Недвижимость

 
Статистическая погрешность автор: Андрей Барковский
Глядя на статистические отчеты взлетов и падений тверского строительного рынка за последние годы, несложно увидеть, что общая площадь всех (!) общественных зданий, построенных (введенных в эксплуатацию) в Тверской области в 2006 году, составляет 43 тыс. м2. Это общая площадь среднего по размерам торгово-развлекательного комплекса, коих по городам и весям нашей необъятной Родины строится несметное количество. Такой объект может быть введен в эксплуатацию в декабре, а может быть, и в январе, попав в статотчетность следующего года. При этом он не должен кардинально повлиять на общую картину рынка. Он должен быть статистической погрешностью.
 
Если от решения одного-единственного предпринимателя – «строить или не строить» – зависит волатильность того, что мы хотим считать нашим региональным строительным рынком, да еще процентов эдак на пятьдесят, то это, господа, не рынок...
 
Комментарии
 
Виктор Грибалев
Главный инженер ООО «Регионстрой»
Сегодня строительная отрасль Тверской области находится в плачевном состоянии. Большинство компаний, с трудом сводя концы с концами, достраивает и допродает объекты, строительство которых было начато в докризисное время.
Для реанимации отрасли необходимо вести работу на перспективу – отводить земельные участки под строительство, проектировать и согласовывать строительство новых объектов, что напрямую зависит от желания власти сотрудничать со строителями, которого мы сегодня не наблюдаем.

У нас же весь объем рынка в 2006 году втиснулся в рамки статистической погрешности. А так как погрешность должна стремиться к нулю, то получается, что у нас либо нет статистики строительного рынка, либо самого рынка. Даже если в самые урожайные годы объемы были и в пять раз больше, это безумно мало. На самом деле, то, что мы имеем, как это ни обидно, рынком не является. Мы имеем дело не с организмом, подчиняющимся неким законам саморазвития и самосохранения, а с его частью. Это нас почему-то оскорбляет. Но в том не наша вина. Это есть следствие совершенно абсурдной системы федерального деления страны, являющейся чудовищной смесью сталинской национальной политики и ельцинского уговора с региональными элитами. Из большой зоны, поделенной на зоны поменьше, страна превратилась в лоскутное одеяло уделов разнокалиберных князьков, не спешивших снимать сохранившуюся колючую проволоку на границах удела, дабы никто не разевал роток на чужой… То, что страна нарезана и настругана вопреки логике рынка, понятно всем. И если раньше у каждого персека обкома было свое маленькое или большое, но реальное «хозяйство», то теперь у каждого губера должен быть свой «рынок». Вот должен у нас быть свой (!) строительный рынок! Почему?.. С таким же успехом можно требовать наличия своего рынка художественного андеграунда на Чукотке, и, наверное, пока губернатором там был Абрамович, такой рынок там был…. Ну, не может у нас быть Тверской фондовой биржи (а ведь такой проект мы лет пятнадцать назад рассматривали на градсовете!!!), так же, как не может быть Тверского фондового рынка. И хочется надеяться, что это не ущемляет ничьего самолюбия. Ведь если от решения одного-единственного предпринимателя – «строить или не строить» – зависит волатильность того, что мы хотим считать нашим региональным строительным рынком, да еще процентов эдак на пятьдесят, то это, господа, не рынок, а небольшая торговая площадка, которую болтает, как суденышко в волнах большого строительного рынка.

И представляет собой эта торговая площадка достаточно замкнутую полуцеховую структуру. Не буду обсуждать, плохо это или хорошо. Если принять во внимание последние законодательные инициативы и решения по созданию саморегулируемых организаций, которые фактически загоняют строителей и проектировщиков в феодальные цеховые конгломераты, то, может быть, партии и правительству так и надо. Это еще больше усугубляет доставшуюся нам в наследство от советских времен полуфеодальную замкнутость регионов. Правда, если раньше «пущать или не пущать» пришлых – зависело от местных строителей и проектировщиков, то теперь на вопрос, кого «пущать», отвечает пришлая региональная власть, но феодальной сути предмета это не меняет. Следствием этого является слабая конкуренция, плохая приспособляемость компаний к иной внешней среде, правда, этим обеспечивается простота контроля со стороны власти.

Весьма низкая конкуренция удобна до поры до времени. Она порождает слабость, как следствие – малый авторитет, а как результат – слабую иммунную сопротивляемость приходящим извне конкурентам. Это приводит к тому, что приходящие в нашу область московские компании конкурируют с нами не привезенными технологиями и качеством работ (в чем нет для них нужды, а для нас пользы), а размером и производительностью насоса, подключаемого к потокам федеральных денег. А насосы в Москве хорошие и большие!

К чему я это пишу, и какие выводы? Первое (для президента): существующее федеральное устройство страны нуждается в срочной реформе, т.к. является не только тормозом развития общества, но и стимулом к его деградации. Второе (для нас, смертных): всеми силами, зубами, когтями лезть на другие региональные площадки. Третье (для слуг государевых): статистика ввода в эксплуатацию строительных объемов в Тверской области и классическая статистика продаж сырья – это «две большие разницы», подчиняющиеся совершенно различным закономерностям. Год напряженной и хорошей совместной работы власти и строителей может дать совершенно отвратительные статистические результаты. И, наоборот, в год полного бездействия можно собрать неплохой урожай предыдущих лет. Что мы и имеем в первом полугодии 2009 года. Но вот что будет даже не через год, а через два-три? (Два года – это самый оптимистичный вариант реализации проекта от начала проектирования до ввода в эксплуатацию.) На данный момент объемы заказов в тверских проектных и изыскательских организациях упали как минимум вдвое. А это объективный и совсем не оптимистичный прогноз на 2011 год.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий