Малый бизнес

 
Малому бизнесу быть? автор: Николай Иванов
Малый бизнес как форма хозяйствования официально существует с конца 80-х годов, когда государство разрешило своим гражданам кооперативную деятельность. И на всем протяжении его существования идут разговоры о его поддержке, о том, что малый бизнес должен быть основой экономики государства. В свете последних заявлений и шагов федеральных руководителей, развитие малого бизнеса перешло на качественно новый уровень. В конце июля в Москве возникло АНО «Институт инновационного развития малого бизнеса» (жаль, что не упомянуты в названии и нанотехнологии). Скрещивание двух модных трендов в одном названии, несомненно, окажет позитивное влияние на развитие и того и другого. Вот только появится ли настоящий малый бизнес в России, или так и останется модным трендом, вот в чем вопрос
 
Формально разрешив малый бизнес, государство по сути предложило ему играть по правилам гигантов советской промышленности, т.к. практического пересмотра системы нормативно-технического регулирования для малого бизнеса не произошло.
 

Для того чтобы ответить на этот вопрос, я предлагаю совершить небольшой экскурс в нашу, еще советскую историю. Малый бизнес, реальный малый бизнес, начал свое развитие задолго до закона о кооперативах, конца 80-х годов. Только с точки зрения государства он рассматривался не как благо, а как антисоциалистический и антигосударственный вид деятельности. Малый бизнес в то время назывался простыми и емкими словами «фарцовка» – аналог современного торгового малого бизнеса и «цеховики» – аналог производителей товаров народного потребления. «Поощрение» малого бизнеса со стороны государства осуществлялось через ряд статей уголовного кодекса. Вот собственно с этого и стоит начать.

В результате длительного противостояния государства и малого бизнеса, у представителей власти, в первую очередь надзирающей и карающей, выработалась устойчивая неприязнь к лицам, стремящимся к самостоятельному обогащению и отказывающимся идти по пути социалистического развития. И это привело к формированию определенного рода отношения к малому бизнесу и в некотором роде сращиванию малого бизнеса и власти. Ведь в условиях запрета всегда был предприниматель, готовый дать, и чиновник, готовый взять, и за это не замечать деятельности своих подопечных. И такая форма отношений формировалась с начала 60-х годов, войдя в гены чиновников, и передаваясь ими уже из поколения в поколение. Отношения эти дословно звучат в виде сигнальной связи: «Малый бизнес? – Плати!».

Параллельно с этим на протяжении 80-ти лет советской истории активно формировалось система нормативно-технического регулирования советской промышленности. А советская промышленность, как вы понимаете, могла быть представлена только заводами-гигантами, неважно в какой сфере, будь то производство ракет или воздушных шариков, или, например общественного питания, вдумайтесь в эти слова «фабрика-кухня». И соответственно вся система нормативно-технического регулирования, формировалась специально созданными для этого научными институтами, и была ориентирована на проектирование, запуск и производство продукции на заводах и фабриках – гигантах, ее сплошной контроль и сертификацию. А в текстах появлялись такие перлы, за толкование которых можно сразу давать Нобелевскую премию в области геометрии: «10. Расстояния между жилыми зданиями, а также    жилыми зданиями и хозяйственными постройками (сараями, гаражами, банями) не нормируются при суммарной площади застройки, включая незастроенную площадь между ними, равной наибольшей допустимой площади застройки (этажа) одного здания той же степени огнестойкости без противопожарных стен согласно требованиям СНиП 2.08.01-89». А что будет если они не равны?

С этой нормативной базой, включая СНиПы, ГОСТы, системой сертификации и контроля продукции, согласования размещения производств, мы и пришли к концу 80-х, когда на просторы нашей родины вышел из подполья малый бизнес. Конечно, найдутся те, кто скажут – неуч, ведь львиная доля этих самых СНиПов и других регулирующих документов была перередактирована или выпущена вновь уже в двухтысячные годы. Я буду краток. А авторы кто? Те же самые институты и те же самые специалисты, что создавали нормативную базу советской промышленности. Так что ожидать от проведенных изменений поворота лицом к малому бизнесу от этой нормативной базы не стоит. В результате, формально разрешив малый бизнес, государство по сути предложило ему играть по правилам гигантов советской промышленности. Ведь практического пересмотра системы нормативно-технического регулирования для малого бизнеса не произошло.

Как результат возникают у предпринимателей такие, например увлекательные документы, как «Экспертиза и оценка влияния на окружающую среду выбросов этилового спирта» (8 страниц текста, 1700 руб. и 1,5 месяца на получение). Несомненно, такой документ необходим, когда речь идет о создании завода гиганта по производству миллиона тонн хлебобулочных изделий в год. Но когда речь идет о производстве 500 килограммов хлеба в сутки с выбросом 130 грамм этилового спирта в окружающую среду, можно в лучшем случае пожать плечами. (К слову, выпив 0,5 литра простой водки, среднестатистический житель нашей страны в виде паров выдыхает около 30 граммов этилового спирта, а если в масштабах страны, а если литр? Экологическая катастрофа!).

И вот получается, что любое производство в сфере малого бизнеса, и пищевое особенно (то, что является основой малого бизнеса во многих странах), и не только производство, является заложником нормативной базы, для него не предназначенной. Расписывать процесс официального запуска пищевого производства малым предпринимателем не стану, не тот формат статьи (желающих отошлю, например, к журналу Эксперт, который провел подобный эксперимент и подробно описал его), если кратко – в среднем полтора года времени, около 200 тыс. руб. на организационные расходы по получению всех бумажек ОФИЦИАЛЬНЫМ путем. Нет одной бумажки, и ты уже в тени.

Как следствие малый бизнес в России чаще всего ограничивается торговлей, и именно так зачастую представляют его себе представители законодательной и исполнительной власти всех уровней. Таким образом, советский период истории сформировал два важнейших фактора оказывающих влияние на качество и развитие малого бизнеса. Причем оба фактора взаимосвязаны между собой. Поскольку непомерно раздутая система нормативно-технического регулирования, в которой для каждого ведомства и на каждый случай малого бизнеса найдется свой пунктик, является тем питательным бульоном, в котором развиваются «особые» отношения надзорных органов и их подопечных. Итог – замкнутый круг. 

Как следствие – любой представитель малого  бизнеса, желающий производить, стоит перед выбором – тратить годы на получение всех разрешительных документов и все равно не выполнить какой либо пункт бесчисленных нормативов (для справки, если жестко следовать букве закона, при открытии пищевого производства, например, по переработке мяса, следует руководствоваться примерно 80-ю нормативными документами, общим объемом в несколько сотен страниц), или же работать на нелегальном положении, советская власть обучала этому предпринимателей на протяжении всей своей истории. Как результат официальная цифра – 25% малых предпринимателей сегодня работают в тени. А неофициально? Например, в Тверской области нет ни одного официально работающего объекта сельского туризма. А не официально такие услуги предлагают более 150 фермерских и частных хозяйств! Ведь пока хозяин кормит вкусно, полезно своего гостя бесплатно, претензий нет к тому, как он готовит, где и из чего. Хотя и он, и его гость довольны! Но стоит фермеру сделать это официальным бизнесом, за деньги, и тут начинается такое, что в пору все пламенем пустить… При этом качество зависит от человека, и ни в коей мере – от степени контроля и глубины нормативного регулирования. То, что работает в крупной промышленности, не может работать в малом бизнесе, завязанном на конкретного предпринимателя – человека.

Несомненно, ограничение числа проверок и их регламентация являются важным и положительным фактором, как и другие новые меры по поддержке малого бизнеса, предложенные и реализуемые правительством. Но пока существует бесчисленная и необозримая система нормативно-технического регулирования, которой обязан следовать и предприниматель и транснациональный производитель на равных, будут существовать «особые» отношения с надзирающими органами. И будет отсутствовать легальное производство – в малом бизнесе. Ведь надзирающий орган ОБАЗАН следить за соблюдением закона, пусть даже бессмысленного (см. пример с этиловым спиртом), иначе он будет нести риски за его несоблюдение, а за риск, как вы понимаете, нужно платить. И мы получаем все тот же замкнутый круг, слегка модернизированный, теперь предприниматель будет платить надзирающим органам не каждый год или месяц, а раз в три года, но за весь предыдущий период, да еще и с процентами.

Единственный разумный способ уничтожения этого круга, который даст реальный толчок развитию предпринимательства – это создание автономной и прописанной в едином документе нормативной законодательной и регулирующей базы, которой обязаны руководствоваться и предприниматели и контролирующие органы. По сути, нужен новый закон «О ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКЕ МАЛОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», в котором должны отсутствовать такие популярные формулировки как: «…осуществляется в соответствии с … иными федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, а также законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации…». Этот документ должен быть ЕДИНЫМ и ЕДИНСТВЕННЫМ регулирующим вопросы малого предпринимательства, включая нормирование в сфере проектирования, производства, качества и контроля. Исключение возможно для действующих кодексов РФ, являющихся самодостаточными и качественно прописанными нормативными документами, при условии, что в ближайшем будущем не появятся Пожарный или Санитарно-эпидемиологический кодексы РФ. В этом законе должны быть прописаны четкие и однозначные требования и права сторон, адаптированные к особенностям и возможностям малого бизнеса. Конечно, многие скажут, что подобный документ будет слишком фундаментальным, и не может быть создан в принципе. Найдутся и те, кто предложат подкорректировать существующую нормативную базу в стремлении сохранить удобную для них среду обитания.

