»). Так же рассуждают и родители, тоже инженеры или специалисты по своему образованию. В 2010 году, в силу переходного периода, представлены обе альтернативы, во многих случаях можно будет поступать как на 5-летние программы специалиста, так и на программы бакалавриата по одному и тому же направлению. Можно ожидать, что при наличии обоих возможностей массовый выбор абитуриентов будет делаться в пользу пятилетних программ. И совершенно напрасно! Я не собираюсь сейчас дискутировать о достоинствах и недостатках новой и старой системы, вопрос здесь решенный, принят закон, и в следующем 2011 году никакого выбора не будет – только бакалавр.

Пятилетние монопрограммы специалиста сохранятся лишь по нескольким направлениям, преимущественно связанным с безопасностью человека и государства. А вот в 2010 такой выбор есть. Так вот, выбирая между программой специалиста и бакалавра, на мой взгляд, предпочтение следует отдавать бакалавру! Почему? По двум простым причинам. Специалист – это пять лет учебы, а бакалавр – это фактически шесть лет, т.к. сегодня практически все бакалавры идут в магистратуру и только единицы выходят на рынок труда. Шесть лет обучения лучше, чем пять! Любой работодатель с этим согласится. Более того, в силу наличия точки ветвления после четырех лет можно сменить направление и поступить в магистратуру уже с осознанным, профессионально ориентированным выбором. Сегодня практически все студенты работают и к четвертому курсу о рынке труда знают не понаслышке. Вот после завершения бакалавриата уже можно размышлять и о смене направления подготовки, и о возможной смене вуза (в том числе с переездом в другой город).

Заключение

Что бы у нас вокруг ни происходило, есть одна вещь, которую у человека никто никогда не отнимет – это его знания. Знания, умения, навыки, компетенции – это капитал, который сохраняется и, в хорошем случае, приумножается всю жизнь. Деньги, вещи можно потерять, их можно отнять. Знания – никогда. Бенджамин Франклин говорил, что деньги, вложенные в голову, неуязвимы. Поэтому надо быть спокойным и упрямым, набирать знания, готовить себя к самостоятельной жизни и помнить, что в жизни самое важное – умение обучаться и переучиваться, то есть постоянно воспринимать что-то новое. Восприимчивость к новому – качество, которое надо развивать. Жизнь состоит из череды сложных задач и точек ветвления. Умение решать задачи и принимать наилучшие решения на основе имеющейся информации в конечном счете и определяет жизненную траекторию и степень возможной реализации себя в профессиональной, общественной и личной жизни. Эти умения, в том числе, развиваются образованием. Хорошее образование делает человека счастливее. Я пожелал бы всем счастья.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:

В данной статье, совершенно замечательной самой по себе, не учитывается один нюанс - система образования в Российской Федерации перестала выполнять функцию социального лифта. То есть в этой стране нет механизма конвертации знаний и научных степеней в реальные деньги и заработки. Конвертировать можно связи, лояльность, знакомства, а знания - нет. Потому совершенно не важно, куда пойти учиться. Ищите знакомства. Совет инсайдера.

Денис Давыдов

Аспирант кафедры теории и истории культуры ТвГУ
22.04.2010


В продолжение темы - статья "Ведомостей" о надбавке за образование в России, точнее, ее отсутствии http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2010/05/20/234905 и форум с отзывами об этом http://www.vedomosti.ru/newspaper/opinions/2010/05/20/234905_2

Денис Давыдов

Аспирант кафедры теории и истории культуры ТвГУ
22.05.2010

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК