Регион

 
Тарелка с сахаром
или политика невмешательства?
автор: Игорь Колесников
Можно абсолютно уверенно утверждать, что большая часть территорий Тверской области значительных объемов инвестиций в ближайшие 50 лет не увидит.
 
По сути, вся программа поддержки сельхозпроиз-водителя направлена на помощь быку в деле оплодотворения коров. Но бык и без наших дотаций и приезда депутатских и прочих комиссий прекрасно справляется со своей миссией.
 

Тарелка с сахаром

Сегодня все говорят об инвестициях. Территории ведут бесконечный поиск инвесторов: новые проекты – новые поступления доходов в бюджет – новые возможности для жизни и развития территорий. Но всегда ли инвестиции – благо?

Мой друг-биолог как-то поделился со мной своими наблюдениями за поведением муравьев. Рядом с муравейником на протяжении значительного времени ученые ставили тарелку с сахаром. Благодоря избытку пищи количество муравьев стало стремительно увеличиваться, и ничем не примечательный муравейник превратился в муравейный мегополис. К тарелке начали прокладываться тропы от других муравейников, окрестные территории стремительно заполнялись муравьями. И тут тарелку с сахаром убрали…

В результате дефицита пищи муравьи начали пожирать друг друга, количество муравьев, населявших мегамуравейник, стало стремительно сокращаться, и в итоге численность выживших муравьев уменьшилась в несколько раз по сравнению с численностью муравейника до появления тарелки с сахаром.

По аналогии с тарелкой сахара, можно с уверенностью сказать, что любой инвестиционный проект, не связанный с традиционным укладом жизни и возобновляемыми ресурсами, существующими на территории, – это бомба замедленного действия, и таких бомб на территории России – тысячи (вспомните Пикалево).

Наша территория

В Тверской области наиболее инвестиционно привлекательны территории, расположенные вдоль трасс Москва – Санкт-Петрбург, Москва – Рига, и земли, граничащие с Московской областью. Все остальные территории крупных инвесторов не интересует в принципе. Помимо удаленности от столицы и транспортной доступности для инвесторов важно количество населения, проживающего на территории (рабочие руки), коммунальная инфраструктура (не дай бог стать градообразующим предприятием), коммуникации, стоимость земли. Т.е. Канаково, Тверь, Торжок, Ржев, Кимры – привлекательны всем, кроме стоимости земли; Лесной или Жарковский районы – ничем, кроме стоимости земли. Льготы, предоставляемые инвесторам, местным законодательством тоже учитываются, но играют отнюдь не решающую роль при выборе площадки для проекта. Из всего вышесказанного (или просто посмотрев на карту региона) можно сделать вывод, что большая часть территории Тверской области является инвестиционно непривлекательной, несмотря на относительно близкое расположение от столицы.

Тупики

Можно абсолютно уверенно утверждать, что большая часть территорий Тверской области значительных объемов инвестиций в ближайшие 50 лет не увидит. Если районные центры еще могут на что-то претендовать, то подцентрам, сельским поселениям, конечным остановкам (тупикам) надеяться явно не на что.

Помимо исторически сложившихся тупиков, у нас есть ряд «медвежих углов», созданных искусственно в результате ошибочных управленческих решений. Наглядный пример – Нелидово: добыча угля позволяла территории нормально развиваться. Сейчас уголь как стратегическое сырье никому не интересен. Произошло нарушение исскуственно созданного равновесия. Сахар на тарелке закончился, другой тарелки с сахаром нет.

Советское планирование базировалось на принципе: все, что мы построим, будет работать вечно. В итоге мы имеет Нелидово и Пикалево и пока еще только смутное ощущение у малой части чиновников, что территории должны развиваться по законам природы, а не по директивам из ЦК.

Что не надо делать?

Не надо сливать золотовалютный запас государства на поддержку неконкурентоспособных ошибочных управленческих решений прошлых лет. Принявшие решения о поддержке отечественного автопрома члены правительства разъезжают по Москве отнюдь не на Жигулях, да и действующий Президент Российской Федерации на собственную инаугурацию приехал на Мерседесе, а не на Ладе Калине.

Не надо, как в бездонную бочку, закачивать деньги налогоплательщиков в нерентабельные колхозы в надежде, что одуревшие от водки и халявы председатели, вместо того чтобы купить очередной джип, вдруг восстановят угробленное ими же сельское хозяйство.

Не нужно оказывать поддержку ничему отмирающему, нерентабельному, неспособному прокормить себя. Телевизор «Радуга» не мог конкурировать с «Sony» и умер естественной для неконкурентной продукции смертью. Пора прекратить заботиться о мертвых и подумать о живых.

Управление информацией

У каждой территории, у каждого района – свои особенности и свое определенное предназначение. Плохих территорий не бывает, бывают неправильные управленческие решения по их использованию.

Все, кто когда-либо занимался исследованиями, знают, что сначала необходимо собрать полную и стопроцентно достоверную информацию о предмете, далее проанализировать полученные материалы и на основании произведенных исследований принять решения о его использовании. Казалось бы, всё просто и ясно. Но всё происходит по-другому: мы сначала ставим задачу – например, доступное и комфортное жилье. Затем сразу готовим проектное решение, а уж потом начинаем подтаскивать под него выводы, анализы, а сбор информации не производим вообще – мы ведь и так всё знаем... Для управленцев это слишком долго и муторно. Сбором информации и ее анализом должны заниматься не люди, наделенные властью, а профессиональные сообщества. А управленцы должны лишь контролировать правильность исполнения и сроки поставленных профессиональными сообществами задач. Иначе ничего, кроме тарелок с сахаром, т.е. проблем, для наших детей мы создать не сможем.

Политика невмешательства

Лучшее, что может сделать власть для инвестиционно непривлекательных территорий, – как можно меньше вмешиваться в их дела. Навязывание помощи, а вместе с ней контроля и давления на крестьянина приводит к его исчезновению. Зачем заготавливать сено и корма на зиму, если выделены дотации на закупку сена и комбикормов? А без посторонней помощи, надеясь только на себя, он сена накосит, корма заготовит, и все, что ему нужно для ведения хозяйства, сам сделает. Внешняя помощь нарушает сложившуюся гармонию взаимоотношений человека с природной средой. Преимущество исторически сложившихся медвежьих углов состоит в том, что они самодостаточны. И их развитие должно идти по сценарию развития этой самодостаточности. Внешнее вмешательство либо перегружает территорию функциями, что приводит к деградации почвенного покроя, нарушению экологии и т.д., и, как следствие, к деградации крестьянского хозяйства, либо к быстрой деградации самого крестьянина, не понимающего, зачем нужно работать, когда и так всё дают.

Последнее звено структуры государственной власти – администрации сельских поселений. Далее этого звена государство не должно оказывать влияние на развитие территорий.

Вмешательство государства может осуществляться только в чрезвычайных обстоятельствах – звонок в милицию, звонок в МЧС, помощь при пожаре, скорая медицинская помощь, – т.е. по просьбе того, в чьи интересы оно вмешивается.

Сельское хозяйство

Тверская область располагает значительным количеством земель, предназначенных исключительно для ведения сельского хозяйства. При этом всё время муссируется тема, что Тверская область – зона рискованного земледелия. Рискованного для чего? Если мы решим выращивать бананы и ананасы – да, действительно рискованного! Но для выращивания крупного рогатого скота на мясо наша территория – просто идеальна, для выращивания технического льна – идеальна, для выращивания кормовых – также идеальна. Но если системе ведения традиционного сельского хозяйства навязывают несвойственные ей функции – например, всех крестьян загоняют в колхозы, – они тоже становятся убыточными. Так что не территория у нас плохая, а управленцы – идиоты.

Существующая сегодня система дотаций в сельское хозяйство работает не на производителя сельхозпродукции, а на структуры, осваивающие бюджет. А т.к. осваиваемая сумма год от года увеличивается, растет и степень идиотизма у освоителей. В прошлом году идиотизм достиг отметки в 1 миллиард рублей.

По сути, вся программа поддержки сельхозпроизводителя направлена на помощь быку в деле оплодотворения коров. Но бык и без наших дотаций и приезда депутатских и прочих комиссий прекрасно справляется со своей миссией. И чем ему в этом деле могут помочь приехавшие депутаты, остается загадкой.

Для увеличения поголовья крупного рогатого скота финансовые вливания не нужды.

Дотации должны идти не в производство, а в потребление. Если мы хотим развивать сельское хозяйство, надо всего-навсего у сельхозпроизводителей покупать их продукцию по цене, которая им позволяет быть рентабельными. Вот тогда они будут производить. А мы помогаем производить, а потом они не знают, куда произведенный продукт девать…

Почему продукцию тверских сельхозпроизводителей практически невозможно встретить на прилавках московских рынков и магазинов? Рынок сбыта – это всё, что нужно для развития сельского хозяйства Тверской области и России. Вся сельхозпродукция, необходимая России, должна закупаться в России. А вот бананы, компьютеры и мобильные телефоны – то, что у нас не растет, не производится, не соответствует качеству, – там где растет, производится и соответствует качеству. Но наш департамент сельского хозяйства упорно помогает быку взгромоздиться на телку, а государство продолжает активно закупать трупы генномодифицированных аргентинских коров. По всей видимости, дотации в сельское хозяйство в скором времени увеличатся вдвое…

Иллюзии

Помимо разговоров о рискованном земледелии постоянно идут разговоры о развитии лесной и деревообрабатывающей промышленности, а также превращении Тверской области в туристическую Мекку России. За последние 20 лет в результате законной и не законной вырубки практически весь качественный строевой лес в регионе был напрочь истреблен. А что касается туризма, то он действительно может развиваться в форме малого бизнеса, если малому бизнесу не мешать его развивать. Строить четырех- и пятизвездочные отели у нас никто не будет – не для кого.

Дачные поселки

Вокруг инвестиционно привлекательных районов, благодаря более или менее развитой инфраструктуре, все последнии годы идет активная скупка земли частными лицами под строительство загородных домов, в результате чего со скоростью произростания грибов после дождя повсеместно возникают дачные поселки – от сарайного до элитного типа.

Что они нам дают? Кроме деградации территории, – ровным счетом ничего. Для казны муниципальной и казны субъекта толку от них – как с козла молока, а для территории проблем в виде засорения и буквальном смысле вытаптывания земли – масса. Некое количество жителей поселков иногда покупает молоко или яйцо у местных фермеров – других полезных действий, способствующих развитию территории, за ними не числится. Форма дачных кооперативов сама по себе – советский атавизм. Такой формы летнего сосуществавания нет нигде в мире, кроме нас и Бразилии. Почему она есть в Бразилии, я не знаю, а почему она возникла в Советском Союзе, понятно: на рынке продукты покупать дорого, в магазинах продуктов нет или есть, но отвратительного качества – поэтому часть граждан пыталась вырастить на шести сотках небывалый урожай, другая часть помогала колхозам в уборке овощей за мешок картошки. Шесть соток – это всего лишь дополнительная возможность для рабочих обеспечить самих себя продуктами питания – по более низкой цене, за счет своего труда, потраченного в выходные дни. Назвать элитным поселком кооператив, где вместо шести соток на душу выделено 15 или 20 и убедить публику, что это и есть элитный отдых, умудрились только в России.

Сельхозземли, как известно, выдаются для сельхоздействий – ведения садоводства, огородничества и т.д. Там возможны бытовые постройки для ведения и организации сельхозработ. Но когда на сельхозземлях возникают коттеджи, и через дачную амнистию их переводят в земли населенного пункта, то тут начинаются противоречия. Земли населенного пункта должны быть обеспечены социально гарантированными структурами – детскими садами, школами, медучреждениями, дорогами, средствами для транспортировки мусора и т.д., что в дачном кооперативе не подразумевается и не делается. Получается, что люди сами себя загоняют в малоперспективные резервации. Правительство не может отказаться от АвтоВаза, граждане от шести соток – у страны прекрасные перспективы.

Надо вернуться

На нашей территории традиционной формой проживания на земле (и единственно правильной) являются усадьбы (хутора). Это та же самая дача, но с ведением сельского хозяйства, которое по определению на шести сотках не поместится.

Нам не надо изобретать велосипед – надо просто вернуться к системе сельского хозяйства, функционирующей в Тверской области до 1917 года, до того, как мы сбились с пути.

Нам нужно вернуться к развилке, где мы повернули не в ту сторону, и продолжить исторически сложившийся маршрут.

Вернуться? В дореволюционную Россию? Подобные мысли у руководства страны в голове явно не укладываются. А еще есть страх перед электоратом. Не секрет, что большая часть населения имеет мировоззрение советских людей. А вдруг это вызовет социальные волнения?

А еще есть смысл вспомнить 1861-й год (год отмены крепостного права) и посмотреть – что применимо, что не применимо из проводимых тогда реформ для сегодняшней России.

В 1913 году государство сельское хозяйство не дотировало, депутаты не помогали быкам оплодотворять коров, но Россия была безусловным мировым лидером по экспорту всех видов молочной продукции, мяса и пшеницы. Английский сыр Честер экспортировался в Англию из России, Парижское масло (со вкусом орехов) экспортиловалось во Францию из России и было изобретено не в Париже, а в Тверской области руководителем первой в России школы сыроварения Н.В. Верещагиным.

Но мы продолжаем совершать новые и новые ошибки. Ведь если, сбившись с пути, начинаешь искать новый путь, не вернувшись назад, то все дальше и дальше уходишь от нужной дороги.

Малые города

Более-менее сносным можно назвать положение дел в малых городах Тверской области, расположенных вдоль федеральных трасс, в остальных численность населения постоянно сокращается, и нет никаких предпосылок к тому, что ситуация изменится к лучшему.

Если город возник исторически, на месте деревни, которая благополучно обслуживала данную территорию в течение 500 лет и до сих пор остается в живых, то он может простоять еще 500 лет. Он выживет, вопрос только – в каких масштабах. Если город возник как плод ума управленцев, – он покойник, вне зависимости от количества кубов глюкозы, вогнанной в его протезы нынешними управленцами.

Отрицательная демография

В Тверской области площадь кв. м. земли на одного человека значительно превосходит аналогичный показатель большинства стран мира. Плохо это или хорошо?

Как статистический показатель для сравнения с Бельгией – плохо, как место для комфортной жизни – хорошо. Для ведения крупного строительства – плохо, для ведения естественного сельского хозяйства – очень хорошо.

Если бы у нас было море, горы и теплый климат – количество населения увелилось бы пропорционально температуре. Если бы на нашей территории были месторождения нефти, газа, алмазов и т.д. – тысячи людей приехали бы в Тверскую область на заработки.

А так как у нас нет нефти, газа, алмазов, а есть болота, среднего качества лес и несколько солнечных дней в году, то ничего удивительного, неестественного и тем более катастрофичного в «отрицательной демографии» нет. Происходит процесс, подобный перетеканию жидкости в сообщающихся сосудах – установление равновесия.

Россия перестала быть аграрной страной – а значит, процент населения, занятого в сельском хозяйстве, не может быть значительным. И если в деревне останется одна семья фермеров и будет обслуживать всю прилегающую к ней территорию в форме традиционного земледелия, – в этом нет ничего страшного. Денег от произведенной и ПРОДАННОЙ!!! продукции ей вполне хватит на достойную жизнь. При таком раскладе все члены семьи будут именно работать, а не деградировать, и детей у них будет много без всякой помощи депутатов.

Ментальностьи переоценка ценностей

Говоря о менталитете, мы всегда подразумеваем под этим понятием некую данность, суть – неизменную, непреходящую. Часто ментальность воспринимается нами как некое неизбежное зло – такое же непреходящее и неизменное. Таким неизбежным злом в России, например, считается пьянство. И когда говорят, что, мол, в глубинке спиваются… Не думаю, что там спиваются чаще, чем в Москве. Ведь и в Москве ментальность та же – русская.

Но менталитет все же можно изменить. И изменяется он всегда вместе с системой ценностей. Наша шкала ценностей сегодня смещена в сторону общества потребления: быть богатым намного более престижно, чем быть умным; успешность заключается не в твоем развитии, не в том, как ты реализовал свои способности, а в том, на какой ступеньке социальной или иерархической лестницы ты смог примоститься. Нарушилась система естественного отбора – наверх выбились не самые умные, а самые локтистые.

Но потихоньку нынешняя система координат опять изменяется – и как мне кажется, в лучшую сторону.

В начале 90-х мальчик хотел быть бандитом, девочка проституткой – в конце 90-х мальчик уже хотел быть банкиром, девочка домработницей на Рублевке или моделью. Сейчас возникают новые приоритеты – во время опроса в МГУ 2% студентов на вопрос: кем вы хотите быть? – поставили галочки в графе «бизнесмен», 98% – в графе «чиновник». Интересно было бы на такое посмотреть… И все же, то, что молодые люди хотят быть чиновниками – более правильно, чем если бы они хотели быть бандитами или проститутками.

Но почему никто не хочет быть крестьянином?

А потому что крестьянство – это не престижно. Быть крестьянином не модно. А почему крестьянство не престижно? Потому что это ватник, грязь, навоз, безденежье и алкоголизм – ты не успешен.

Но ведь можно посмотреть на это и по-другому. Крестьянин – человек успешный, потому что он человек здоровый, работает на свежем воздухе, экологически чисто питается, работает сам на себя. Жизненного пространства – хоть отбавляй: он живет с семьей на своих 20 гектарах, и ему даже забора не надо, потому что вокруг нет никаких злоумышленников. Зато у него есть надежная семья, родственники – те, кто ему помогает. У него вменяемый, понятный распорядок дня и природный биологический ритм жизни. Что касается благ цивилизации, то и они при нем – он может пользоваться Интернетом, цифровым телевидением и современными бытовыми приборами. Его заработок намного выше, чем у клерка, который каждый день тратит минимум по три часа на дорогу до работы и обратно, живет в малогабаритной квартире (пусть даже в трехкомнатной, с высокими потолками), машина которого стоит в сугробе под снегом (слава Богу – смог припарковаться!), а если пробки – он отправляется в многолюдное и чреватое чесоткой метро, а затем – еще полчаса до работы по грязи и слякоти… Сплошой стресс. От стресса он избавляется, укрепляя нервную систему и физическую форму, занимаясь фитнесом в каком-нибудь подвале и совершая утренние пробежки вдоль загаженных магистралей. Нормальный воздух ему заменяет увлажнитель воздуха, таблетки кое-как спасают от аллергии…

Рано или поздно люди очухаются, и медвежьи уголки начнут заполняться народом. Но болшинство умрет, так и не начав жить.

Задача государства

Государство не должно разбазаривать народные деньги для поддержания на плаву неэффективных собственников. Все деньги – в инфраструктуру. Нам нужны детсады и школы для наших детей, поликлиники и больницы, если не дай бог что-нибудь случится с нами и нашими близкими, дороги, по которым мы можем доехать до места нашей работы, возить хлеб, отправиться в путешествие. Нам нужны законы, позволяющие нам чувствовать себя, свой дом и свое дело защищенными. Нам нужны понятные, прозрачные и подконтрольные нам органы исполнительной власти. Все остальное мы сделаем сами.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:

"Неподотчетность власти обществу привела к тому, что чиновничество стало отдельным классом. Его члены системно объединены, поддерживают и защищают друг друга. Правоохранительные органы с одной стороны являются частью чиновничества, а с другой его "службой безопасности". В результате чиновники имеют возможность нарушать законы ради расширения своей власти, приносящей им деньги, и прикрытия низкой результативности своей работы". Дмитрий Барановский
dm-b.livejournal.com http://www.vedomosti.ru/blogs/dm-b.livejournal.com/806
Именно поэтому современные студенты хотят стать чиновниками, а не бандитами. Но я не думаю, что это лучше. Это одинаково.
Что касается предложения убрать тарелку и свести роль государства к "ночному сторожу", то чем же тогда будут заниматься эти чиновники в дневное время? Раздутость аппарата, в том числе областного, которая неоднократно отмечалась в "Точке зрения", в принципе противоречит идее экономической автономности ...

Денис Давыдов

Аспирант кафедры теории и истории культуры ТвГУ
25.04.2010

Оставить свой комментарий