И здесь экспертам и законодателям нужно будет учесть две важнейших черты малого бизнеса. Во-первых, помнить, что малый бизнес –  это не только торговля, но и производство, и услуги, и инновации. А во-вторых, руководствоваться тем фактом, что среда реального обитания малого бизнеса радикально отличается от среды обитания гигантов социалистической и капиталистической промышленности, и основана на ином уровне отношений малого бизнеса и его контрагентов: работников, поставщиков, клиентов, государства и тд. Вот лишь некоторые из них:

Ключевыми, несомненно, являются отношения Малый бизнес и потребитель – малый бизнес в силу своей малости работает с ограниченным числом ПОСТОЯННЫХ потребителей. В этом его радикальное отличие в сравнении с крупным бизнесом, работающим на неограниченных глобальных рынках. Потеря потребителей прямо ведет к ликвидации бизнеса. Никакая система сертификации и контроля не заменит прямой оценки качества и свежести продукта и качества обслуживания, со стороны конкретного потребителя. Если мне не понравилась продукция, я ее не куплю в следующий раз, выбрав другого производителя. Если я приобрел некачественный продукт, то по закону должен получить компенсацию, делающую невыгодным ведение подобного недобросовестного бизнеса. Таким образом, все бесчисленные нормы, проверки и мероприятия по сертификации продукции, могут быть заменены очень простой, не требующей времени и ресурсов, схемой отношений: «1. Потребитель должен получать достоверную информацию о производителе, месте, времени производства, сроке годности, условиях хранения и полном составе ингредиентов входящих в продукцию, для принятия решения о ее приобретении. 2. В случае приобретения некачественной продукции, в т.ч. не соответствующей сведениям производителя, потребитель должен обратиться в сертифицированную лабораторию, для получения заключения о качестве, составе продукта и оценки последствий для здоровья потребителя. 3. По решению суда в случае установления вины производителя за изготовление некачественного продукта или несоответствия продукта сведениям производителя, на него налагается штраф в размере ХХХХХХ рублей, в части стоимости экспертизы – в пользу лаборатории, в остальном,  взыскиваемый в размере 80 % в пользу государства и 20 % в пользу потребителя». Все остальное сделают глаза, органы обоняния, осязания и вкусовые рецепторы потребителя. Подобные механизмы были сформированы эволюционным путем в странах с традиционно сильным малым предпринимательством и успешно работают. Это главный аргумент, который можно высказать апологетам Росстандарта и сплошной сертификации всего и вся, которая, кстати, ни от чего не гарантирует.

Отношения Малый бизнес и государство опять же в силу его малости абсолютно прозрачны. Это на огромных заводах нужно детальное согласование и контроль проектов, производства, продукции и тд. Малый бизнес, если он не находится в тени, лежит на ладони и может быть оценен экспертом в течении нескольких минут или максиму часов. А для этого необходимо ввести очень конкретные и сжатые требования по отраслям малого бизнеса. Например, регулирование деятельности общественного питания, сейчас это более ста страниц различных нормативных документов. Причем, зная эти нормативы и посещая различные, в том числе популярные кафе и рестораны регулярно обнаруживаешь несоблюдение тех или иных норм. А ведь за это платят!!! Т.е. мы опять сталкиваемся с этой особой средой обитания и формирования «особых» отношений. Если провести анализ всех вышеуказанных нормативных документов с точки зрения целесообразности и применимости в условиях малого бизнеса, с учетом особенностей его отношений с потребителями, то все аспекты и требования к организации общественного питания занимают одну страницу текста и состоят из 12 пунктов. И главное – с одной стороны эти пункты обеспечивают достаточную степень безопасности потребителя – а это должно являться ключевым для любой нормативной базы! А с другой стороны вытекают из логики отрасли и могут быть исполнены предпринимателем. Потому что многочисленные нормативные требования, которые есть сейчас, но не выполняются, не обеспечивают защиты потребителя, но являются той средой, в которой произрастают «особые» отношения ограничивающие развитие малого бизнеса.

Несомненно, при подготовке подобного нормативного акта, раздадутся многочисленные голоса представителей системы нормативно-технического регулирования, о том, что наша Российская система регулирования и контроля всего и вся стоит на страже здоровья, благополучия и потребления граждан. Что ее ликвидация приведет к вакханалии производителей, эпидемиям и отравлениям. Но я повторюсь, что при создании данного закона должна идти речь не о ликвидации, а об адоптации существующей системы нормативно-технического регулирования к реалиям и особенностям малого бизнеса, с пониманием его специфики.

Приведенные в этой статье выдержки и упоминания отдельных пунктов, являются частью, законопроекта, который разрабатывают в настоящее время ряд представителей общественных организаций и юридического сообщества. Документ этот, несомненно, еще сырой и требующий многих и многих месяцев работы, экспертных обсуждений, критики. Но он есть и формируется. Очевидно, что рано или поздно он попадет в государственную думу и станет предметом обсуждения и, возможно, нешуточной борьбы. Вот тогда и наступит, очевидно, момент истины, отвечающий на два вопроса – быть или не быть, и нужен ли государству малый бизнес. 
 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК