Образование

 
Путь из Твери в Кембридж
(продолжение дискуссии «Почему Тверь не Кембридж»)
автор: Андрей Белоцерковский
Попытаюсь внести свою лепту в дискуссию, открывшуюся на страницах журнала, несколько перефразировав поставленную проблему: а что нужно, чтобы, например, Тверской государственный университет стал не хуже Кембриджского? Оставим в стороне лежащие на поверхности ответы вроде: для этого надо, чтобы Россия по уровню жизни сравнялась с Великобританией, а Тверская область – с графством Кембриджшир. Это не только поверхностно (хотя, кто же против?), но и не совсем верно.
 
Успешные компании создают собственные образовательные подразделения для дополнительного обучения недавних выпускников современным технологиям, о многих из которых, увы, ни сами выпускники, ни их преподаватели даже не слышали
 

Многие старейшие и признанные европейские университеты, хотя и находятся в странах с очень высоким уровнем жизни, по авторитетным международным академическим рейтингам, основанным на измеряемых величинах (количество Нобелевских премий, медалей Филдса, индексы цитирования и импакт-факторы), катастрофически, до неприличия, отстают от американских и азиатских, в том числе и китайских, не могущих похвастаться пребыванием в стране с высоким уровнем жизни. Так что дело не только в уровне благосостояния страны. Дело, скорее, в понимании обществом и рядовым налогоплательщиком той исключительной роли, которую сегодня играет образование в создании экономического благополучия страны.

При нынешней международной конкуренции на рынке труда есть только три возможности получать преимущество: 1) работать дольше при той же оплате; 2) работать за более низкую оплату; 3) работать лучше, т.е. производительнее, умнее. Очевидно, что для развитых стран (и России в том числе) первые две возможности неприемлемы. Остается только третья, а это как раз то, что создается образованием. Правда, образованием не любым, а инновационным, гибким, ориентированным на рынок труда, на успешность в карьере и наиболее полное раскрытие личности. Часто совсем не таким, которым является традиционное классическое университетское. Именно поэтому высшее профессиональное образование во всем мире сейчас находится на этапе глубоких перемен, хотя степень продвижения по этому пути в разных странах разная.

 Рассмотрим основные тенденции в высшем профессиональном образовании, как глобальные, действующие во всех промышленно развитых странах, так и локальные тенденции, в большей степени характерные для нашей страны.

Глобальные мировые тенденции

1.       «Массовизация» высшего образования. Доля взрослых людей с высшим образованием в развитых странах выросла с 22% в 1975 г. до 40% в 2000 г. Сейчас феномен «массовизации» распространяется по всему миру. В Китае и Индии количество студентов в 90-е годы удвоилось, в России за последние 15 лет оно почти утроилось. Кстати, по результатам переписи 2002 г. в России эта доля чрезвычайно низка, всего лишь 18%. Однако, учитывая потребности нового технологического уклада, мы, вероятно, стоим на пороге всеобщего высшего образования, по крайней мере, первого его уровня, бакалавриата, – подобно тому, как в начале XXв. решение задач индустриализации определяло необходимость введения всеобщего среднего образования. Одним из следствий этой тенденции является необходимость обучения в вузах тех, кто еще не так давно считался «неспособным» к освоению программ традиционного высшего образования и не преодолевал барьер вступительных экзаменов. Чтобы справляться с этой тенденцией, в том числе необходимо существенно трансформировать методы и средства обучения для аккомодации более широкого спектра индивидуальных стилей и темпов обучения.

2.       Возникновение «общества знаний». Высшие учебные заведения являются важными элементами экономики знаний: с одной стороны, они готовят для нее «рабочую силу», с другой – сами выступают генераторами новых знаний. Современная модель образования должна подготавливать людей к деятельности, которая сегодня, может быть, даже еще не изобретена. Иначе говоря, к «пожизненному» обучению.

3.       Глобализация. Исчезновение физического расстояния для обмена идеями, знаниями и возможности получения международных степеней и сертификатов радикально меняют академический мир. Хотя отношение работодателей к иностранным степеням и сертификатам, особенно полученным дистанционно, с использованием Интернет-технологий, пока еще остается сдержанным, в некоторых отраслях, например, в секторе информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), степень их признания постоянно растет.

4.       Конкуренция и коммерциализация образования. Вузы вынуждены бороться за студентов и научные гранты, делать свои образовательные программы привлекательными, в том числе и с коммерческой точки зрения, выдвигая новые для системы образования критерии качества типа «затраты – результат».

5.       Стремительное развитие ИКТ. Достаточно одного примера. Суперкомпьютер Crayвыпуска 1980 г., самый мощный и быстрый компьютер того времени, стоил 12 млн. долларов, весил 5 тонн, потреблял 150 кВт электроэнергии и имел 8 Мб оперативной памяти при частоте процессора 80 МГц. Сегодня мобильные телефоны обладают куда более солидными характеристиками. Мы сейчас переходим от фазы компьютеризации традиционной деятельности к фазе ее трансформации с использованием ИКТ. Это подразумевает преодоление традиционных технических, организационных, педагогических и социально-культурных проблем и возникновение принципиально новых.

Локальные российские тенденции

·         Переход с 2010 г. на принципиально новые по идеологии и структуре федеральные государственные образовательные стандарты, ориентированные на выходные характеристики обучения, тесно связанные с современными потребностями рынка труда и дающие большие академические свободы вузам.

К этому добавляются неблагоприятные тенденции

·         «Демографическая яма», значительное сокращение потенциальной массы абитуриентов из числа выпускников школ.

·         Последствия мирового финансового кризиса, сокращение финансирования ряда программ.

·         Серьезный износ основных фондов.

Особенностью ближайших трех лет является наложение неблагоприятных тенденций, что может поставить часть вузов на грань выживания. 

Можно упомянуть и о некоторых системных противоречиях, характерных для российского высшего профессионального образования. Одно из них состоит в том, что в нашей стране диплом о высшем образовании, по существу, обеспечивает допуск его обладателя к профессии. Причем для этого от представителей профессии, профессионального сообщества, никакого одобрения не требуется. Это обстоятельство порождает массовый спрос на сам диплом о высшем образовании, на «корочки», а не на приобретаемые знания, умения и компетенции.

Спрос рождает предложение, в том числе и не лучшего качества, в виде многочисленных микроскопических вузов и филиалов, некоторые из которых, по сути, просто в рассрочку продают дипломы государственного образца. И никакими самыми жесткими мерами это явление не победить, пока допуск к профессии не будет осуществляться саморегулируемыми организациями профессионалов в конкретной области со своими профессиональными стандартами и оценочными средствами соответствия этим стандартам. Вот тогда жизнь все быстро расставит по местам.

Основная угроза для высшего образования состоит, на мой взгляд, не столько в самих проблемах, при всей их остроте, сколько в нежелании представителей академического сообщества замечать объективные тенденции, внеспособности меняться. Как известно, «природа не терпит пустоты». Если мы, даже из самых благородных побуждений сохранения богатых традиций нашего образования, не сможем реорганизоваться и адаптироваться к современным условиям, за нас это сделают другие, а наше место займут новые структуры. Симптоматичным является появление так называемых корпоративных университетов на базе крупных предприятий. Успешные компании, не удовлетворенные подготовкой специалистов даже лучшими российскими вузами, создают собственные образовательные подразделения для дополнительного обучения недавних выпускников современным технологиям, о многих из которых, увы, ни сами выпускники, ни их преподаватели даже не слышали.

В общем, меняться нужно, и меняться нужно быстро. Между тем, инновационный потенциал многих вузов сейчас, увы, невысок. Так что стартовые условия для перемен в российском образовании благоприятными никак не назовешь. Хроническое недофинансирование, существование на грани выживания в течение многих лет, сворачивание научных исследований, вымирание научных школ, отсутствие притока свежих кадров, моральное и физическое старение лабораторий и оборудования, да и самого профессорско-преподавательского состава, привели к серьезному износу основных фондов российского высшего профессионального образования.

Что делать? Необходимо использование инновационных подходов в основных сферах деятельности вузов, расширение и диверсификация этих сфер для существенного повышения конкурентоспособности и эффективности в образовательном пространстве. Необходимо резкое и значительное увеличение того, что нас в сотни раз отличает от Гарварда, Йеля или Принстона, а именно – бюджета вузов, за счет всех возможных источников.

 Причем одним из самых главных направлений является научная и инновационная деятельность, именно на нее должна быть сделана ставка в ближайшие годы. Характерной для сегодняшнего дня является ситуация заплыва против течения. Остановился – откатился назад. Даже просто сохранение характера своей деятельности, «businessasusual», может означать деградацию. Необходимо очень энергично двигаться. Если жизнь вынуждает нас «плыть» на пределе своих возможностей, то необходимо подумать о серьезном расширении этих пределов.

Ответом на многие вопросы может стать повышение эффективности образования, т. е. способности производить больше хорошего продукта при потреблении меньшего удельного количества ресурсов. А эта задача, как показывает исторический опыт, всегда решалась введением новых технологий. Первой технологической революцией, положившей начало процессу массовизации высшего образования, было изобретение печатного станка Иоганном Гутенбергом. Кстати, в те времена эта инновация вызвала жаркие дискуссии о том, может ли книга, столь легко тиражируемая, в конце концов полностью вытеснить преподавателя и сделать его профессию ненужной.

 Как мы видим спустя почти 600 лет, вытеснить нас так просто не удается. Аналогичные опасения в академической среде вызывала каждая технологическая революция, имеющая образовательную перспективу. Так было с появлением телевизионных образовательных программ и целых дистанционных курсов, или, совсем недавно, с активным распространением дистанционных компьютерных технологий обучения. Жизнь показывает, что новые технологии не отправляют на свалку традиционные высшие заведения, а, наоборот, делают сильнее и конкурентоспособнее тех из них, кто эти технологии успешно осваивает.

Именно образовательные технологии могут помочь справиться с проблемой массовизации, облегчая создание многообразных индивидуально подогнанных образовательных траекторий для широкого круга обучающихся, в том числе и с существенно различающимися начальными уровнями подготовки, стилями и темпами обучения. Они могут помочь в решении и других проблем. Одним из существенных шагов в направлении формализации качества образования является компетентностный подход, провозглашенный в государственных образовательных стандартах нового поколения. Суть его состоит в 1) формулировании совместно с потенциальными работодателями набора желаемых компетенций, которыми должен обладать выпускник по окончании образовательной программы, чтобы быть успешным в своей профессиональной деятельности; 2) разработке набора процедур и средств для оценивания степени достижения желаемых компетенций; 3) построении образовательной программы, приводящей к формированию указанных компетенций.

Компетентностный подход предполагает активное использование новых образовательных технологий, т.к. на результаты освоения образовательных программ влияет как предметное содержание, так и форма организации образовательного процесса. Компетентностный подход, если его правильно осуществлять, во главу угла ставит студента, его трудоустраиваемость, полную профессиональную и личностную реализацию. Основным механизмом достижения этих целей является установление тесных, долговременных и устойчивых связей вуза с реальным сектором экономики, бизнесом.

            Коллектив Тверского государственного университета, нацеленный на инновационное развитие при любых внешних условиях, уже отправился в долгий путь из Твери в Кембридж и собирается энергично «плыть против течения» неблагоприятных факторов. В ближайшие годы университет ставит перед собой следующие задачи.

В области образовательной деятельности

*      Широкое использование инновационных образовательных технологий, активных и интерактивных методов проведения занятий с использованием мультимедийных средств, деловых и ролевых игр, разборов конкретных ситуаций, групповых тренингов и др.

*      Массовое повышение квалификации профессорско-преподавательского состава в области инновационных методов организации и проведения занятий, использования ИКТ.

*      Полный перевод заочного обучения на технологии дистанционного обучения.

*      Расширение спектра магистерских и дополнительных образовательных программ с учетом потребностей регионального рынка труда, повышение квалификации, переподготовка, целевая подготовка.

*      Международная аккредитация образовательных программ.

            В области научной и инновационной деятельности

*      Значительное повышение объема научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ за счет всех источников и развитие материально-технической базы научных исследований.

*      Формирование стратегического партнерства с ведущими российскими и зарубежными вузами, научно-исследовательским центрами, бизнесом и властными структурами, участие в крупных российских и международных проектах, создание совместных базовых лабораторий и научно-технических центров.

*      Участие в решении задач обновления и инновационного развития региона.

*      Повышение общероссийских и международных наукометрических показателей вуза (индексы цитирования, импакт-факторы и др.).

            В области управления

            Создание с участием ассоциаций работодателей саморегулируемых профессиональных организаций, занимающихся вопросами разработки, нормирования, сопряжения и контроля образовательных и профессиональных стандартов.

            Проведение регулярного мониторинга рынка труда, определение кластеров трудоустройства выпускников, анкетирование работодателей и выпускников для постоянного обновления компетентностных моделей бакалавров и магистров.

            Активная и ведущая позиция во всех аспектах жизни региона.

            Модель – региональный инновационный исследовательский университет.

            Чем больше вузов России энергично включатся в этот «заплыв против течения», тем выше, в конечном счете, окажется уровень образования в нашей стране, а следовательно, и выше шансы на создание устойчивой и процветающей инновационной экономики, которая, в свою очередь, является питательной средой для роста академического рейтинга университетов с достижением и (почему нет?) превышением уровня Кембриджского. Нужно только помнить о том, что мы должны готовить студентов к их будущему, а не учить их нашему прошлому.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий