Образование

 
Почему Тверь не Кембридж?
(попытка дискуссии) окончание
автор: Ефим Лурье
Кембридж, Оксфорд, Стэнфорд, Массачусетский технологический институт, другие ведущие университеты мирового научно-образовательного сообщества – хорошие ориентиры для развития и утверждения университета.
Но им всем много лет, и они вместе со своими государствами прошли немало этапов в своем становлении и развитии.
Их пример важен для утверждения на новом уровне российских региональных университе-тов, признания их особой роли как ведущих государственных институтов новой экономики на но-вом для России рубеже перехода на инновационный путь технологического обновления и разви-тия.
Не менее важно учитывать те факторы, которые пока отличают Кембридж при его сравне-нии с Тверским государственным университетом.
 
Значительная финансовая база, современные университетские кампусы, право собственности, авторитетные попечительские советы с широкими полномочиями – все это определяет свободный выбор и приоритеты развития ведущих зарубежных университетов в новых условиях инновационной экономики.
 

В предыдущей статье профессор Б. Губман назвал целый ряд «болевых точек» в университетской среде России, каждая из которых должна стать ориентиром в развитии университетского образования.

Но все же дискуссия о роли и месте важнейшего государственного института, каковым являются университеты, носит несколько однобокий характер, она позволяет показать наши слабые стороны, но пока не отвечает на главный вопрос: почему Тверь – не Кембридж?

Я не претендую на полноту изложения проблемы, но считаю необходимым назвать ряд важнейших факторов, определяющих сложившееся положение.

Первый фактор. Объемы финансирования вузов, в том числе государственного финансирования.

Большинство университетов ведущих стран мира располагают финансированием от 1 млрд. долларов и выше. Причем это средние по величине вузы с 12–17 тыс. студентов, бюджет которых, формируемый из различных источников, во многом определяет условия их жизни и развития (Стэнфорд, США – 1,1 млрд. долларов; Оксфорд, Великобритания – 1,2 млн. фунтов стерлингов; Массачусетский технологический институт, США – 1,83 млрд. долларов и т.д.).

Несколько лет тому назад я с группой специалистов Рособразования имел возможность ознакомиться с университетами Фландрии (Бельгия). Каждый из четырех университетов, которые мы посетили, располагает объемом финансирования на проведение научных исследований в среднем в размере 100–110 млн. евро (около 4 млрд. руб.), что соизмеримо  с объемами финансирования, которыми располагает Рособразование для финансирования науки всех своих подведомственных вузов.

В финансировании университетов участвуют Европейский Союз, правительство Бельгии, правительство Фландрии. Наряду с такой системной поддержкой осуществляется целевое финансирование крупных проектов, существенная поддержка оказывается малым наукоемким бизнесом, который формируется в университетской среде.

Таково первое отличие ведущих зарубежных университетов от региональных российских университетов (например, таких как ТвГУ) – несоизмеримые объемы финансирования образования и науки.

Второй фактор. Собственность университета.

Земля и здания закрепляются за университетами, с которыми мы себя сравниваем, на вечное пользование и являются их собственностью с правом использования по своему усмотрению: либо сдавать в аренду, либо предоставить для новой застройки и т.д. Собственность наших университетов – федеральная, она передана Центром университетам как бы во временное пользование без каких-либо прав распоряжаться ею.

Во всем мире лучшие и наиболее престижные территории, зеленые зоны, берега водоемов отданы для университетских кампусов, украшающих города. Университетский кампус – это особое явление в сфере высшего образования. Он не только предоставляет широкие возможности для разнообразной университетской жизни, но и служит центром притяжения для студентов, аспирантов, профессорско-преподавательского состава вузов других стран, которые приезжают в университет на условиях академической мобильности.

Тверской государственный университет создает новый современный кампус «Соминка»: немало уже сделано, но еще больше предстоит создать в ближайшие годы.

Право собственности и ее высокий уровень – это крайне важное условие развития университета.

Третий фактор. Свобода деятельности в рамках университетского Устава и общепринятых положений о высшей школе с особыми функциями попечительских советов, но все же – свобода в сфере образования, науки, предпринимательства.

Значительная финансовая база, современные университетские кампусы, право собственности, авторитетные попечительские советы с широкими полномочиями – все это определяет свободный выбор и приоритеты развития ведущих зарубежных университетов в новых условиях инновационной экономики.

В образовании, к примеру, это представление университета на международном рынке образовательных услуг – ведущей экспортной отрасли мирового хозяйства, по своим объемам превышающей 60 млрд. долларов. Доля России на международном рынке образовательных услуг не превышает 4%, а по финансовым потокам не достигает 1%.

Участвовать в этом динамичном процессе постоянного общения, обмена опытом – важнейшая функция современного университета.

В науке – это представление университета на международном рынке высокотехнологичных и других видов услуг, широкое научно-техническое сотрудничество в рамках динамичных процессов глобализации.

В университете г. Антверпена мы познакомились с небольшой наукоемкой фирмой «Экология планеты», которая располагает более чем двадцатью опорными точками по всему миру и осуществляет на системной основе мониторинг происходящих процессов в сфере экологии и условий проживания.

В сфере предпринимательства – это формирование инновационных поясов из числа малых наукоемких фирм.

Четвертый фактор. Инновационные пояса сопровождения, окружающие ведущие зарубежные университеты.

Тот же Стэнфордский университет, занимающий особое положение в Силиконовой Долине США, окружен тремя сотнями малых наукоемких фирм с общим объемом работ и услуг в 4 млрд. долларов. В инновационном поясе университета Оксфорда работает до 300 малых наукоемких фирм с суммарным годовым доходом до 3 млрд. долларов.

В бизнес-окружении Массачусетского технологического института – 4000 фирм, созданных его выпускниками и сотрудниками; их доход составляет десятки млрд. долларов.

Малый наукоемкий бизнес в США (а это в основном университеты) дает около 50% новшеств, реализуемых в мировой экономике. 48 ведущих мировых открытий в ХХ веке были сделаны малыми и средними наукоемкими предприятиями.

Кто питает и постоянно формирует эту уникальную наукоемкую среду? Высшая школа. Сегодня инновационные пояса сопровождения, действующие в университетской среде, относят к числу важнейших факторов инновационных преобразований в экономике и непосредственно в самой сфере высшего образования.

Есть и первые примеры в России – Томский государственный университет систем управления и радиоэлектроники. В его среде действует 70 малых наукоемких фирм, созданных выпускниками университета. Некоторые из них заняли престижное место в высокотехнологичном секторе России. За последние 5 лет эти фирмы вложили в университет более 1 млн. долларов прямых инвестиций.

В целом в России за последние три года количество малых наукоемких фирм сократилось в два раза. Последние годы они использовали разработки, сохранившиеся после развала отраслевой науки, сегодня этот потенциал исчерпан.

Сфера высшего образования остается основным государственным институтом, призванным осуществлять воспроизводство новых команд молодых предпринимателей и целевую поддержку малого и среднего инновационного бизнеса. И то, что высшая школа практически изолирована от идущих в стране процессов обновления и лишена права формировать на системной основе инновационные пояса сопровождения, активно участвовать в формировании новой инновационной среды – проблема государственного значения. Сложившееся положение крайне отрицательно сказывается и на инновационном развитии самих университетов, и никакие конкурсы не меняют положения.

Пятый фактор. Сфера образования и крупный бизнес.

Во всем мире имидж крупного бизнеса во многом связан с его активной благотворительной деятельностью, в том числе в сфере образования. Для любой компании мирового уровня поддержка университета – это образ жизни, повседневное поведение, определяющее ее место в обществе. Журнал «Forbs» недавно опубликовал результаты своего исследования благотворительной деятельности крупнейших компаний мира. В США этот интегральный показатель стабильно составляет свыше 1,5% ВВП страны (!). Журналом были направлены анкеты и в адрес 100 крупных российских компаний – 80 из них отказались ответить на вопрос об объемах их благотворительности по итогам 2007 года, в том числе в интересах развития сферы образования. И лишь 12 крупных компаний суммарно показали объем средств в размере 170 млн. долларов, переданных на условиях благотворительности.

Сегодня крупный бизнес создает свои корпоративные университеты, в России их насчитывается уже более десятка. Среди них – «Северсталь», «Норникель», «Ростелеком» и др. Эта ориентация на создание собственной сферы высшего образования только внешне кажется привлекательной, ибо все эти университеты носят прикладной характер и не ориентированы на фундаментальное образование. Стремление к самоизоляции крупного бизнеса ни в коем случае не должно служить оправданием его практического неучастия в течение многих лет в развитии отечественной системы образования.

Различие подходов крупного бизнеса к высшей школе в ведущих странах мира и в России не должно оставаться без внимания государства.

Шестой фактор. Интеллектуальный потенциал сферы образования.

Сегодня только ленивый не «бросает камень» в сторону высшей школы, да и в целом сферы образования: все плохо, не тому и не так учим и т.п. Но вот прошли очередные международные олимпиады школьников по основным естественным дисциплинам:

·    по итогам 40-й Международной химической олимпиады российскими школьниками завоеваны 4 золотые медали;

·    по итогам 19-й Международной олимпиады по биологии – 1 серебряная и 3 бронзовые медали;

·    по итогам 49-й Международной олимпиады по математике все шесть участников российской команды завоевали золотые медали. В олимпиаде приняли участие команды из 100 стран мира, и самое примечательное, что наша команда представила по-настоящему Великую Россию – Екатеринбург, Московскую область, Санкт-Петербург, Киров, Омск. Такой же высокий результат был достигнут на Международной математической олимпиаде в предыдущем году.

На таком же уровне постоянно проходит информация об университетских конкурсах.

На проходившем в Париже Международном технологическом конкурсе программистов – крупнейшем в мире – двое наших аспирантов из Иванова выиграли золото и стали победителями в номинации «Битва программистов». А команда из трех студентов из Санкт-Петербурга вошла в число лучших и получила специальный приз.

Плохие школы, плохие университеты… Но, наверное, не так все плохо, если наши школьники и студенты практически на всех международных конкурсах и олимпиадах не занимают, как правило, места ниже 3-го.

Кто их готовит? Кто обучает их так, что они признаются лучшими в мире и побеждают из года в год своих сверстников на международных смотрах талантов?

Основа школы – учитель. Сердце и ум университета – профессор. И здесь мы ни в чем не уступаем другим. Интеллект – он или есть, или его нет.

Профессорско-преподавательский состав Тверского государственного университета ни в чем не уступает своим коллегам из ведущих университетов мира, отвечает самому высокому международному уровню и признан в мировом научно-образовательном сообществе. Профессора университета украсят любой зарубежный университет. Все 106 профессоров, докторов наук ТвГУ, обеспечивающих высокий уровень интеллектуальных ресурсов университета, заслуживают уважения. Рядом с ними – более 400 кандидатов наук. И если в университете работают свыше 500 специалистов высшей квалификации, – это лучшее подтверждение его статуса и хорошая основа для дальнейшего развития. Главное – создать для этой особой группы ученых наиболее благоприятные условия для преподавательской и научной работы.

Седьмой фактор. Новый рубеж: инновационный путь развития.

Руководители государства определили новый этап инновационного развития страны:

«Несмотря на отдельные успехи последних лет, – именно отдельные успехи – нам пока не удается уйти от инерционного энерго-сырьевого сценария развития... Следуя этому сценарию, мы не добьемся необходимого прогресса в повышении качества жизни российских граждан, не сможем обеспечить ни безопасности страны, ни ее нормального развития, подвергнем угрозе само ее существование – говорю это без всякого преувеличения. Единственно реальной альтернативой такому ходу событий является стратегия инновационного развития страны». В.В. Путин

Каждым регионом, бизнес-сообществом, вузом, НИИ должны быть определены пути выхода на качественно новый и нелегкий путь инновационных преобразований.

Высшей школе в процессе обновления принадлежит особая роль: она призвана решать эти задачи в интересах региона и страны, равно как в интересах саморазвития.

В ходе разработки инновационных основ развития Университета, стратегии инновационного развития региона, реформирования на основе обновления сферы образования на федеральном уровне должна быть достигнута главная цель – выход Университета на уровень, отвечающий высоким требованиям мирового университетского научно-образовательного сообщества.

Главные условия:

-    особое призвание сферы образования и высшей школы, необходимость их опережающего развития и усиления влияния на процессы преобразований в экономике и обществе, привлечения крупного бизнеса в качестве непосредственного участника реформирования высшей школы;

-    снятие всех ограничений, которые искусственно разделяют высшую школу и наукоемкую высокотехнологичную экономику.

Сегодня мы отличаемся и пока не дотягиваем до Кембриджа, но у нас нет другого пути, кроме как стремиться к достижению такого высокого уровня развития университетского сообщества.

 
КОММЕНТАРИИ К ЗАПИСИ:
Нет комментариев

Оставить свой комментарий

 
ЛУЧШИЕ СТАТЬИ РУБРИК