Точка зрения

 
Правило ржавчины автор: Владимир Грабарник
По данным Генпрокуратуры, объем рынка коррупции в России сопоставим с федеральным бюджетом и оценивается в 240 с лишним миллиардов долларов.
«На тех, кто принимает сегодня решения, лежит ответственность за то, чтобы сделать глобальную экономику более здоровой и устойчивой, менее уязвимой к глобальным рискам. Нынешний кризис, несомненно, приведет к переформатированию мира. И я думаю, что это для всех присутствующих здесь – очевидный вывод. В результате сменятся лидеры экономического развития, модели поведения в экономической сфере, модели функционирования самих экономических рынков. А новым моделям, которые будут созданы в ближайшие годы, еще придется пройти испытание на прочность, доказать свою эффективность».
Д.А. Медведев. Выступление на Всемирном экономическом форуме в Санкт-Петербурге, июнь 2009 г.

«Правило ржавчины» – экономико-социальный механизм, распространяющийся на взаимодействие субъектов по поводу распределения и потребления материальных благ. Выражается в нерациональном стремлении индивидов потребить как можно больше условного железа (трубы) не взирая на то, что сам процесс такого потребления ржавчиной изделия неминуемо приводит к его уничтожению…
Ежегодно в России гибнет от транспортных травм – около 40000 человек, совершается от 1 млн. до 5,5 млн. абортов, умирает от алкогольных отравлений – около 25000 человек, совершается более 40000 самоубийств.
 
Ни одна страна в мире устойчиво не развивается, и не обходится без социальных взрывов, если разница в доходах 10% самого богатого населения в 15 раз превышает доходы 10% самого бедного населения. Доходы нашей элиты превышают доходы малообеспеченного населения в 20 раз.
 

Давайте на некоторое время представим, что все происходящие процессы можно попытаться описать в терминах спортивных состязаний, или игр. Например, вообразим весь мир (ну, скажем, его экономическую составляющую) в виде соревнований Формулы-1, где трасса – это исторический процесс, а болиды – страны-участницы или экономические единицы вроде фирм и компаний. И вот на трассе – затор, столкновение, задымление и прочие спортивные ужастики. Лучшие пилоты осмотрятся, выберут свой маршрут и… приложат максимум усилий, чтобы продолжить гонку. И не победа, видимо, будет главной целью, а сохранение болида.

Случилось, что какой-то конюшне ну очень сильно не повезло, и за штурвалом классной машины оказался классный… таксист. Риторический вопрос: каковы его шансы хотя бы просто доехать до финиша? Скажете, что такого не бывает? В соревнованиях класса Формулы-1 – вероятность ничтожно мала, а в жизни чего только не случается…

И члены команды очень важны в такой ситуации – слаженно, четко, на одном дыхании, окрыленные единым порывом, с пижонским лозунгом «да, мы можем!» они всегда приложат максимум усилий для помощи своему пилоту. Но горе конюшне, в которой техники будут пытаться набить собственные желудки макаронами, а карманы – сувениркой, прихваченной по случаю с мест событий.

Поэтому, если в кризис болид не поменяешь, то уж команда требует самого пристального внимания. Хорошие управленцы могут здорово работать в мирное время, но быть абсолютно бесполезными в период затянувшегося кризиса.

И не верьте ответственным оптимистам, которые будут, словно шаманы в бубен, долбить телезрителей мантрами, призывающими дождь: «кризис закончился! Все будет хорошо!». Не верьте пессимистам, которые, словно крысы, спасающие известно что, будут истошно визжать: «Все пропало! Спасайся кто может!». Выход всегда есть, пока есть разум. Мы должны очень четко осознать, что процессы, происходящие на наших глазах, будут сильно растянуты во времени, отзовутся трехмерными изгибами и переломами в социальных и общественно-политических тканях. Говоря языком политэкономии, мы вступили в период смены общественно-экономической формации.

Возвращаясь от спортивной ситуации к реальной жизни, мы обязаны сами себя спросить: в чем кроются наши проблемы? Что можно исправить? Каково будет наказание?

Есть мнение, что 18 лет назад окончилась «холодная война», в которой Россия признала свое полное поражение и, по сути, сдалась на милость победителей. Мы-то воевать закончили, а милость победителей испытываем на себе до сих пор, и может оказаться, еще долго будем испытывать...

В специальных армейских подразделениях учат, что главная задача диверсантов – посеять панику среди мирных жителей. При панике большинство неподготовленного гражданского населения впадает в полный стопор, или прострацию (по статистике, в любой толпе всегда есть около 10–12 процентов так называемых восприимчивых субъектов – панически настроенных людей, которые малейшее подозрение на угрозу воспринимают как сигнал для бегства). Эти «восприимчивые» и заводят всех остальных, даже если ничего страшного не происходит. За последнее десятилетие в обществе прослеживается четкая тенденция к нарастанию агрессии и росту числа «восприимчивых», легко отзывающихся на разного рода сигналы. Благодаря телевидению террор и насилие все больше становятся нормой жизни, а это значит, что у общества снижается порог чувствительности и теряется ориентация в собственном культурно-историческом пространстве. Нам уже сложно явно грязное назвать черным, а доброе – однозначно белым. Есть опасение быть непонятым и прослыть неполиткорректным.

Диверсии (терроризм – одна из составных частей диверсионной деятельности) бывают разные – не только направленные на уменьшение живой силы, но и деморализацию духа. К таким видам, несомненно, следует отнести теле- и игромании – вид ступора, к которому более 70% населения привело перманентное состояние паники.

1. Любовь нации

Игры. Так вот, игры… Имеются в виду не те игры, в которые кризис играет с человеком, а те, в которые человек играет во время кризиса. Давайте присмотримся – наверняка увидим кое-что любопытное.

Опять же условимся, что карты, рулетка и прочее казино нас сейчас не интересуют, а поговорим мы об играх, в общем-то, детских, а если уж быть совсем точным – компьютерных. Будьте спокойны, не надо раздражаться, я не предлагаю лично вам начать играть, но уверяю – тут есть о чем поговорить.

Сначала – совсем короткое введение в тему. Большой популярностью стали сейчас пользоваться так называемые MMORPG – многопользовательские ролевые онлайн-игры. Качество flash-мультика, выбор на любой вкус, от пляжного волейбола до глобальной стратегии. И вот уже сотни, тысячи, миллионы взрослых людей часами (в основном в рабочее время) с остервенением жмут на кнопки мыши и клавиши, набирая очки опыта, сражаясь за воображаемые территории, «прокачивая» своих персонажей до новых и новых уровней. Настойчивость, достойная лучшего применения, не так ли?

«Прямо пойдешь – в волшебный мир онлайн-игры попадешь, назад повернешь – серую и скучную реальность найдешь». Справедливости ради надо отметить, что невероятную популярность эти игры приобрели с началом кризиса и особенно – в русскоязычной части Интернета. Мы сравнили: если, к примеру, на европейском или азиатском сервере в игры PerfectWorld даже в воскресенье играют с десяток пользователей, то 7 (СЕМЬ!) мощнейших русскоязычных серверов этой игрушки заполнены игроками под завязку круглосуточно. Сотни тысяч, миллионы игроков.

Выводы простые и грустные. Человек приходит на рабочее место, включает компьютер и… играет. Часами, с утра до позднего вечера. Фотографии самых активных игроков вывешены на соответствующих сайтах, вы можете найти там своих коллег и подчиненных, пэтэушников и топ-менеджеров. Но не торопитесь их ругать и наказывать. Одна из причин – отвратительный менеджмент. Причем на всех уровнях. Такой пассивный массовый протест офисного планктона против собственной невостребованности. Вторая причина ухода из реальности – попытка спрятаться в игру, как в раковину, из-за несоответствия реальности ожиданиям. Реальность оказывается хуже игры: в ней, как правило, не действуют правила, герои ведут себя неадекватно статусу, и нет никакой возможности повлиять на происходящие события!

Запрет азартных игр в реальности, исключая специальные зоны, – однозначно правильное управленческое решение государственного уровня – в реализации стало возможным потому, что интеллектуальный, финансовый, управленческий и административный ресурс интернет-элиты оказался сильнее лобового нажима романтиков рулетки.

Телик. По данным ВЦИОМА, сегодня 81% россиян доверяет телевидению. Перед телевизором люди проводят в полтора раза больше времени, чем все трудоспособное население страны на работе (общественно-политический журнал Федерального Собрания – парламента РФ «Российская Федерация сегодня», №2, 2009 г. «Телевласть и нанолюди», Л. Сычева, с. 23). Таким образом, мы как нация любим две вещи – компьютерные игры и прогрессивное современное телевидение. Можно, правда, сформулировать чуть-чуть иначе: мы все находимся на игровом крючке (или на кончиках пальцев, бегающих по клаве), или в телеотключке, а там – взлом мозгов, и полное отсутствие реальности.

2. Нелюбовь нации

Безжалостность к себе, к среде собственного обитания, к языку и сфере общения неминуемо приводит к ненависти. Ненависть приводит к деградации.

Давайте обратим внимание на основные тенденции, имеющие место в России за последние годы:

Количество. Народонаселение нашей страны последовательно уменьшается со 148,27 млн. чел. в 1991 году до 141,9 млн.  чел. в 2009 году (сайт Федеральной службы государственной статистики). Кроме того, ежегодно в России:

- совершается от 1 млн. до 5,5 млн. абортов (первая цифра – официальные данные, последняя – расчетные данные Всемирной организации здравоохранения);

- гибнет от транспортных травм – около 40 000 человек;

- от алкогольных отравлений – около 25 000 человек;

- самоубийств совершается более 40 000, и так далее.

Практически по каждой из причин преждевременной смертности (не от старости) Россия занимает одно из первых мест в мире. Ежегодно из-за абортов и «преждевременной смертности» мы теряем около 7 миллионов человек.

Эксперты уверены – из-за экономического кризиса в стране будет демографический спад, так как проблемы, которые существовали и раньше, усугубились. Специалисты Центра экологии и демографии человека утверждают, что в этом году число младенцев уменьшится примерно на 200 тыс. И когда страна вернется к тенденции демографического роста – неясно. По прогнозам, через год число новорожденных россиян сократится примерно на 150 тысяч, а количество абортов возрастет на 8–10%, особенно в малообеспеченных семьях.

Однако проблема не только в том, что в настоящий момент женщины массово идут на аборты, но и в том, что рожать скоро станет просто некому. Сейчас наступает благоприятный репродуктивный период для тех, кто родился в 1990-е годы, а их очень мало – тогда тоже был серьезнейший в новейшей истории страны демографический кризис, напоминают эксперты. Его последствия были преодолены лишь в 2006 году, так что переломить нынешнюю тенденцию также получится не раньше, чем через 7–10 лет.

Сами женщины винят во всем государство. Многие из них попали под сокращение уже ожидая ребенка. «Чувство такое, будто нас обманули», – говорят женщины. Несостоявшихся из-за кризиса мам в стране – тысячи. Об этом можно судить хотя бы по тому, что за последние два месяца число запросов в поисковых системах на слово «аборт» возросло в 10 раз.Это видно и по числу обращений женщин в государственные медицинские учреждения, и по звонкам на «телефон доверия».

Появилась даже новая социальная группа женщин – тех, кто делает аборт из-за того, что не может расплатиться по кредитам.

Очередь на искусственное прерывание беременности расписана в клиниках на две недели вперед. Как отмечают врачи, чаще всего на аборты приходят пациентки, потерявшие или сменившие работу, а также те, кто имеет кредит в банке. Пациентки в шутку называют эту процедуру «личной антикризисной мерой». Хотя, конечно же, этим женщинам сегодня не до шуток: они потеряли веру в государство, в стабильное будущее и даже в себя.

Специалисты убеждены: рост числа абортов закономерен. Так происходило во все кризисные времена. В 1999-м, в год, следующий за дефолтом, число родившихся составило 1,214 млн. Это на 69 тысяч меньше, чем годом ранее, и абсолютный минимум за всю новейшую историю России. При этом каждая 11-я россиянка в возрасте до 29 лет в течение года после дефолта сделала аборт. То же самое происходит и сейчас. Работают социально-биологические механизмы. Мой брат, кандидат медицинских наук, гинеколог, кстати, говорит, что наши женщины используют аборты как самый дешевый способ контрацепции…

В целом уровень рождаемости в большинстве российских регионов остается крайне низким. В среднем по Центральному федеральному округу общий коэффициент рождаемости в 2008 году составил 10,4%, в Северо-Западном – 10,8%, Приволжском –11,8%, то есть ниже, чем в целом по России. В других федеральных округах он был не ниже 12,6%, а самый высокий зафиксирован в Южном федеральном округе – 13,9%.

Фонд ООН по народонаселению опубликовал прогноз, согласно которому к 2050 году население России сократится на 34 миллиона человек и составит 107,8 миллиона. По оценкам фонда, население нашей страны в среднем сокращается на 0,5% в год. И простое повышение рождаемости ситуацию не спасет.

Впрочем, число наших соотечественников уменьшается не столько за счет низкой рождаемости, сколько за счет высокой смертности. И это отличает Россию от европейских стран. По уровню рождаемости мы находимся на уровне Германии и Италии, но по гибели людей в трудоспособном возрасте значительно их опережаем. Каждый третий человек у нас умирает в возрасте от 20 до 60 лет.

Суициды. По частоте совершения суицидов уже 18 лет подряд Россия находится в первой тройке стран мира. Последние годы с третьего страна поднялась на второе место, обойдя депрессивную, как принято считать, Норвегию, и уступая лишь Литве. В стране ежегодно совершается более двух тысяч детских и подростковых самоубийств. В среднем, в мире на подростков приходится 10 случаев суицида на 100 тысяч. В России – 38. Хотя рост числа детских и подростковых суицидов психологи также связывают с экономической нестабильностью. Любому человеку, способному к минимальному умственному напряжению (простейшему анализу), при сравнении приведенных цифр станет ясно, что невозможно объяснить наше постоянное присутствие в «группе лидеров» уже 18 (!) лет при том, что, по утверждениям большинства СМИ, страна как минимум с 2002-го по 2007 год жила «при постоянном улучшении экономической, политической и социальной ситуации».

Алкоголизм. По опросам, в России 76% жителей – люди, сами себя относящие к категории лиц, «постоянно употребляющих спиртные напитки». В пересчете на декалитры каждый гражданин России употребляет более 17 л чистого спирта в год при смертельной дозе на уровне 9.

Коррупция. «По данным Генпрокуратуры, объем рынка коррупции сопоставим с федеральным бюджетом и оценивается в 240 с лишним миллиардов долларов». («Наш странный капитализм», В. Милосердов, академик РАСХН). Коррупция – это болезнь системы и системная болезнь. Ссылки на низкую зарплату неуместны. «Правило ржавчины» – ржавчина стремится занять максимально возможное пространство, независимо от целесообразности расширения. Процесс ради процесса. ГИБДД – ни одной вакансии. Система воспитывает нужных ей людей. Или вербует. Иногда возникает ощущение, что система набирает себе сторонников возле дурдома по объявлению. Единичные персональные исключения – реальные управленцы – только исключения, которые, подтверждая общее «правило ржавчины», не оказывают никакого влияния на процессы системы в целом. Страна не любит взяточников, но научилась относиться к ним, как к стихийному бедствию: да, есть они, но я-то причем? И вся злоба вымещается на сотрудниках ГИБДД… И служащие государству люди вдруг превратились массово в чиновников и чинуш, олицетворяющих собой квинтэссенцию «правила ржавчины».

Кредиты. В 2005 году банками и корпорациями было привлечено 72 млрд. долларов, из который прямые инвестиции составили менее 13 млрд. дол. В 2006-м – 104 и 30,1, в 2007-м – 216 и 51,6 млрд. соответственно. Отток за 2008 г. – около 100 млрд., за 2009-й – 170 млрд. долл. (Заместитель министра экономического развития России Андрей Клепач: «Чистый отток капитала из России в первом квартале 2009 года составил 33–34 миллиарда долларов». По оценке Всемирного банка, обнародованной 30 марта, отток капитала в 2009 году достигнет 170 миллиардов долларов.)

Объем корпоративного долга за 8 лет вырос в 180 раз и составляет 540 млрд. долларов. Более 200 млрд. из них – долги госкорпораций. Встречные потоки практически одинаковы (из страны вывозит правительство, а ввозят банки). Вывозят под 3–4%, а ввозят под 10–12! Применив очень простые расчеты, получим, что ежегодно Россия на простеньких финансовых операциях теряет более 40 млрд. долларов США.

Следовательно, мы не любим сами себя неистово и страстно, до суицидальной составляющей. Мы искренне ненавидим сложившуюся систему социально-экономического взаимодействия внутри общества. И… играем, и… ничего не делаем! До смешного – вообразите:  141 млн. Емель, выжидающих на печи очередного чуда!

3. Наши перспективы

Самодостаточной считается страна, в которой более 300 миллионов граждан, и она может себе позволить во всех сферах иметь новые разработки. Россия ни по одному из этих параметров не проходит.

Наши зарубежные коллеги очень любят при анализе «успешности» той или иной страны использовать понятие «децильный коэффициент», смысл которого в сравнении доходов: 10 процентов самых богатых и 10 процентов самых бедных. Чем меньше разница между богатыми и бедными, тем более устойчиво общество. В Советском Союзе значение децильного коэффициента обозначалось цифрой 4, в Швеции – цифрой 3. Ни одна страна устойчиво не развивается, ни в одной стране не обходится без социальных взрывов, если этот коэффициент составляет 15 и более. У нас он сейчас перевалил за цифру 20.

Из рейтингового списка двухсот наиболее престижных в мире вузов два года назад были вычеркнуты Московский университет, Ленинградский университет, Физтех. И так далее, размышлений и цифр на эту тему в Интернете более чем достаточно, например http://www.russia-today.ru/2009/no_02/02_topic_03.htm

«Странно было бы, мне кажется, если бы человек, ставши пастухом стада коров и уменьшая число и качество коров, не признавал себя плохим пастухом; но еще страннее, что человек, ставший правителем государства и уменьшая число и качество граждан, не стыдится этого и не считает себя плохим правителем государства». Сократ (цит. по А.В. Волошин, «Мудрость Эллады», «Просвещение», М., 2009 г., с. 103).

Вернемся к спортивным сравнениям. Если наши предположения верны, и президент в своей речи выразил правильное понимание сегодняшних общемировых процессов, то страны вновь ринулись в новый мировой забег на выживание.

Только нынешнее соревнование – «по гамбургскому счету», т.е. без дураков. Марафон. И на старте оказывается четыре основных группы стран-спортсменов по степени готовности.

1. Кто-то подошел очень хорошо подготовленным (рейтинг самых привлекательных для жизни стран). Исландия, Норвегия, Австралия, Канада, Ирландия, Швеция, Швейцария, Япония, Нидерланды и Франция. Они уже стартовали. И как бы дальше ни разворачивались события, – эти страны – «спортсмены, находящиеся на пике своей формы», отдохнувшие, свежие, сильные.

2. Кто-то имеет собственное видение состязаний и активно пытается влиять на окружающих, судей и, разумеется, по возможности хочет попытаться передернуть правила таким образом, чтобы или себе дистанцию облегчить, или соперника снять с пробега (центры влияния – Китай, США, Израиль, арабский мир – «идеологизированное мусульманство»). Кстати, их отличие от всех прочих – наличие собственной ИДЕОЛОГИИ как системы общественных взглядов, распространяемых и поддерживаемых властью (правящей элитой) и разделяемой большинством общества.

3. Разряд «пофигистов», которым все едино – «что воля, что неволя…».

Кто-то заранее обречен на поражение (просто сойдут с дистанции или будут сняты в ходе «объективного» спортивного судейства). Мы понимаем: первые две группы приложат максимум усилий, чтобы не дать выбраться «вечным лузерам» из группы постоянно нуждающихся в помощи и содействии. Но кто в марафоне будет готов понести на себе соседа?.. Хотя какие-то, пусть минимальные, но шансы у них есть – дойти до финиша живыми.

4. Очень грустно, но есть отдельная группа участников с условным слоганом «конченые» – популяции, мелкие социальные сообщества и даже, возможно, страны, которые прошли «точку невозврата». Они просто тихонько уходят с исторической арены, как сотни народов до них (например, индейцы США, монголы, большинство народов Африки).

Где мы? При внимательном анализе предыдущих групп мы с болью вынуждены сделать вывод, что Россия, по крайней мере, с точки зрения официальной статистики, находится в 4-й группе. Цифры – упрямая вещь, которые просто вопиют о том, что для нас, как нации, этноса, точка невозврата, вероятнее всего, пройдена. Может быть, пока не окончательно.

Но в 1-ю группу нам не попасть никогда (да и некогда); 4-я – не та, где стоит долго находиться; в 3-й нам делать нечего, значит, только 2-я.

Короче, побежали… Кто бежит? В смысле, кто возглавит командную гонку? Кто возьмет на себя груз ответственности за тренерскую работу? Где элита страны и чем она богата (во всех смыслах этого слова)? С одной стороны, в России вроде бы есть богатые люди. Олигархи, ну и так далее. Но с другой стороны, и у олигархов, и у имущих какие-то странные деньги. Как будто их использовать можно только на «пропить-проесть». Они не вкладываются в строительство заводов, каких-то предприятий, новых направлений и в прорывных проектах не участвуют. Сколько лет прошло, а деньги только пропиваются и тратятся на безудержное, сверхнерациональное потребление, да и то за рубежом.

Посмотреть изнутри нашей страны на такую команду: общество деградирует, население само себя уничтожает, культура падает, идеология прекращает существование.

Оценить нас придирчивым взглядом спортсменов-конкурентов: огромные евро-азиатские территории (Россия, Казахстан, Средняя Азия), с большими сырьевыми запасами, заселенные слаборазвитыми народами, плохо воспринимающими идеологию западной цивилизации. Нужно ли стремиться к их полному уничтожению? Ну, наиболее неадекватные, агрессивные, конечно, подлежат ликвидации. С помощью войн, а лучше невоенными методами. Их можно споить, ввести в состояние перманентной паники, деморализовать. На вменяемых надо найти меры влияния.

Так вот, поведенческих вариантов при таких вводных совсем мало:

а) сохраняя свою самобытность (во всех смыслах), находиться в состоянии продолжительной идеологической войны с неизвестными итогами (поражение в «холодной войне» немногому нас научило);

б) японо-корейско-китайско-сингапурский вариант, когда ищется и находится компромисс между национальной самобытностью и западной идеологией.

Правда, есть еще и третий вариант, который, скорей всего, еще более трудный и непредсказуемый. Хотя при рациональном угле зрения предлагаемый вариант можно назвать «ассиметричным, но адекватным ответом».

Есть такая идея, уже много лет обсуждаемая, разговоры на эту тему то вспыхивают, то затихают. Идея империи.

4. Основные игроки

Основных игроков на современном мировом рынке имперских идей по-прежнему два: старый – «Империя Бога» и относительно новый – «Империя доллара». Появившийся некоторое время назад игрок под именем «Империя коммунизма» поначалу очень серьезно заявил о себе, но в 1985-м году отказался от игры (временно или навсегда – покажет будущее).

У каждого из нынешних активных игроков – свои плюсы и свои минусы. У одного – импульсивность развития и, как следствие, подверженность кризисам, у другого – многоконфессиональность. Соответственно, и стрелка весов их взаимодействия и противостояния постоянно в движении. Сторонники «Империи Бога» (или «Империи Духа» – кому как нравится), проведя реструктуризацию и обновление, в последнее время заметно активизировали свою исламскую составляющую, в то время как апологеты «Империи доллара» испытывают большие трудности на фоне финансово-экономического кризиса. Существование империй никогда не было безоблачным. То, что цивилизация заинтересована в одновременном существовании и Империи Бога, и Империи доллара, обеспечивает их мирное (в принципе) соседство и сотрудничество.

Но в особенно тяжелом положении находятся те, кто в свое время поддержал Империю коммунизма. Им предстоит очень быстро принять решение – что делать дальше. Присоединиться к одной из играющих сторон, выйти на рынок с собственной идеей либо вообще уйти с мировой арены и кануть в небытие. И в первую очередь это относится к России.

Потратив много сил на проработку идеи «Империи коммунизма» и в конце концов отказавшись от нее, мы теперь оказались чужеродным элементом как для территории Духа, так и для территории доллара. Да и сами мы в силу ряда причин не горим желанием немедленно и сломя голову примкнуть к одной из сторон.

Уже почти четверть века наше общество находится в состоянии перехода, неопределенности, нестабильности. Это можно сравнить с плаванием, как если бы некий корабль отплыл из порта под названием «социализм» и вот без малого 25 лет находится вдали от твердой земли. Самые стойкие члены команды устали от такого долгого плавания. И даже те, кто, собственно, затеял это плавание, с какими бы то ни было намерениями, уже тоже страдают от морской болезни и просто блюют (простите за грубость) прямо на палубу. Мы все хотим ощутить твердую почву под ногами. Люди не могут так долго находиться в состоянии неопределенности, им нужна стабильность, уверенность в завтрашнем дне, надежная перспектива.

Поэтому все чаще звучат призывы определиться. Кто мы, куда мы (или нас), с кем мы? Разные социальные группы предлагают разные виды общественного устройства. Основная проблема, наш взгляд, заключается в отсутствии у нас – как этноса – Мечты.

Путем опросов (нерепрезентативных!) и логических построений мы определили, что наиболее существенны сегодня две позиции, сформулированные в виде пожеланий к самим себе:

1. Мы хотим, чтобы Россия, оставаясь в нынешних территориальных рамках, была заселена большим числом людей, относящих себя к российскому этносу, любящих страну, в которой они живут, уважающих православную веру как базу и основу нашего существования и развития.

2. Мы хотим, чтобы в нашей стране было хорошо, комфортно и душевно жить всем ее гражданам, когда гражданином считается тот, кто любит свою страну, умеет ее защищать и не вредит ей своими действиями или бездействием.

Мы, народы и народности, населяющие нынешнюю территорию России, – вполне нормальный и жизнеспособный этнос. Только вот в неволе плохо размножаемся да работать из-под «рыночной» палки не умеем.

Так может, уже пора одуматься и не портить себе жизнь? В свое время мы позиционировались как центр Империи коммунизма, сегодня – как центр православной цивилизации. При любом раскладе Россия – не задворки мира, наша ведущая культурная, цивилизационная и имперская позиция неоспорима даже нашими заклятыми врагами. Это факт. Наша сильная сторона – принадлежность к Империи Бога, а на территории империи доллара мы слабы и беспомощны, так чего упираться-то? Не лучше ли следовать своим возможностям? Или, говоря высоким слогом, своему предназначению.

Говоря о принадлежности к Империи Духа, об особом месте и особой роли России в мире, мы вовсе не подразумеваем, что надо создавать некое особое, замкнутое общество наподобие CCCP с его «железным занавесом». Речь идет о том, чтобы трезво взглянуть на себя и занять подобающее нам положение в мировом разделении труда.

А теперь – по второму пункту: «чтобы в нашей стране было хорошо, комфортно и душевно жить всем ее гражданам». Тут, мне кажется, дело в характере этноса. Мы – лидеры, недаром мы столько лет бьемся с американцами за двуполярный мир. И пока мы существуем, мы будем стремиться к лидерству. Для нас хорошая, душевная жизнь – это не там, где много денег или много еды, или крутые авто. А там, где мы – хозяева. Где мы делаем то, что считаем нужным и правильным, где мы имеем право на ошибку и возможность для исправления, где сам ритм жизни – наш, выработанный поколениями. Мы – сильные. И нам надо создавать собственную экономику, для себя и своих потомков, потому как нам жить здесь (ну, кроме отдельных некоторых товарищей, для которых Родина – это оффшорный счет).

  Пора прекратить играть. Здесь нужна собранность и стремление небольшой группы людей, желательно имеющих моральный вес в обществе, которые готовы попытаться помочь России утвердиться в качестве «Империи Духа». Возрождение империи лучше начинать с всенародного выбора Императора, по-русски – Царя. Осознавая, что роль сегодняшнего самодержца – это прежде всего роль нравственного камертона общества, верховного судьи для всей страны, включая управленческую элиту. Допустим, что наш Царь будет конституционно избираться пожизненно и не иметь исполнительных полномочий, кроме одной – отстранять любого служащего от власти на любом уровне. Да и называться он может как угодно, главное – это функция исполнения справедливости. Конкретные механизмы продумают юристы. Первым шагом на пути оздоровления страны, по нашему мнению, должен стать референдум о целесообразности введения такого статуса. Вторым по значению, но параллельным по воплощению должна стать национализация алкогольной промышленности и торговля спиртными напитками, включая пиво. Соответственно, первым вопросом референдума будет вопрос об изменении формы правления в России. Будет ли это республиканская монархия или монархическая республика, или, как до революции 17-го года, абсолютная монархия – и призван показать опрос. В ходе референдума предполагается также выяснить отношение жителей страны к идее национализации алкогольной промышленности и торговли спиртными напитками (включая пиво). И еще один важный вопрос, который предполагается вынести на всенародное обсуждение, – отношение к запрету на аборты.

Итак, для оставшейся здоровой части российского этноса мы предлагаем объединиться для реализации идеи о проведении референдума по 4 пунктам:

Изменение формы правления в стране (президентская республика – монархическая республика).

Введение статуса монарха.

Национализация алкогольной отрасли (производство и торговля).

4. Законодательное запрещение производства абортов, кроме как по медицинским и социальным показаниям.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:

Cложное впечатление оставляет эта статья. Правильный диагноз и неплохое описание течения болезни сочетается с не самым адекватным способом лечения. Почитайте "Россию в 1839 году" Астольфа де Кюстина. Там и монархия была, и госмонополия на водку, и про аборты даже не слышали. И чего?

Денис Давыдов

Аспирант кафедры теории и истории культуры ТвГУ
12.03.2010

Да , Владимир Ефимович, анализ более чем серьезный, он правдивый! Хотя я бы не рассматривал монархию как панацею. Но правды ради стоит заметить , что это не совсем монархия в классическом её понимании. Не знаю какая именно должна быть форма правления, но то что должна работать обратная связь, на мой взгляд, совершенно точно! Но трудно общаться с людьми, мозг которых обколат "останкинской иглой". Матрица.

Сергей Касенов

Церковнослужитель
07.06.2010

Оставить свой комментарий